Меню

95 лет земля санникова в а обручев 1926

Онлайн чтение книги Земля Санникова
Предисловие

Почти половина Арктики, то есть части поверхности Земли, окружающей Северный полюс, прилегает непосредственно к северным берегам территории нашего Союза. В противоположность Антарктике, окружающей Южный полюс Земли и являющейся большим материком, Арктика представляет собой море. Ледовитый океан усеян в области, примыкающей к материкам Европы, Азии и Северной Америки, многочисленными большими и малыми островами и лишен их в центральной области, вокруг полюса.

Вследствие холодного климата эти острова покрыты все время толщами льда и снега, и только немногие освобождаются от них в течение короткого полярного лета. Море вокруг островов также сковано льдом, большею частью неподвижным, а остальное пространство моря покрыто толстым многолетним льдом, движущимся в разных направлениях под влиянием течений и ветров. Несмотря на трудные условия плавания и климата, отважные мореплаватели проникали в Арктику, постепенно открывая, изучая и иногда заселяя эти острова Арктики. Были даже попытки плавания (вольного и невольного) вместе с движущимися льдами для проникновения в те районы Ледовитого океана, которые никогда не представляли открытой воды, ради их изучения: измерения глубин, температуры разных слоев воды, ее состава, живущих в ней животных и растений, грунта морского дна, направления течений и т. п.

Открытия в Арктике новых островов продолжались до самого последнего времени: так, еще в 1881 году были открыты маленькие острова Жаннетта, Генриетта, Беннетта к северу от Новосибирского архипелага; в 1913 году был открыт большой архипелаг Северной Земли к северу от Таймырского полуострова; еще позже — маленькие островки в Карском море. Но нельзя утверждать, что уже известны все острова Арктики, так как в области движущихся льдов океана могут еще быть такие острова, к которым по воде невозможно, а по движущимся льдам очень трудно добраться. Самолет является новым средством обследования с воздуха тех районов Арктики, которые были недостижимы по воде и по льду.

До сих пор не разгадана еще тайна двух островов, легенда о существовании которых передается уже около полутораста лет. Отважные промышленники, посещавшие ближайшие к берегам Северо-Восточной Сибири острова для добычи на них пушнины, диких северных оленей и мамонтовой кости, а также некоторые исследователи Севера видели издали, с высоких пунктов, в редкие на Севере ясные дни эти неизвестные острова, но добраться до них не могли. Это Земля Санникова к северу от Новосибирского архипелага и Земля Андреева к северу от устья реки Колымы, названные первый — по имени промышленника Якова Санникова, а второй — по имени сержанта Андреева, впервые увидевших эти острова далеко на горизонте, среди льдов.

Настоящий роман и описывает попытку найти один из этих островов — Землю Санникова — и обследовать его. Роман назван научно-фантастическим потому, что в нем рассказывается об этой земле так, как автор представлял себе ее природу и население при известных теоретических предположениях. Читатель получит представление о некоторых островах Арктики, об условиях путешествия через льды, о природе и населении неизвестной земли, какие могли бы быть, если бы она существовала там и в таких условиях, как предполагает автор.

Источник

95 лет земля санникова в а обручев 1926

Первая половина торжественного заседания ученого общества, посвященного сообщениям членов экспедиции, снаряженной для поисков пропавшего без вести барона Толля и его спутников, подходила к концу. На кафедре, у стены, украшенной большими портретами сановных покровителей и председателей общества, находился морской офицер, совершивший смелое плавание в вельботе[1] через Ледовитое море с Новосибирских островов на остров Беннетта, на который высадился барон Толль, оттуда не вернувшийся. Мужественное лицо докладчика, обветренное полярными непогодами, оставалось в полутени зеленого абажура лампы, освещавшей рукопись его доклада на кафедре и его флотский мундир с золотыми пуговицами и орденами.

За длинным столом перед кафедрой, покрытым зеленым сукном, заседали члены Совета общества – все видные ученые и известные путешественники, проживавшие в северной столице. В середине сидел председатель. Закрыв глаза, он, казалось, дремал под журчание голоса докладчика. Небольшой зал был переполнен.

