Меню

Ашхабад ушел под землю

Обращенный в пыль: в Ашхабаде вспоминают страшное землетрясение 1948 года

Сегодняшний день для Туркменистана навсегда останется трагической датой. В ночь с 5 на 6 октября 1948 года Ашхабад, столица и самый крупный город Туркменской ССР, был буквально стерт с лица земли. В считанные минуты 98% зданий рассыпались в прах, люди гибли целыми семьями. Тогда многие решили, что опять началась война и на город сбрасывают снаряды. Но источником хаоса и разрушений на этот раз стал не человек, а природа. Сегодня мы вспоминаем о страшном землетрясении, которое потрясло Ашхабад 71 год назад и унесло десятки тысяч невинных жизней.

Это была тихая и ясная южная ночь, ничто не предвещало беды. По воспоминаниям жителей, около часа ночи в городе начали беспокойно выть собаки, а те, что жили в домах, стали проситься наружу и тянули за собой хозяев. Некоторые горожане решили вывести питомцев на прогулку. Кому-то из них это спасло жизнь.

Первые подземные толчки люди ощутили около 1 часа ночи. Очаг землетрясения находился на глубине 18 километров, практически прямо под городом. Толчки продолжались до самого утра. По некоторым данным, всего их было около десятка. Магнитуда землетрясения достигла отметки 7,3 по шкале Рихтера, а в эпицентре – 9-10 баллов. Чтобы в полной мере оценить его мощность, достаточно знать, что отголоски дошли даже до Москвы.

Ашхабад был полностью разрушен. Там, где еще вчера были жилые кварталы, административные здания, вокзал, остались лишь страшные развалины, а под ними – несметное количество жертв. Точное число погибших до сих пор не установлено: по разным данным, жертвами катастрофы могли стать от 30 до 70 тысяч человек, большинство из них –женщины и дети. Однако разрушения затронули не только столицу, но и близлежащие районы республики (Ашхабадский, Гекдепинский), а также соседний Иран. Некоторые источники утверждают, что жертв было гораздо больше – порядка 170 тысяч человек.

В результате природных катастроф, подобных ашхабадской, погибших, как правило, гораздо меньше, чем раненых. Но в этот раз все было не так. Эксперты называют несколько причин таких масштабов трагедии.

Во-первых, время суток. Ситуацию усугубил тот факт, что землетрясение произошло ночью, когда большая часть горожан спала. Застигнутые врасплох, люди просто не успели ничего понять. Покинуть дома успели лишь единицы.

Вторая причина – особенность ашхабадских построек. Из-за того, что в регионе не было своих источников качественных строительных материалов (металла, древесины, глин и т.д.), при строительстве использовали в основном песок и глину низкого качества. Большинство жилых домов в Ашхабаде были построены из саманного кирпича, который также не отличался сейсмостойкостью. Плоские крыши покрывал толстый слой глины, иногда до полуметра толщиной. При землетрясении такие постройки рушились мгновенно, не оставляя шанса на выживание. Те же, кого тяжелые крыши сразу не погребли под собой, быстро задыхались от пыли и недостатка воздуха.

Кроме того, стоит учесть и географическое расположение Ашхабада. В тектоническом отношении оно весьма неблагоприятно. Разрушительные землетрясения происходили здесь задолго до трагедии 1948 года. Одно из них стерло с лица земли древнейшее поселение Ак-Тепе, на месте которого сейчас стоит туркменская столица. Это случилось около 2000 года до н.э. Около 10 года н.э. мощный подземный удар разрушил античный город Ниса – столицу Парфянской империи, располагавшуюся неподалеку от современного Ашхабада. Позднее, около 951-1000 года, Нису разрушило новое землетрясение.

Но в 1881 году, когда Ашхабад только был основан, сейсмический фактор никто не учитывал. В то время в Российской империи еще не проводили исследований на сейсмичность, а первые сведения о происходивших здесь ранее землетрясениях появились лишь в 1947 году.

Таким образом, в ночь с 5 на 6 октября Ашхабад в каком-то смысле был обречен. Даже если принять за истину самую «скромную» цифру и посчитать, что погибло около 30 тысяч человек, то это каждый третий (!) житель города.

Землетрясение не только разрушило большую часть зданий, но и лишило город связи. Из-за этого долгое время за пределами Ашхабада никто ничего не знал о трагедии. В СМИ о трагедии сообщили только спустя несколько дней после инцидента.

