Меню

Ахматова мне голос был родная земля реквием

Анна Ахматова — Мне голос был: Стих

Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: «Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда.

Я кровь от рук твоих отмою,
Из сердца выну чёрный стыд,
Я новым именем покрою
Боль поражений и обид».

Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернялся скорбный дух.

Анализ стихотворения «Мне голос был. Он звал утешно…» Ахматовой

Революция 1917 г. стала переломным событием не только в политической, но и в духовной судьбе России. Фактически страна раскололась на два непримиримых лагеря, что стало причиной Гражданской войны. Еще одни раскол произошел среди людей, не принявших новую власть. Часть решила покинуть страну либо из опасения перед физической расправой, либо считая, что в новой России им больше нечего делать. Оставшиеся хотели продолжить борьбу с большевиками. Многие поэты и писатели не представляли себе жизни вне России, поэтому их решение остаться было основано на чувстве патриотизма. К таким людям принадлежала и А. Ахматова. Свои взгляды она выразила в произведении «Мне голос был», написанном сразу же после революции (осень 1917 г.).

Стихотворение известно в двух вариантах. По сути, оно является сочетанием двух отдельных стихотворений: «Когда в тоске смертоубийства…» и собственно «Мне голос был…». Общепринятая редакция включает оба и состоит из пяти строф.

Поэтесса описывает страшное время, предшествующее революции. Было понятно, что Россия проигрывает Первую мировую войну («народ гостей немецких ждал»). Страна находилась во всеобъемлющем кризисе. Православная вера уже не считалась последней защитницей России. Авторитет церкви невероятно упал, а вместе с ним начали колебаться и духовные опоры русского народа. Люди буквально озверели. Возвышенные идеалы были втоптаны в грязь, основное стремление заключалось в удовлетворении примитивных естественных потребностей.

Ахматова использует очень выразительное сравнение Петербурга с «опьяневшей блудницей». Не только в столице, но и во многих российских городах, жители уже равнодушно смотрели на смену власти, лишь бы остаться в живых. Будущее страны никого уже не интересовало. Россия становилась ареной для борьбы политических группировок. Даже иностранную интервенцию многие воспринимали с надеждой на улучшение обстановки и наведение порядка.

В этих невыносимых условиях многие поддались страху и начали уезжать из страны. Таинственный голос, который слышит героиня, можно сравнить с дьявольским искушением. Он призывает ее покинуть безнадежную страну, отречься от нее ради беззаботной жизни в эмиграции. Там можно будет забыть обо всех ужасах, успокоиться и начать новую жизнь.

Ахматова «равнодушно и спокойно» отвергает предложение искусителя. Она чувствует, что именно в такое сложное время нужна своей Родине. Даже если ей придется умереть, она будет рада достойно встретить смерть на родной земле. Стихотворение поэтессы – проявление настоящего патриотизма и презрения к тем, кто фактически предал свою страну.

Источник

Реквием

Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл, —
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был.

Вместо предисловия

В страшные годы ежовщины я провела
семнадцать месяцев в тюремных очередях
в Ленинграде. Как-то раз кто-то «опознал» меня.
Тогда стоящая за мной женщина с голубыми губами,
которая, конечно, никогда в жизни не слыхала моего
имени, очнулась от свойственного нам всем
оцепенения и спросила меня на ухо
(там все говорили шепотом):
— А это вы можете описать?
И я сказала:
— Могу.
Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому,
что некогда было ее лицом.

Перед этим горем гнутся горы,
Не течет великая река,
Но крепки тюремные затворы,
А за ними «каторжные норы»
И смертельная тоска.
Для кого-то веет ветер свежий,
Для кого-то нежится закат —
Мы не знаем, мы повсюду те же,
Слышим лишь ключей постылый скрежет
Да шаги тяжелые солдат.
Подымались как к обедне ранней,
По столице одичалой шли,
Там встречались, мертвых бездыханней,
Солнце ниже, и Нева туманней,
А надежда все поет вдали.
Приговор… И сразу слезы хлынут,
Ото всех уже отделена,
Словно с болью жизнь из сердца вынут,
Словно грубо навзничь опрокинут,
Но идет… Шатается… Одна.
Где теперь невольные подруги
Двух моих осатанелых лет?
Что им чудится в сибирской вьюге,
Что мерещится им в лунном круге?
Им я шлю прощальный мой привет.

Это было, когда улыбался
Только мертвый, спокойствию рад.
И ненужным привеском болтался
Возле тюрем своих Ленинград.
И когда, обезумев от муки,
Шли уже осужденных полки,
И короткую песню разлуки
Паровозные пели гудки,
Звезды смерти стояли над нами,
И безвинная корчилась Русь
Под кровавыми сапогами
И под шинами черных марусь.