Докладчик уже описал ход спасательной экспедиции, трудный путь с тяжелым вельботом, поставленным на нарты, через торосы полярных льдов от материка на Новосибирские острова, летовку на берегу Котельного острова в ожидании вскрытия моря, борьбу со льдами при плавании вдоль берегов и отважный переезд через море к острову Беннетта. Он охарактеризовал этот угрюмый остров, скованный льдами целый год, и описал находку избушки Толля, оставленных им вещей и документа с описанием острова, заканчивавшегося словами: «Отправляемся сегодня на юг; провизии имеем на пятнадцать-двадцать дней. Все здоровы».

– Итак, – провозгласил докладчик, повысив голос, – двадцать шестого октября тысяча девятьсот второго года барон Толль, астроном Зееберг и промышленники якут Василий Горохов и тунгус Николай Дьяконов покинули остров Беннетта и пустились по льду на юг к Новосибирским островам. Но на последние они не прибыли, – наши поиски не обнаружили никаких следов. Куда же девались смелые путешественники? Нет никакого сомнения, что они погибли в пути. В конце октября в этих широтах дня уже нет, только два-три часа около полудня тянутся сумерки. Морозы доходят до сорока градусов; часты свирепые пурги. Но море еще не замерзло и богато полыньями. Путешественники, очевидно, попали во время пурги на полынью, едва затянувшуюся льдом, и провалились. Или погибли, выбившись из сил, от голода и холода в борьбе с торосами, потому что собак у них не было и они сами тащили нарты, нагруженные байдарками и всем имуществом. Или, наконец, пытаясь переплыть на утлых байдарках в полярную ночь через незамерзшее море, они потонули во время бури. Так или иначе, но они нашли вечный покой на дне Ледовитого моря, а Земля Санникова, которую Толль искал так долго и тщетно, не существует.

Докладчик сошел с кафедры. Слушатели были охвачены жутким впечатлением от заключительных слов доклада. Вдруг из задних рядов раздался громкий возглас:

В зале произошло волнение. Послышались вопросы:

Председатель обвел публику строгим взглядом, встряхнул колокольчик и, когда зал затих, сказал:

– Предлагаю общему собранию членов общества и гостям почтить вставанием память погибших отважных путешественников: барона Толля, астронома Зееберга, промышленников Горохова и Дьяконова, положивших свою жизнь на поприще науки.

– Объявляю перерыв на четверть часа.

Сидевшие вблизи дверей быстро устремились к выходу. Члены Совета обступили докладчика, а один из них, тучный академик Шенк, известный исследователь, организатор и советчик экспедиции барона Толля, стал протискиваться к задним рядам. Среди шума сдвигаемых стульев и говора толпы раздался его громкий голос:

– Я прошу лицо, которое так уверено в существовании Земли Санникова, поговорить со мной.

В ответ на это приглашение из среды толпившихся слушателей выделился молодой человек в черной блузе, со смуглым лицом, изборожденным мелкими морщинами, которые летний зной, зимние стужи, резкие ветры накладывают на кожу. Пробравшись к Шенку, он заявил:

– Это я сказал и повторю еще раз, если нужно!

– Пройдемте в библиотеку! Здесь в толкотне невозможно беседовать! – произнес Шенк, окидывая смельчака проницательным взглядом из-под густых нависших бровей.

Подхватив молодого человека под руку, Шенк увлек его через боковую дверь в задние комнаты библиотеки, в канцелярию общества.

В канцелярии было тихо и пусто. Академик сел за стол секретаря, пригласив жестом своего собеседника воспользоваться вторым стулом. Закурив папироску, он сказал:

– Я вас слушаю. Что знаете вы о Земле Санникова?

– Позвольте сначала объяснить, кто я, – ответил молодой человек. – Я прожил пять лет как политический ссыльный в селе Казачьем, в устье реки Яны. Живя в этом медвежьем, лучше сказать – беломедвежьем, углу, я познакомился с местными так называемыми промышленниками – грубыми, невежественными людьми с точки зрения столичной культуры, но людьми с добрым сердцем и смелой душой. Каждый год весной, когда дни становятся длинными, но лед еще крепок, они совершают отважные поездки на Новосибирские острова за мамонтовыми бивнями, которых там много… Среди этих промышленников некоторые ясно видели Землю Санникова и твердо убеждены в ее существовании.