Читайте также:  Изменение кадастровой стоимости земель в нижегородской области

Спасение выживших и ликвидацию последствий взяли на себя местные жители и военные, которым посчастливилось уцелеть. В городе объявили чрезвычайное положение.

Вскоре каким-то чудом удалось переслать в Ташкент радиограмму и сообщить о землетрясении. К месту трагедии прибыли более 30 тысяч военных, а также представители советского руководства. На месте был оперативно развернут госпиталь для раненых, началась эвакуация. С 6 по 26 октября из Ашхабада в другие города СССР эвакуировали порядка 8800 человек. В эвакуации принимали участие 120 военных и гражданских самолетов, а с 8 октября, когда железнодорожное полотно было восстановлено, людей стали вывозить из города на поездах.

Землетрясение в Ашхабаде признано одним из наиболее разрушительных в истории. В 1949 году туркменскую столицу начали отстраивать заново.

С 1995 года дата 6 октября отмечается в Туркменистане как День памяти. По всей стране проходят траурные мероприятия. В Ашхабаде их центром каждый год становится мемориальный комплекс «Народная память». Тысячи местных жителей приходят сюда, чтобы возложить цветы к монументу Ruhy tagzym «Духовное поклонение». В церемонии возложения цветов традиционно принимает участие президент республики Гурбангулы Бердымухамедов: во время землетрясения погиб его дед, ветеран Великой Отечественной войны Бердымухамед Аннаев.

В мечетях и православных храмах по всей стране в этот день молятся о погибших земляках. Ведь трагедия 1948 года хоть и произошла больше полувека назад, она коснулась каждой ашхабадской семьи.

Источник

«Трудно понять, почему мы вмешиваемся в дело восстановления Ашхабада»

6 октября 1948 года в 1 час 14 минут в Ашхабаде началось землетрясение силой в 9–10 баллов, почти полностью разрушившее город и его окрестности. На помощь пострадавшим были брошены огромные силы и средства. Однако эти масштабные мероприятия и освещение трагедии в советской прессе рассердили отдыхавшего на юге отца советских народов.

Из доклада правительственной комиссии по ликвидации последствий землетрясения в Ашхабаде, 6 октября 1948 года.

По данным сейсмической станции Академии Наук, сила землетрясения определяется в 9–10 баллов. Смещение почвы в гор. Москве достигло 0,4 миллиметра, что указывает на большую силу землетрясения…

По имеющимся у нас данным, жилой фонд города Ашхабада состоял из 9434 домов общей площадью 558 тыс. квадратных метров. Все эти здания в основном разрушены.

В городе Ашхабаде насчитывалось 220 промышленных предприятий с числом рабочих 9981 человек. Разрушения промышленных предприятий весьма значительны. Так, сгорело наиболее крупное предприятие города Ашхабада — Механизированный стекольный завод имени Калинина; здание разрушено, оборудование машинного цеха разрушено полностью.

Все здания Ашхабадского мясокомбината разрушены, за исключением электроподстанции, оборудование завалено. На комбинате завалено также около 800 тонн мяса, 25 тонн сливочного масла, 20 тонн колбасных изделий. Приняты меры по их раскапыванию для использования.

«Все здания Ашхабадского мясокомбината разрушены, за исключением электроподстанции, оборудование завалено»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Основное здание городской электростанции мощностью 11 140 кВт имеет большие трещины и обвалы отдельных пролетов и потолка. Машины деформировались, фундаменты сместились.

Сильному разрушению подверглись предприятия Ашхабадской железной дороги. Вокзал разрушен. Здание Управления дороги также полностью разрушено. Все служебные помещения, пристанционные постройки на протяжении 50 километров на восток и 50 километров на запад от Ашхабада также разрушены. Тепловозы и паровозы сохранились. Многие командиры железнодорожного транспорта погибли.

Количество человеческих жертв еще не установлено, но они очень значительны.

Из доклада правительственной комиссии по ликвидации последствий землетрясения в Ашхабаде, 7 октября 1948 года.

Для захоронения трупов отведено шесть специальных мест. Рытье братских могил производится силами военного гарнизона. В течение дня на улицах города собрано 5300 трупов, которые свезены к местам захоронения; поименно учтено и захоронено 2000 трупов, остальные 3300 трупов захоронены неопознанными.

С утра 8 октября будет начато извлечение трупов из-под развалин. По учтенным со слов родных и близких данным, под развалинами погребено до 14 697 человек. Работы по выявлению и учету погибших продолжаются.

