Меню

Автор рассказа земля родная

Автор рассказа земля родная

Дмитрий Сергеевич Лихачев

Автор предлагаемой вашему вниманию книги Дмитрий Сергеевич Лихачев – выдающийся советский ученый в области литературоведения, истории русской и мировой культуры. Его перу принадлежит более двух десятков капитальных книг и сотни научно-исследовательских статей. Д. С. Лихачев – действительный член Академии наук Советского Союза, дважды лауреат Государственной премии СССР, почетный член многих зарубежных академий и университетов.

Эрудиция Дмитрия Сергеевича, его педагогический талант и опыт, умение говорить о сложных вещах просто, доходчиво и в то же время ярко и образно – вот что отличает его работы, делает их не просто книгами, но значительным явлением всей нашей культурной жизни. Рассматривая многозначные вопросы, нравственного и эстетического воспитания как неотъемлемую часть коммунистического воспитания, Д. С. Лихачев опирается на важнейшие партийные документы, призывающие с величайшим вниманием и ответственностью относиться к культурному просвещению советского народа, и особенно молодежи.

Широко известна и пропагандистская деятельность Дмитрия Сергеевича, постоянно заботящегося об идейно-эстетическом воспитании нашей молодежи, его настойчивая борьба за бережное отношение к художественному наследию русского народа.

В своей новой книге академик Д. С. Лихачев подчеркивает, что умение постигать эстетическое, художественное совершенство неувядаемых шедевров культурного прошлого очень важно для подрастающего поколения, способствует воспитанию в нем подлинно высоких гражданских позиций патриотизма и интернационализма.

Судьба сделала меня специалистом по древней русской литературе. Впрочем, что значит «судьба»? Судьба была во мне самом: в моих склонностях и интересах, в моем выборе факультета в Ленинградском университете и в том, к кому из профессоров я стал ходить на занятия. Меня интересовали старые рукописи, меня интересовала литература, меня притягивала к себе Древняя Русь и народное творчество. Если сложить все это вместе и умножить на известную усидчивость и некоторое упрямство в ведении поисков, то все это вместе и открыло мне дорогу к внимательному изучению древней русской литературы.

Но та же судьба, жившая во мне самом, одновременно постоянно отвлекала меня от занятий академической наукой. По натуре я, очевидно, человек беспокойный. Поэтому я часто выхожу за границы строгой науки, за пределы того, чем мне положено заниматься по моей «академической специальности». Я часто выступаю в широкой печати и пишу в «неакадемических» жанрах. Меня волнует иногда то судьба древних рукописей, когда они заброшены и не изучаются, то древних памятников, которые разрушаются, я боюсь фантазий реставраторов, слишком смело иногда «восстанавливающих» памятники по своему вкусу, волнует судьба старых русских городов в условиях растущей промышленности, интересует воспитание в нашей молодежи патриотизма и многое, многое другое.

В этой раскрытой сейчас читателем книге отразились многие из моих неакадемических волнений. Я бы мог назвать мою книгу – «книгой беспокойств». Здесь многое из моих беспокойств, и беспокойства я бы хотел передать моим читателям, – содействовать воспитанию в них деятельного, творческого – советского патриотизма. Не патриотизма, удовлетворяющегося достигнутым, а патриотизма, устремленного к лучшему, стремящегося донести это лучшее – и из прошлого, и из настоящего – до будущих поколений. Чтобы не ошибаться впредь, мы должны помнить о своих ошибках в прошлом. Надо любить свое прошлое и гордиться им, но любить прошлое нужно не просто так, а лучшее в нем, – чем действительно можно гордиться и что нужно нам и сейчас, и впредь.

Среди любителей старины очень часто встречаются коллекционеры, собиратели. Честь им и хвала. Ими многое сохранено, что попало затем в государственные хранилища и музеи, – подаренное, проданное, переданное по завещанию. Коллекционеры так и собирают – редкие для себя, чаще для семьи, а еще чаще, чтобы завещать затем музею, – в родном городе, селе или даже просто школе (во всех хороших школах есть музеи – маленькие, но очень нужные!).

Читайте также:  Кадастровая карта земель свердловской области

Я никогда не был и не буду коллекционером. Я хочу, чтобы все ценности принадлежали всем и служили всем, оставаясь на своих местах. Вся земля владеет и хранит ценности, сокровища прошлого. Это и красивый пейзаж, и красивые города, а в городах свои, собранные многими поколениями памятники искусств. А в селах – традиции народного творчества, трудовые навыки. Ценностями являются не только материальные памятники, но и добрые обычаи, представления о добром и красивом, традиции гостеприимства, приветливости, умение ощутить в другом свое, доброе. Ценностями является язык, накопленные литературные произведения. Всего не перечислишь.

Что такое наша Земля? Это с невероятной, непредставимой скоростью мчащаяся в космическом пространстве сокровищница необычайно разнообразных и необычайно хрупких созданий человеческих рук и человеческого мозга. Я назвал свою книгу «Земля родная». Слово «земля» в русском языке имеет много значений. Это и почва, и страна, и народ (в последнем смысле говорится о Русской земле в «Слове о полку Игореве»), и весь земной шар.