Читайте также:  Земля волков с переводом

– Это неубедительно! – заметил Шенк. – Вы слышали в докладе, что горы, которые видели Санников и Толль, – не что иное, как огромные ледяные торосы, и что горы на этой воображаемой земле должны были бы достигать двух тысяч двухсот пятидесяти метров высоты, чтобы их можно было видеть с острова Котельного. Таких высоких гор среди Ледовитого океана не может быть.

– Это предположение, но не факт!

– Кроме того, Толль, до высадки на остров Беннетта, тщетно искал эту землю на своей яхте «Заря», которая проплыла вблизи того места, где предполагалась земля.

– Это может доказать только, что земля находится севернее, а не так близко к Котельному острову, как думали Санников и другие видевшие ее, но не точно оценившие расстояние, – возразил молодой человек.

– Вы правы! – сказал Шенк. – Но дело в том, что, кроме этих свидетельств, согласитесь – крайне шатких, мы не имеем ничего другого, вернее – ничего определенного, если не считать сведений о пролете птиц куда-то на север.

– Почему вы считаете это недостаточно определенным указанием? – удивился молодой человек. – Уже Врангель сообщил об этом, Майдель подтвердил, а население Севера вполне точно указывает, что летнее обилие птиц на северном берегу Сибири прерывается в двух местах побережья: во-первых, от реки Хромы до реки Омолоя; во-вторых, в пятидесяти километрах западнее мыса Якан и до мыса Рыркайпий[2]. В этих местах лов всегда незначителен, но зато виден пролет птиц на север.

– С западного участка птицы летят на Новосибирские острова, а с восточного – на остров Врангеля, – возразил Шенк.

– Так думали прежде, но это неверно. Остров Врангеля очень высок и скалист и почти все лето остается под снегом. Места для гнездования таких птиц, как гуси и утки, на нем слишком мало. Но для нас интересен западный участок.

– Да, с него птицы летят на Новосибирские острова.

– На этих островах, как оказывается, летует очень немного птиц, а большая часть густыми стаями продолжает лететь на север. Это не раз подтверждали мне промышленники в Устьянске, Русском Устье, Ожогине, посещавшие острова; то же знал и Санников. Летят: белый гусь, гага, разные утки, кулики, щеглы и прочие – все питающиеся растениями или мелкими животными, живущими за счет растений. Отсюда следует, что на севере есть еще суша, достаточно обширная и покрытая растительностью.

Источник

Владимир Обручев «Земля Санникова»

Земля Санникова

Другие названия: Земля Санникова, или Последние онкилоны

Перевод на английский: Д. Сквирски (Sannikov Land) , 1988 — 1 изд. Перевод на немецкий: Б. Паш (Das Sannikowland) , 1953 — 1 изд. Перевод на французский: М. Калши, М. Жилар (La terre de Sannikov) , 1957 — 1 изд. Перевод на латышский: А. Лиелайс (Saņņikova zeme) , 1970 — 1 изд. Перевод на литовский: А. Венскевичиене (Sanikovo žemė) , 1989 — 1 изд. Перевод на эстонский: Л. Мятинг (Sannikovi maa) , 1956 — 1 изд. Перевод на румынский: Д. Косма, М. Радулеску (Ţara lui Sannikov) , 1960 — 1 изд.

  • Жанры/поджанры: Фантастика( «Мягкая» (гуманитарная) научная фантастика )
  • Общие характеристики: Приключенческое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Арктика/Антарктида | Россия/СССР/Русь )
  • Время действия: 20 век
  • Сюжетные ходы: Путешествие к особой цели
  • Линейность сюжета: Линейный
  • Возраст читателя: Любой

В романе Владимира Обручева «Земля Санникова» в качестве главного героя писатель использует политического ссыльного Горюнова, который вместе с несколькими спутниками попадает на этот оазис среди льдов, где живет племя свободных онкилонов. Обручев строит свой сюжет на допущении: такой теплый остров во льдах мог образоваться в результате вулканической деятельности. Вулкан на острове уже потух, но еще не остыл. И вот вам курорт. Основное место в этой книге занимает детальное описание окружающей природы, строения почвы и животного мира открытой земли.