Уводили тебя на рассвете,
За тобой, как на выносе, шла,
В темной горнице плакали дети,
У божницы свеча оплыла.
На губах твоих холод иконки,
Смертный пот на челе… Не забыть!
Буду я, как стрелецкие женки,
Под кремлевскими башнями выть.

Тихо льется тихий Дон,
Желтый месяц входит в дом.

Входит в шапке набекрень.
Видит желтый месяц тень.

Эта женщина больна,
Эта женщина одна.

Муж в могиле, сын в тюрьме,
Помолитесь обо мне.

Нет, это не я, это кто-то другой страдает,
Я бы так не могла, а то, что случилось,
Пусть черные сукна покроют,
И пусть унесут фонари…
Ночь.

Показать бы тебе, насмешнице
И любимице всех друзей,
Царскосельской веселой грешнице,
Что случится с жизнью твоей —
Как трехсотая, с передачею,
Под Крестами будешь стоять
И своею слезой горячею
Новогодний лед прожигать.
Там тюремный тополь качается,
И ни звука — а сколько там
Неповинных жизней кончается…

Семнадцать месяцев кричу,
Зову тебя домой,
Кидалась в ноги палачу,
Ты сын и ужас мой.
Все перепуталось навек,
И мне не разобрать
Теперь, кто зверь, кто человек,
И долго ль казни ждать.
И только пышные цветы,
И звон кадильный, и следы
Куда-то в никуда.
И прямо мне в глаза глядит
И скорой гибелью грозит
Огромная звезда.

Легкие летят недели.
Что случилось, не пойму,
Как тебе, сынок, в тюрьму
Ночи белые глядели,
Как они опять глядят
Ястребиным жарким оком,
О твоем кресте высоком
И о смерти говорят.

И упало каменное слово
На мою еще живую грудь.
Ничего, ведь я была готова,
Справлюсь с этим как-нибудь.

У меня сегодня много дела:
Надо память до конца убить,
Надо, чтоб душа окаменела,
Надо снова научиться жить.

А не то… Горячий шелест лета
Словно праздник за моим окном.
Я давно предчувствовала этот
Светлый день и опустелый дом.

Ты все равно придешь — зачем же не теперь?
Я жду тебя — мне очень трудно.
Я потушила свет и отворила дверь
Тебе, такой простой и чудной.
Прими для этого какой угодно вид,
Ворвись отравленным снарядом
Иль с гирькой подкрадись, как опытный бандит,
Иль отрави тифозным чадом.
Иль сказочкой, придуманной тобой
И всем до тошноты знакомой, —
Чтоб я увидела верх шапки голубой
И бледного от страха управдома.
Мне все равно теперь. Клубится Енисей,
Звезда Полярная сияет.
И синий блеск возлюбленных очей
Последний ужас застилает.

19 августа 1939
Фонтанный Дом

Уже безумие крылом
Души накрыло половину,
И поит огненным вином,
И манит в черную долину.

И поняла я, что ему
Должна я уступить победу,
Прислушиваясь к своему
Уже как бы чужому бреду.

И не позволит ничего
Оно мне унести с собою
(Как ни упрашивай его
И как ни докучай мольбою):

Ни сына страшные глаза —
Окаменелое страданье,
Ни день, когда пришла гроза,
Ни час тюремного свиданья,

Ни милую прохладу рук,
Ни лип взволнованные тени,
Ни отдаленный легкий звук —
Слова последних утешений.

«Не рыдай Мене, Мати, во гробе зрящи»

Хор ангелов великий час восславил,
И небеса расплавились в огне.
Отцу сказал: «Почто Меня оставил!»
А Матери: «О, не рыдай Мене…»

Магдалина билась и рыдала,
Ученик любимый каменел,
А туда, где молча Мать стояла,
Так никто взглянуть и не посмел.

Узнала я, как опадают лица,
Как из-под век выглядывает страх,
Как клинописи жесткие страницы
Страдание выводит на щеках,
Как локоны из пепельных и черных
Серебряными делаются вдруг,
Улыбка вянет на губах покорных,
И в сухоньком смешке дрожит испуг.
И я молюсь не о себе одной,
А обо всех, кто там стоял со мною
И в лютый холод, и в июльский зной
Под красною, ослепшею стеною.

Опять поминальный приблизился час.
Я вижу, я слышу, я чувствую вас:

И ту, что едва до окна довели,
И ту, что родимой не топчет земли,

И ту, что, красивой тряхнув головой,
Сказала: «Сюда прихожу, как домой».

Хотелось бы всех поименно назвать,
Да отняли список, и негде узнать.