В названии моей книги слово «земля» может быть понято во всех этих смыслах.

Человека создает земля. Без нее он ничто. Но и землю создает человек. От человека зависит ее сохранность, мир на земле, умножение ее богатств. От человека зависит создать условия, при которых будут сохраняться, расти и умножаться ценности культуры, когда все люди будут интеллектуально богатыми и интеллектуально здоровыми.

Это идея всех разделов моей книги. О многом я пишу по-разному, в разных жанрах, в различной манере, даже на разном читательском уровне. Но все, о чем я пишу, я стремлюсь связать единой идеей любви к своей земле, к своей земле, к своей Земле…

Ценя прекрасное в прошлом, мы должны быть умными. Мы должны понимать, что, преклоняясь перед изумительной красотой архитектуры в Индии, совсем не обязательно быть магометанином, как не обязательно быть буддистом, чтобы ценить красоту храмов древней Камбоджи или Непала. Существуют ли сейчас люди, которые верили бы в античных богов и богинь? – Нет. Но разве найдутся люди, которые отрицали бы красоту Венеры Милосской? А ведь это богиня! Иногда мне даже кажется, что мы, люди Нового времени, больше ценим античную красоту, чем сами древние греки и древние римляне. Им она была слишком привычной.

Не потому ли и мы, советские люди, стали так остро воспринимать красоту древнерусской архитектуры, древнерусской литературы и древнерусской музыки, которые являются одной из высочайших вершин человеческой культуры. Только сейчас мы начинаем осознавать это, и то не в полной мере.

Разумеется, вырабатывая свое отношение и борясь за сохранение памятников художественной культуры прошлого, нужно всегда помнить, что, как писал Ф. Энгельс об исторической обусловленности формы и содержания средневекового искусства, «мировоззрение средних веков было по преимуществу теологическим… Церковь давала религиозное освящение светскому государственному строю, основанному на феодальных началах… Отсюда само собой вытекало, что церковная догма являлась исходным пунктом и основой всякого мышления» (Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч., т. 21, с. 495).

Ценя прекрасное в прошлом, защищая его, мы тем самым как бы следуем завету А. С. Пушкина: «Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости…».

Источник

Земля родная

Микропересказ : Профессор и академик рассуждает о культуре, патриотизме, уважении к старшим, описывает культуру Древней Руси, политическую и культурную жизнь Великого Новгорода в XIII—XIV вв.

Читайте также:  Битва за оставшихся земель

Слово к молодым

Профессор, академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв рассуждает о патриотизме и призвании, интелли­гентности и культуре, чтении и памяти. Автор считает, что каждый человек должен иметь большую личностную цель и быть увлечённым своей профессией. Дело, которым мы занимаемся, должно приносить радость, быть призванием.

Настоящее счастье человеку приносит патриотизм. Любовь к своему народу начинается с изучения его прошлого. Автор любит Древнюю Русь и восхищается её письменностью и искусством. Изучение древнерусской истории может духовно обогатить нас и подсказать много нового.

Автор рассуждает об интелли­гентности, которая проявляется в уважении к родителям, в умении незаметно помочь ближнему, в повседневном поведении человека. Выражается интелли­гентность и в умении человека не быть смешным, вести себя с достоинством.

Интелли­гентность — это способность к пониманию, к восприятию, это отношение к миру и к людям.

Поведение человека соответствует его цели. Если цель большая и мудрая, то достойны и средства, которыми она достигается.

Свой характер и лучших друзей человек приобретает в юности. Именно друзья детства облегчают нам взрослую жизнь.

Автор считает самой большой ценностью язык народа. Русский язык — один из самых богатых в мире. Признак культурного человека — не только умение хорошо писать на родном языке, но и знание классической литературы.

Автор призывает возвышать друг друга, пробуждая в окружающих их лучшие черты и не замечая недостатков. Особенно это касается стариков, которым внимание помогает скрасить последние годы. Старики лучше помнят прошлое, а ведь память — это преодоление времени и смерти. Память о старом помогает лучше понять новое. Настоящее возникло из истории.

Заметки о русском

Автор замечает, что самые «русские черты» характера — жалость, приветливость. Понятие воли для русских отражается в широких пространствах, а тоска ассоциируется с теснотой. Русская храбрость — это удаль, широкая, удалая смелость.

С XII века человеческая культура противо­по­ставляется природе. По Жан Жаку Руссо, «естественный человек» близок к природе и поэтому необразован. Так же считал и Лев Толстой, противо­по­ставляя крестьянство интеллигенции.

По мнению автора, образованность и интелли­гентность — естественные состояния человека, а невежество ненормально и противо­есте­ственно. У природы есть своя культура.

Невежество или полузнайство — это почти болезнь.

Человеческая культура смягчила резкость русского пейзажа, а природа сгладила все нарушения равновесия, допущенные человеком.

Русская пейзажная живопись посвящена в основном временам года, явлениям природы и человеку в природе. Природу каждой страны формировала культура живущего в ней народа, а в садах и парках природа «очеловечена» и сродни искусству.