На Земле Санникова также были обнаружены ископаемые существа: мамонты, саблезубые тигры, первобытные медведи и носороги. Вместе с онкилонами на этом острове проживали и племена первобытных людей – вампу. Они постоянно враждовали с онкилонами, воруя у последних домашних животных и женщин.

В начале XX века автору довелось работать в геолого-географической экспедиции на севере Якутии. От местных жителей Обручев услышал о загадочной теплой земле, лежащей далеко в Ледовитом океане. Говорили, что именно туда каждый год отправляются стаи перелетных птиц, что именно там нашло себе приют исчезнувшее племя онкилонов.

В 1922 году Обручев взялся за научно-фантастический роман о таинственной суше, и закончил его в 1924 году. Произведение было опубликовано в 1926 году под названием «Земля Санникова, или Последние онкилоны». Непосредственным толчком к написанию романа послужила прочитанная Обручевым книга чешского фантаста Карла Глоуха «Заколдованная земля». Обручев был откровенно возмущен обилием научных «ляпов» в романе Глоуха, и в частности, тем, что теплый «оазис» с мамонтами и первобытными людьми был «размещен» чешским литератором в Гренландии, где это невозможно в принципе, так как гренландские ледники постоянно «ползут».

По мотивам книги в 1973 году на студии «Мосфильм» был снят одноименный кинофильм.

Карту Земли Санникова можно посмотреть здесь.

Лингвистический анализ текста:

Приблизительно страниц: 276

Активный словарный запас: очень низкий (2450 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 93 знака, что гораздо выше среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 34%, что близко к среднему (37%)

— «Земля Санникова» 1973, СССР, реж: Альберт Мкртчян, Леонид Попов

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

Эти призрачные горы поразили его воображение еще в 1811 году. Его — одного из самых известных сегодня промышленников, а просто и ясно — охотников, Якова Санникова. Кто бы знал его имя, если бы не этот случай — то ли мираж обманул, то ли просто привиделось в снежном безмолвии, но долгую память Санникову это обеспечило.

Минуло с того мига уже больше двух веков, а легенда все еще завораживает пытливые умы. И, казалось бы, сегодня знаем — нет там никакой Земли, но ведь читаешь — и веришь.

Наверное, есть в этой истории то, что глубоко трогает душу: тайна, неизведанное, то, что заставляет людей обязательно узнать, что скрывает горизонт, испытать свои возможности, достичь предела и перешагнуть через него. Иначе, как объяснить, что до сих пор читаем и переживаем за фанатика науки Горюнова, мечтателя Ордина, практичного Горохова и добродушного Никифорова. Переживаем за судьбу Земли Санникова — последнего заповедника Старого Севера, населенного таинственными онкилонами и настоящими чудесами, пришедшими из далеких эпох — саблезубыми тиграми, мамонтами, пещерными медведями и древней расой людей вампу.

И поразительно, с какой любовью и уважением Обручев описывает этот заповедный мир, обычаи и нравы онкилонов, их гармоничное существование с окружающей природой. И получилось ли у Обручева само или задумал так, но ведь катаклизм, погубивший чудесную землю и привычный мир онкилонов, действительно совпадает с появлением «белых» людей, пусть и пришедших «с миром». Грозное предупреждение, которому так и не вняли: природа Севера и жизнь его народов так хрупки и требуют особой осторожности со стороны чужаков.

Прекрасный рассказ о Севере, где смешались приключения, наука, этнография. Чудесная легенда о туманных горах и неоткрытых землях, которые манят отправиться в путь, показавшись жаждущим неизведанного на краткий миг — тот самый, который между прошлым и будущим, который и есть сама Жизнь.

Наверняка, как у доброй половины читателей, моё знакомство с Обручевым началось с «Плутонии». Его наиболее знаменитый роман «Земля Санникова» я решила оставить на потом, как лакомый кусочек. И совершенно не зря: не смотря на правдоподобность научно-фантастического романа и его особую атмосферу нетронутой людьми земли «Плутония» меня разочаровала. Поэтому, возложив надежды на «Землю Санникова», я принялась за чтение.