Большое количество жертв имеется среди интеллигенции города Ашхабада, профессорского и преподавательского состава учебных заведений, научно-исследовательских институтов, а также инженерно-технических работников промышленных предприятий.

Читайте также:  Где помимо земли существует жизнь

Из шифротелеграммы И. В. Сталина Г. М. Маленкову, 8 октября 1948 года.

Первое. Слишком примитивно выглядит СССР в связи с событиями в Ашхабаде. Нет сообщений в нашей печати от научных учреждений и наших обсерваторий об обстоятельствах землетрясения, о предпосылках землетрясения, о первых признаках надвигающейся катастрофы еще до наступления самой катастрофы. Можно подумать, что у нас не передовое государство, имеющее свои обсерватории и сейсмологические станции, а нечто вроде Эфиопии. Обяжите наши научные учреждения и обсерватории, хотя бы теперь, после землетрясения дать какой-либо научный анализ землетрясения и опубликовать его в печати.

Второе. Также примитивно выглядит Туркменская ССР, деятельность которой не отражена в печати в связи с последствиями катастрофы в Ашхабаде. Ведь Совет Министров Туркменской ССР все же сохранился в целости и он должен был бы принять какие-либо меры в помощь пострадавшему населению. Однако деятельность Совмина Туркменской ССР в этой области ни в какой мере не отражена в печати. Мелькает в печати деятельность комиссии Совмина СССР в Туркмении.

Что делает Совмин Туркмении? Неужели Туркмения представляет чистое поле, а не организованную республику? Этот пробел также надо восполнить, дав сообщение о конкретных мерах помощи Совмина Туркмении наряду с помощью, идущей от комиссии Совмина СССР.

Из шифротелеграммы И. В. Сталина Г. М. Маленкову, 11 октября 1948 года.

Был проездом в Севастополе. Город с его разрушениями производит гнетущее впечатление. При существующих темпах восстановление города может быть закончено не ранее 10–15 лет, если не позднее. Без вмешательства Москвы город еще долго будет лежать в руинах, являя собой живую демонстрацию нашей нераспорядительности, которую будут расценивать как наше бессилие. Трудно понять, почему мы вмешиваемся в дело восстановления Ашхабада, а не хотим вмешаться в дело восстановления первоклассной морской крепости. Неужели нужно ждать землетрясения в Севастополе, чтобы заняться наконец по-настоящему его восстановлением. Не мешало бы создать специальную комиссию при Совете Министров с поручением, во-первых, выработки плана восстановления города, во-вторых, организации дела восстановления с расчетом закончить восстановительные работы в 3–4 года. Понятно, что придется выделить на это дело денежные средства и строительные материалы с механизмами.

Источник

«Я сидел под дубовым столом — это меня и спасло»

70 лет назад, в ночь с 5 на 6 октября 1948-го, — в Ашхабаде, главном городе Туркменской ССР, произошло чудовищной силы землетрясение. Очаг находился на глубине примерно 18 километров практически под городом.

Практически весь Ашхабад, построенный из саманного кирпича, был стерт с лица земли. Хилые постройки, которые возводились без учета сейсмологической обстановки, мгновенно разрушились и погребли под собой десятки тысяч жителей города. Устояли считанные здания. Всего, по разным версиям, в Ашхабаде и близлежащих районах погибло от 110 до 170 тысяч человек.

Информации о происходившем в разрушенном городе практически не было. Спасательными работами и ликвидацией последствий занимались выжившие, армия. Затем были развернуты госпитали, началась эвакуация раненых на самолетах, а после того, как восстановили железнодорожное полотно — и на поездах.

«Родина» приводит воспоминания очевидцев ашхабадского землетрясения:

Дмитрий Наливкин, советский геолог и палеонтолог, находился в командировке в Ашхабаде:

— Заседание началось около 12 часов ночи и закончилось около двух. Начали прощаться — вдруг страшный удар снизу потряс все здание. Посыпалась штукатурка, и все замолкло. Только я успел подумать: «И кому это нужно взрывать Туркменское ЦК», как дом начал качаться. Ухватился за раму, чтобы не упасть на пол, но влезть на подоконник не успел — качание так же быстро кончилось, как и началось. Землетрясение, вернее первый толчок, продолжался несколько секунд, а, может быть, и меньше. Этих нескольких секунд было достаточно, чтобы уничтожить большой город и убить десятки тысяч людей. Я ничего не видел, ничего не слышал, исчезла комната заседания, исчезли все в ней находившиеся, осталось одно чувство — чувство ужасного невероятного качания.