Отношение к прошлому бывает двух родов: как к зрелищу, и как к памятнику прошлого. Автор — сторонник второго рода отношения. Культура — это тот же парк, где облагороженная природа слита с искусством. Всю прелесть русской природы открыл для нас Пушкин, которого Достоевский считал идеалом русского человека.

Мерить культуру нужно по национальному идеалу, созданному народом, который уводит от душевной скупости, узости и мещанства, от мстительности и национализма. Этот идеал существовал и в Древней Руси.

Экология культуры

Экологией культуры автор считает градостро­и­тельство, основанное на изучении истории развития городов. В качестве примера он рассматривает строительство древнерусских городов, в частности, Великого Новгорода. При его строительстве обращалось внимание на виды, открывающиеся из домов. Планировка Новгорода создавала ощущение простора.

Для экологии культуры важны памятники прошлого, ведь если природа может залечить раны, нанесённые человеком или стихией, то потеря памятников — старинных зданий, монументов, рукописей, фресок — невосполнима.

Если человек равнодушен к памятникам истории своей страны, он, как правило, равнодушен и к своей стране.

К сожалению, их система хранения в России организована плохо. Многие рукописи и фрески потеряны или загублены неумелой реставрацией, но немало сохранено и даже издано в «Библиотеке всемирной литературы».

Читайте также:  Какую форму имеют параллели земли

Автора радует, что древнерусская культура начала входить в моду, но огорчают во многом уродливые формы, которые принимает это явление. Однако он надеется, что люди увидят красоту, которая таится в культуре Древней Руси.

Новгород Великий

Великий Новгород, огромный по тем временам город, был портом четырёх морей и являлся независимой республикой. Управляла им феодальная аристократия и купечество, а народ мог свободно высказать своё мнение на новгородском вече.

Новгород стоял на торговом пути из Скандинавии в Византию, поэтому в него стекались знаменитые зодчие, иконописцы, переводчики, которые и формировали новгородское искусство. Найденные учёными берестяные грамоты еков свидетельствуют, что практически все новгородцы были грамотными.

Новгородское искусство, воспитанное в атмосфере свободного соревнования с европейскими художественными школами, — одно из самых национально-русских и одно из самых своеобразных.

Сильна была в Новгороде и градостро­и­тельная дисциплина — все здание в центре города не превышали высотой Святую Софию. Благоустройство города превосходило многие европейские столицы, а многочисленные церкви были построены с большим мастерством.

Ренессанса в Древней Руси не было, поэтому расцвет новгородского искусства пришёлся на XIV век — время Предренессанса. Эта эпоха обогатила живопись и литературу Руси.

Присоеди­нившись к Московской Руси, Новгород сохранил свою культуру. Хотя он и потерял свою независимость, московские князья всегда относились к Новгороду уважительно и пользовались его культурными богатствами. С этого момента новгородская культура приобрела общенацио­нальные черты и мировое значение.

Древнерусская литература и современность

Автор вспоминает блокадный Ленинград. Во время блокады он в соавторстве с археологом написал брошюру «Оборона древнерусских городов», чтобы напомнить людям историю осад городов Древней Руси. Автор заметил, что война вводит в обиход забытые древнерусские слова и понятия — рвы, валы, надолбы, народное ополчение.

В Ленинграде, как и в осаждённых городах Древней Руси, использовался женский труд. Женщины строили укрепления, выхаживали раненых и оплакивали погибших. И в древнерусской, и в современной литературе много женских стихов-плачей.

Русские женские плачи — необыкновенное явление. Они не только изъявление чувств — они осмысление совершившегося.

Автор обращается к теме истории культуры, которая не только фиксирует изменения, но и открывает новое в старом, накапливает культурные ценности. Изучение и оценка культуры прошлого позволяет людям опереться на культурное наследие.

Мировая культура расширялась неравномерно, она встречала непонимание и враждебность и потеряла множество ценнейших памятников. До XX века литература Древней Руси не признавалась в мировом масштабе. Не оценена она и до сих пор, поскольку в ней нет ни Данте, ни Шекспира. Древнерусская литература плотно связана с историей, фольклором, обрядовой поэзией, но от этого она не становится менее ценной.

Автор описывает историю русской литературы начиная с X века, когда из Болгарии на Русь пришла письменность. Затем он обращается к труду библиографа, которым стал, утратив личную библиотеку.

Автор вспоминает цикл стихотворений Александра Блока «На поле Куликовом», после чего углубляется в историю великого сражения, освободившего русичей от монголо-татарского ига. Это освобождение повлекло за собой подъём древнерусской культуры. Автор отмечает и роль Киевской Руси в развитии русской культуры и единства. Он считает, что мы должны быть благодарными сыновьями великой матери — Древней Руси.

Что скажете о пересказе?

Что было непонятно? Нашли ошибку в тексте? Есть идеи, как лучше пересказать эту книгу? Пожалуйста, пишите. Сделаем пересказы более понятными, грамотными и интересными.

Источник

Adblock
detector