Первые глав восемь пролетели незаметно. Я упивалась ими и радовалась, предвкушая ещё более интересное развитие событий. Но тут я добралась до слов:

И, как говорится, понеслась душа в райские кущи. А чем дальше, тем больше. Больше бессмысленного. Например, выброшенные рога убитого оленя.

Читайте также:  Что известно про землю

— Жаль! Ну, фотография хоть будет. Я успел его снять, пока он отбивался от собак, — сказал Ордин.

— Мозг и язык на ужин! Это лакомое блюдо, — восторгался Горохов.

Я, конечно, понимаю, что экспедиция отнимает много сил и требует больших затрат энергии, но это не даёт право разбрасываться налево и направо патронами в редких «деликатесных» животных. Господа, вы сюда кушать приехали?!

Но, как и в «Плутонии», чем дальше читаешь, тем больше невинной крови льётся на тебя. Взять туже охоту на бегемотов.

Серьёзно?! Это собакам-то пришлось бы плохо?!

Кто-то может заявить, что это всего лишь животные, существа неразумные. А как насчёт первого знакомства с племенем вампу, которое являлось промежуточным звеном между обезьяной и человеком. Это уже далеко не животные, даже не смотря на некоторые их повадки. Но их отдалённость от Homo sapien (то есть, от главных героев), ставит вампу на один уровень с другими животными. Участникам экспедиции ничего не стоит заявиться в жилище дикарей, где в отсутствие мужчин остались одни лишь женщины и дети. Забрали несколько дубинок, скребков, чашку, шкуру и сняли с женщины ожерелье. Правда, чуть позже всё-таки додумались оставить взамен несколько безделушек, но впечатление о самих героях было испорчено окончательно. Отрицательный образ был ещё дополнен описанием завтрака перед походом на вражеское племя вампу, когда некоторые «жёны» оплакивали погибших в ночном налёте родных и из-за этого подали несколько подгорелых кусочков мяса. И это далеко не все отвратительные вещи, которые не хочется перечислять. Даже не столько отвратительные, сколько непонятные.

Вновь это непонятное словосочетание «живые окаменелости». Нет, я не туплю, и ещё из разъяснений в «Плутонии» поняла, что оно означает. Но разве можно так называть и относиться соответственно к живым существам как к четвероногим, так и к двуногим прямоходящим? Наверное, можно, хоть это и жестоко. Зато другие смогут понять, что чужая жизнь (а природа в особенности) священна.

Типичный приключенческий сюжет, причем достаточно добротный. При этом еще и, так сказать, родной, что в те времена, а если сравнить по качеству — то и теперь, встречается не часто. В подростковом возрасте он бы мне, наверно, понравился бы много больше. Теперь же, буквально две вещи портили все удовольствие. Это человеческая тупая, хищная и потребительская природа. Ее конечно не автор придумал, он просто такой как все, как большинство тогда, да и теперь. он просто изобразил как есть, даже не осознавая, что может быть (или должно было бы быть) по другому. Я имею в виду, что все путешествие, где только можно, герои вели себя таким образом: о белый медведь — завалили медведя, о видишь на том уступе горного барана? — у нас же есть волшебные стреляющие палки — завалили барана; мяса уже столько, что никак не унести, а даже если унести — то все равно не съесть, но тут красавец прадавний олень — завалили оленя — рога красивые, но бесполезные — выбросили; тут еще один медведь — завалили, откуда не возьмись — семья носорогов, догнали — завалили; а я еще хобот слона не пробовал — выследили мамонта (ах какое красивое редкое и доисторическое животное) — завалили. И так буквально большую часть повествования, о перелетные птицы — бах, бах, из озера что-то вылезло — бах, бах и так далее.

Второй момент. Онкилонов выжили с их мест плохие, но более развитые чукчи. Пришли добрые, мирные онкилоне в землю обетованную, а там — плохие вампу с каменного века, и началась борьба не на жизнь, а насмерть. Куда бедным вампу идти? Автор этим не задается — он сразу землю под вампу назвал землей онкилонов.

Так что, я уж хотел оценку еще более понизить — устал от кровожадности, хочется чего-то более возвышенного, пора бы уже человеку вырастать из дикаря и становиться таки человеком. Но вторая половина романа стала более динамичной и интересной — героям уже не было времени все подряд бабахать, впору было бы самим ноги унести. Так что вторая половина, произведение несколько подтянула, имхо.