Когда пришел в себя, понял, что еще стою у открытого окна и держусь за раму, а за окном было что-то невероятное, невозможное. Вместо темной прозрачной звездной ночи передо мной стояла непроницаемая молочно-белая стена, а за ней ужасные стоны, вопли, крики о помощи.

Читайте также:  Расстояние от низа знака до земли

Викторина Червинская, жительница Ашхабада:

— В 6 часов утра снова раздался гул и новый сильный толчок. Как стало известно потом, в ночь с 5 на 6-е и утром 6-го октября всего было около 20-ти толчков. Вернулся отец, что-то сказал маме и они, оставив нас с бабушкой, пошли на Хитровку (так называли район за железной дорогой), чтобы узнать о Ромашовых. Римма, не слушая бабушку, побежала к домам, где жили ее друзья. Вместо домов увидела кучи из кирпичей, штукатурки, балок, которые люди пытались разгрести голыми руками, ориентируясь на стоны и крики, доносящиеся из-под обвалов.

Не сразу, но уже к середине дня стало известно, что самая близкая подруга, тоже Римма, погибла со всей своей семьей. Погибли почти все мальчишки из их уличной компании. Сознание, замутненное потрясениями бессонной, наполненной кошмарами ночи, не сразу реагировало на такие ужасные известия. Но уже днем, возвращаясь вместе с Ромашовыми, родители встречали людей с явно выраженными признаками помешательства. Не все могли перенести трагедию потери родных.

Алевтина Дубровская, жительница Ашхабада:

— В 11-12 часов вечера я уже спала, в комнате горел свет, мама сидела с рукоделием за столом, не далеко от моей кровати. Она делала мережеку на воротничке к моей школьной форме, — рассказывала Алевтина Дубровская. — Я внезапно была разбужена одновременно сыпавшимися на меня с потолка песка и камней и маминым голосом возле меня. Моей первой мыслью было — война! Но мама сказала: «Это землетрясение!» Папа перед этим вышел во двор по своим делам (вот случайность или судьба) и в мгновение на его глазах все порушилось с гулом. Я оказалась накрытая ковриком, висевшим над кроватью, с головы до ног, и под ним сохранилось какое-то пространство с воздухом, что спасло меня от удушья.

Мама кричала: «Витя! Витя!», а когда я стала звать папу, сказала мне, чтобы я не тратила силы. Не знаю, сколько это длилось. К папе подошли двое его друзей, счастливо избежавших потерь, и они, ориентируясь на мамин голос, подобрались к месту нашего с мамой нахождения, стали руками в темноте разгребать все, что было над нами. И вдруг мама перестала кричать, замолчала, я поняла, что мама умерла. Папа слышал мои слова: «Мамы нет!».

Тихон Болдырев, подполковник медицинской службы, один из организаторов и участников ликвидации последствий землетрясения:

— В наступившей кромешной темноте несколько секунд слышался грохот разрушающихся зданий, треск ломающихся балок. Глухой шум, подобный глубокому вздоху пронесся по городу и, тотчас же наступила мертвая тишина. Воздух наполнился густой удушливой пылью. Ни одного звука, ни криков о помощи, ни звуков животных, — как будто бы под развалинами погибло абсолютно все живое. Только спустя некоторое время появились первые признаки жизни — крики о помощи, стоны раненых, детский плач, причитания о засыпанных, погибших родственниках.

Владимир Прищенко, житель Ашхабада:

— Мне было два года и четыре месяца. Отец слушал оперетту, а я в это время находился под столом с дубовыми ножками, что меня и спасло. Землетрясение было после полуночи, а я все куражился от того, что можно еще побыть под столиком.

В это время и произошло землетрясение. Отца, как потом рассказывали, вынесло с кушеткой в окошко, он сломал ключицу. Маму придавило ковром. И это спасло ее. А я как был под столом, когда на меня упал второй этаж, так и остался. Первый толчок помню, меня подбросило. А дальше ничего не помню.

Отец с матерью меня искали. Мама в рубашке, отец в трусах и майке. Потом запомнилось ,что воды не было. Наливали в эмалированную миску кагор и пили его, родители говорили, что с факелами искали людей и старались кого-то спасти.

Источник

Adblock
detector