Для них соткала я широкий покров
Из бедных, у них же подслушанных слов.

О них вспоминаю всегда и везде,
О них не забуду и в новой беде,

И если зажмут мой измученный рот,
Которым кричит стомильонный народ,

Пусть так же они поминают меня
В канун моего поминального дня.

А если когда-нибудь в этой стране
Воздвигнуть задумают памятник мне,

Согласье на это даю торжество,
Но только с условьем — не ставить его

Ни около моря, где я родилась:
Последняя с морем разорвана связь,

Ни в царском саду у заветного пня,
Где тень безутешная ищет меня,

А здесь, где стояла я триста часов
И где для меня не открыли засов.

Затем, что и в смерти блаженной боюсь
Забыть громыхание черных марусь,

Забыть, как постылая хлопала дверь
И выла старуха, как раненый зверь.

И пусть с неподвижных и бронзовых век,
Как слезы, струится подтаявший снег,

И голубь тюремный пусть гулит вдали,
И тихо идут по Неве корабли.

Источник

Мне голос был

Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: «Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда.

Я кровь от рук твоих отмою,
Из сердца выну чёрный стыд,
Я новым именем покрою
Боль поражений и обид».

Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернялся скорбный дух.

Статьи раздела литература

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: stream@team.culture.ru

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Источник

«Мне голос был» — анализ стихотворения Анны Ахматовой

История создания

Стих был написан в 1917 году, когда в России бушевала революция. Это своеобразный крик Ахматовой, ее реакция на личные и общественные события. Некоторые литературоведы называют работу поэтессы оригинальной интерпретацией событий начала XX века. Анна Андреевна стала свидетелем красного террора, голода. Она боялась стать жертвой вместе с сыном.

Поэтесса жила бедно, ее не публиковали, а Николай Гумилев, муж ее, находился во Франции. Он предлагал ей переехать с сыном, начинал хлопотать об этом, но она отказалась. Возможно, именно муж и стал образом того самого таинственного голоса.

Интересно то, что в первоначальной редакции стих начинался не со строки «Мне голос был. Он звал утешно». Было еще два четверостишья, в которых Ахматова рассказывала о реакции на события 1917 года. Народ с тоской думал о самоубийстве, боялся прихода немецких гостей. В это время церковь была разрушена и разграблена. Упоминает Ахматова и о том, что великая приневская столица забыла о своем величии.

Но в окончательной редакции Анна Андреевна убрала первые два четверостишия и оставила только последующие три. В них она выразила свое смирение, покорность и нежелание покинуть Родину.

Краткое содержание

В первой строфе поэтесса рассказывает о незнакомом голосе, который звал ее, предлагал уехать и забыть о России. Неизвестный герой предлагает женщине помощь. Он отмоет ее руки от крови, освободит сердце от стыда и подарит героине новое имя, которое скроет боль от поражений и обид.

Но женщина не собирается слушать искусителя. Она закрывает уши руками, равнодушно и спокойно отказывается верить ему и следовать его словам. Речи незнакомца героиня сочла недостойными, оскорбительными. В то же время она ощущает печаль от происходящего.

В стихотворении Ахматова показала, как важна неподкупная любовь к Родине. Даже в сложные минуты нельзя отказываться от нее. Настоящая преданность неподвластна историческим событиям.

Художественные приемы

У стихотворения простая композиция, которая состоит из двух частей. В первой рассказывается о появлении незнакомого голоса, во второй — о реакции героини. Текст представлен в виде монолога, что позволяет лучше проникнуться чувствами поэтессы.

Жанр стихотворения — гражданская лирика. В тексте Ахматова поднимает важность любви к Отчизне и то, почему нельзя ее предавать в сложные минуты. В строчках чувствуется настоящий патриотизм, презрение к тем, кто предал Россию. При написании стихотворения Ахматова использовала следующие средства выразительности:

  • метафоры — у поэтессы стыд черный, поражения и обиды она покрывает именем;
  • эпитеты — Ахматова показывает край глухим и грешным, речь — недостойной;
  • анафора — повторяется слово «оставь», которое позволяет усилить эмоциональный окрас стихотворения.

Размер стихотворения — четырехстопный ямб. Своей работой Ахматова показала, что предложения предать Родину способны осквернить личность, унизить ее.

Анна Андреевна принесла себя в жертву, отказалась от спасения. Но именно в этом и выражается настоящая любовь к дому.

Стихотворение лишено восклицательных предложений. Оно спокойное и умиротворенное — так поэтесса показала свое равнодушие. Ахматова не приносит себя в жертву, а только следует своей системе нравственных ценностей.

Источник

Читайте также:  Почему раньше люди думали что земля плоская
Adblock
detector