Язык автора достаточно убедителен, а придумки реалистичны. Понравилось, что автор под свою чистую фантазию подводит солидную научную базу, так что хоть весь роман чистый вымысел, но остается впечатление, что все описанное могло происходить на самом деле. И это несмотря на дату написания романа — многим авторам писавшим позже, есть чему поучиться и с чего взять пример. Думаю, произведение автора можно приводить как пример добротной н/п-фантастики, хоть в ней и нет бластеров и летающих тарелок. А концовка по типу «истина где то там» или с чего начали — к тому и приехали, я вам верю, но для доказательства опять нужна новая экспедиция — а что?, в пору автора, его роман должен был побудить молодых читателей к дальнейшим исследованиям и покорению не открытых еще земель.

В детстве как-то не пришлось прочитать. И сейчас было трудно начать, потому что фильм мне очень не понравился — из полного познавательной информации произведения, серьезного и без грама надуманности, сделали равзлекалово с драмой ради драмы и с далекой от реальности футуражем.

Возможно на мою оценку повлияла моя любовь ко льдам и северу. Но я хочу сказать, что эта книга оказалась одной из лучших что я читал, я могу по пальцам пересчитать книги, окончание которых расстраивало, хотелось продолжения дальше и дальше — и эта одна из них, на ряду с Солярисом и парой других произведений. Роман написан человеком предельно серьезным, собственно сам Обручев полярник — он строит реалистичную модель всего происходящего, модель встречи с людьми, возникающих проблем. Ни грамма надуманности, много познавательно информации, но при этом все атмосферно и затягивает. Просто клад.

Поначалу идея книги захватывает. Когда с абсолютно Жюль-Верновским или Конан-Дойлевским настроением герои пробираются через льды к Земле Санникова, когда находят её. Сама идея — отличная, но, после вступления в этот волшебный анклав тепла всё очарование заканчивается.

Литературно книга не представляет никакой ценности. Герои книги — одинаковые, как пятеро пластмассовых солдатиков. Бородатых солдатиков. Невозможно отличить этих Горюнова, Костюкова. Ах да, извините, был же мужик, который просидел всю книжку в сугробе, стреляя разрывными пулями в орлов. А ещё был якут-Горохов, говорящий такими же интеллигентными фразами, как остальные.

Сюжет — это линейное описание прохождения этих «цивилизованных людей» по обнаруженному нетронутому оазису природы с подробным описанием убийства всех встреченных животных.

. Грянули четыре выстрела. Самец рухнул на колени, вскочил, пробежал до опушки и свалился. Самка с детенышем помчалась в противоположную сторону и встретилась с цепью онкилонов

. Детеныш, по-видимому недавно родившийся, отстал от нее, и его остановили собаки, вцепившиеся в складки кожи на его боках. Но им, вероятно, пришлось бы плохо, если бы подбежавшие онкилоны не прикончили малыша копьями

Это происходит всю книгу. В каждой главе (в каждой! без исключения). Это бессмысленно, тупо, дико, непонятно. Это противно читать. Эти убийства животных ничего не дают сюжету, остаётся сделать вывод, что автору это просто нравится.

В одной главе «герои» с «научной целью» убивают мамонта (чтобы привезти его череп в Москву) и сетуют, что, к сожалению, не удастся убить самку с мамонтёнком, потому что их могут затоптать. Т.е. если бы они могли — они обязательно бы их убили.

Даже в последней главе на Земле Санникова, спасаясь из тонущей, погибающей страны, этот якут Горохов просто так веслом убивает куницу, пытающуюся выжить на дереве. Зачем?

То, что эти «герои» в конце бросят или убьют или сожрут своих собак, я лично ни секунды не сомневался.

У меня нет слов. Люди, поставившие 9 и 10 этой нелепой книжонке, что с Вами не так?

Может быть за почти век, прошедший с выхода «Земли Санникова», всё поменялось. Может тогда всё это казалось обычным делом. Ну значит надо оставить эту макулатуру там, где ей место — на пыльной свалке.

Читайте также:  Готовая земля для авокадо в домашних

Из всех обручевских книг — эта любимая. Читал в детстве, потом неоднократно перечитывал. И всегда было столь зримо происходящее в романе, что даже кожей чувствовал холод льда и внезапный переход к теплу, благо что вырос в условиях вечной мерзлоты. Мне нравился созданный Обручевым «затерянный мир» онкилонов. Чуточку мне этот мир даже напоминал тот, в котором проходили приключения Одинокого бизона, и, возможно, это добавляло в атмосферу романа узнаваемость и понятность, несмотря на открытие таинственной Земли Санникова. Интересный феномен — скоро будет 100 лет, как Обручев написал роман, но его читают и сегодняшние дети, и что удивительно — им нравится. Уверен, будет нравиться и дальше.

Впервые этот роман я прочел лет в 12 и он произвел на меня очень сильное впечатление. Таинственная Земля Санникова будоражила воображение. Я был поражен картинами первобытной природы, восхищался героизмом первооткрывателей и сочувствовал онкилонам в их борьбе с вампу. Помню, после этой книги долго изучал энциклопедию, рассказывающую о первобытных животных.

Взявшись перечитывать Землю Санникова через много лет, я увидел, что герои романа по сути, все на одно лицо, во многих эпизодах их поступки выглядят несколько странно, а благородные онкилоны не так уж хороши. И все же в книге есть интересная фантастическая гипотеза, выглядящая весьма реалистично, есть удачное сочетание научно-популярных сведений и захватывающих приключений. Легкий язык Обручева позволяет читать роман и в детском и во взрослом возрасте. И, хотя с момента ее написания прошло уже 80 лет, я надеюсь, «Земля Санникова» будет любима еще многими поколениями читателей.

Началось всё с экспедиции а-ля Капитан Немо к месту, которого на самом деле нет. Продолжилось описанием загадочного острова а-ля тот же Жюль Верн, и свелось к общению белых с заполярными туземцами а-ля Фенимор Купер. Всё то же самое, только на русской почве, где не обошлось без прогрессивных революционеров, сосланных злым режимом в Сибирь за свободомыслие. Из минусов – лёгкость, с которой герои попали на З.С. – если всё было так просто, почему ни у кого раньше не получалось? Но главный вопрос – почему вдруг сибиряки выглядят и ведут себя как заправские Чингачкуки? Ну, неужели нельзя было что-то более правдоподобное сообразить? Думаю, это главный минус романа. Сам загадочный (неправдоподобный) климат сего Таинственного острова в расчёт не беру: автор искренне пытался вписать его в известную ему научную картину мира.

Я с удовольствием провела пару вечеров в поисках земли обетованной среди искристых льдов.

Большой плюс в том, что все имеющиеся описания (флоры и фауны, земель и народов, подготовки к путешествию) читать довольно интересно, не было желания пропускать абзацы, наоборот, подтолкнуло к гуглу в поисках дополнительной информации. Распечатала карту и следила по ней за продвижением экспедиции.

Описание острова и живущих на нем аборигенов-онкилонов — выше всяких похвал, хотя и понимаешь, что эта история уже из области фантастики.

Жаль только, что автор не добавил в сюжет какие-нибудь находки, наводящие на след пропавшего барона Толля.

Этот роман — моя первая прочитанная книга, которую можно каким-то боком отнести к фантастике, так что отношение к ней особое. Для детей и подростков просто замечательнейшая вещь: написано просто и увлекательно, в некотором роде познавательно; путешествия в неведомые страны, особенно всякие «затерянные миры», населённые несуществующими уже животными, всегда привлекали юные умы. Конечно, если более серьёзно подойти к критике, то заметен архаичный стиль повествования, главные герои экспедиции выписаны плохо, часто их путаешь (ведь на самом деле в книге описана в основном природа Земли Санникова), штампы типа суеверных онкилонов, которые из-за сомнительных поверий готовы сделать что угодно. Но всё-таки читать роман стоит и взрослым, если ещё осталась тяга к приключениям в дальних краях, интересным описаниям природных объектов и просто если хочется ознакомиться с седой классикой русской приключенческой фантастики.

Приключенческая повесть с единственным, но могучим фантастическим допуском — существованием к северу от Новосибирских островов Земли Санникова — острова, обогреваемого подземным вулканом.

Для поиска этой земли, впервые обнаруженной в 1811 году Яковом Санниковым, за счёт энтузиаста профессора Шенка, формируется экспедиция из трёх ссыльных студентов добровольцев и двух нанятых местных промысловиков. Дело происходит в самом начале 20-го века.

А дальше — поход через море и льды на трёх нартах с собаками и разбирной лодкой. Обнаружение искомой землицы, пропавших онкилонов (племя, изгнанные воинственными чукчами с родной земли), древних животных — мамонтов, носорогов, пещерных медведей, мускусных быков и даже первобытных гоминидов. Научные похождения пятерых путешественников, вкупе с описаловом геологических и тектонических процессов, обычаев онкилонов, а также весьма драматических событий с упомянутой Землёй и составляют канву произведения.

Написано живо, логично, содержательно и практично (курс выживания во льдах, охота, в том числе на мамонта, плюс в послесловии научное объяснение легенды о Земле Санникова, как дрейфующем ледяном острове), для детей школьного возраста вполне приемлемо. Мозги подрастающего поколения сейчас забиваются разной бессмысленной фэнтезийно-мультипликационной ерундой, в основном импортного происхождения. В отличие от, данная книжка вполне годная, полезная и даже с нормальными иллюстрациями (Школьная литература 2015, 2017), хотя носороги там мне лично не понравились. В общем, рекомендую.

Кто бы мог предположить, насколько это интересная книга! Казалось бы, группа исследователей (их друг от друга первые две трети книги вообще не отличишь) отправляется в поисках затерянной земли в Северном Ледовитом океане — куда, по преданиям, ушло в древности племя онкилонов, и где летуют птицы. Понятно, что и землю, и птиц, и онкилонов, и кучу других интересной путешественники найдут — но вот почему-то не отпускает книга.

Удивительно, конечно, смотреть на мир глазами столетней давности — когда «живые окаменелости» не просто фотографируют, а убивают, чтобы и на вкус попробовать, и измерить, и череп с рогами привезти. То же самое и с местными жителями — древние люди для исследователей скорее подопытные, нежели индивидуумы. Удивительно больше с точки зрения, как сильно развилась цивилизация за последние сто лет, и насколько проще стало с продуктами в этом мире — что теперь путешественникам уже не нужно каждый день в бою добывать себе обед.

Как интересно! Какой слог у автора! Знаю, что для многих это книга детства. я не помню, чтобы читала «Землю Санникова» раньше. Книга о первобытном мире. ложишься спать, а перед глазами — мамонты, отважные герои, коварные враги. Захватывающий роман! Кто не читал — советую.

Роман скорее всего представляет собой типичный дневник ученого, который побывал в какой-то экспедиции: сплошь и рядом детальные описания растений, животных, почвы, природных явлений, одежды и тому подобных мелочей, которые никакого отношения к литературе не имеют, а лишь засоряют ростки сюжета. Именно поэтому можно понять автора, который был раздражен романами Ж.Верна и чеха Глоуха, которые так некачественно и мало описывали животных, растения и т.п. чему он посвятил свои основные страницы романа. Нельзя учёных подпускать к литературе. Нельзя. Я уже не говорю о бесконечном уничтожении животных, не могли они столько съесть. Просто не могли. Вот она охотничья жадность, которая отличает хищное животное от человека, оно убивает столько, чтобы насытиться, не более того.

Поставила высокую оценку только из уважения и любви к одноимённому фильму. Книга мне понравилась меньше, притом намного. Получилась она какая-то уж слишком затянутая. Ну чересчуууур. Притом внимание уделяется таким мелочам, что поневоле задаёшься вопросом, а нафига об этом писать? Брать пример написания с этого романа я бы категорически не советовала, если начинающие авторы не хотят, чтобы их читатели издохли от скуки при прочтении. Но в целом, если продраться через лишнюю мишуру, то книга достаточно интересная и более полная, чем фильм. Но мне она на один раз. А если захочется освежить эту историю в памяти, то я лучше пересмотрю фильм с полюбившимися актёрами и без лишней воды.

Источник

Adblock
detector