Меню

Битва при земле началось

Битва при Заме

решающая победа Рима, конец Второй Пунической войны

Стороны
Карфаген Римская республика, Западная Нумидия
Командующие
Ганнибал Барка, Магарбал† Публий Корнелий Сципион Африканский, Масинисса
Силы сторон
35 тысяч пехотинцев 2-3 тысячи конников и 80 боевых слонов 25-30 тысяч пехотинцев и 6-8 тысяч всадников
Вторая Пуническая война п ·Сагунт — Лилибей — Рона — Тицин — Треббия — Циссис — Тразименское озеро — Эбро — Агер Фалерн — Героний — Канны — Нола (1) — Балканы — Дертоса — Нола (2) — Корнус — Нола (3) — Беневент (1) — Сиракузы — Тарент (1) — Капуя (1) — Беневент (2) — Силар — Гердония (1) — Верхний Бетис — Капуя (2) — Гердония (2) — Нумистрон — Канузий — Тарент (2) — Новый Карфаген — Бекула — Грумент — Метавр — Илипа — Кротона — Утика — Баградас — Цирта — Долина По — Зама

Битва при Заме — последнее сражение Второй Пунической войны, закончившееся поражением армии Ганнибала.

Содержание

Предыстория

Рим собрал все свои военные, политические и дипломатические силы для борьбы с Карфагеном. Вопреки традициям Римской республики, армия была пополнена выпущенными из тюрем заключёнными и выкупленными за счёт государства рабами. Командующий римской армией консул Публий Корнелий Сципион («Сципион Африканский») предложил сенату перенести театр военных действий в Африку, чтобы вырвать стратегическую инициативу из рук карфагенской армии. В 204 году до н. э. Сципион высадился на африканский берег вблизи г. Утики с 30-тысячой армией. Против римлян выступили нумидийцы — союзники Карфагена. Но Сципион воспользовался распрей между вождями нумидийцев, разбил одного из них — Сифакса и поставил на его место его противника Массиниссу. Массинисса стал союзником Рима, таким образом, Сципион приобрел лучшую лёгкую кавалерию Средиземноморья. Нумидийцы были прирождёнными всадниками, а их кони повиновались не узде, а голосу хозяина и прикосновению древка копья. На шею лошади нумидийцы набрасывали лишь верёвку, за которую держались рукой. Они не имели никаких доспехов и были вооружены лишь дротиками и лёгкими щитами. В битве при Заме нумидийцы сражались и на стороне Рима, и на стороне Карфагена.

В связи с непосредственной угрозой столице карфагенский сенат отозвал Ганнибала из Италии.

Сражение между римлянами и карфагенянами состоялось при Заме — Нараггаре 19 октября 202 года.

Силы сторон

Римская армия имела 20-25 тысяч пехотинцев и 6-8 тысяч конников, Карфагенская армия насчитывала 35 тысяч пехотинцев, 2-3 тысячи конников и 80 слонов (очень сомнительно их использование). Боевые слоны являлись грозной силой, но они были совсем недавно приведены из Центральной Африки и ещё плохо обучены.

Таким образом, преимущества не было ни у одной из сторон: у римлян было преимущество в кавалерии, а у карфагенян — в пехоте. Соотношение сил похоже на таковое в битве при Каннах.

Выбирая расстановку на поле боя, Сципион считался с тем фактом, что его пехоте придется столкнуться с большим количеством боевых слонов. Он специально построил пехотинцев таким образом, чтобы они не были лишены маневренности: в первую линию были помещены гастаты, сзади — принципы и триарии. В третьей линии находились стрелки и лучники, а также вспомогательные войска италийцев. По замыслу Сципиона, в случае атаки слонов первая и вторая линии римлян могли потесниться и дать слонам проход, где они бы попали под плотный обстрел третьей линии.

Конница построилась на флангах. Особенно сильной была нумидийская конница. Нумидийцы умели маневрировать с невероятной быстротой. Они утомляли неприятеля беспрерывными атаками, нападая со всех сторон.

Карфагеняне выдвинули слонов и лёгкую пехоту вперёд, а вторую линию расположили в 200 метрах за первой. Ганнибал решил отвлечь с поля сражения римскую конницу, а затем окружить римскую пехоту. В случае неудачи он рассчитывал отвести карфагенскую армию в укреплённый лагерь.

Ход битвы

Бой начали карфагеняне одновременной атакой кавалерии с флангов и слонов в центре. Римская кавалерия, более многочисленная, отбросила конницу карфагенян и бросилась в погоню, быстро исчезнув из поля зрения. Так расчёт Ганнибала удался, численный перевес перешёл к нему.

Завидев атаку слонов, римские пехотинцы принялись осуществлять план Сципиона: гастаты и принципы, в боевом порядке, разошлись вправо и влево, освободив им проход — в результате слоны пробежали, не нанеся римлянам существенных потерь. Продвинувшись вперед, слоны, как и было задумано, попали под шквальный огонь лучников и стрелков-велитов, что вызвало панику у животных. Слоны развернулись и побежали назад, нанеся потери первой линии своих же войск и посеяв среди них неуверенность в исходе битвы.

Ганнибал, несмотря на бегство слонов, продолжил атаку в центре своей пехотой. В атаку пошли иберийские наемники, а также граждане Карфагена и союзные македоняне. Римская пехота ринулась навстречу первой линии карфагенян и потеснила ее, однако в этот момент в битву вошла подоспевшая вторая, более сильная линия армии Ганнибала и перевес сил изменился.

При этом Ганнибал предпринял попытку охватить фланги противника своей третьей, самой сильной линией, состоящей из ветеранов, сражавшихся с ним пятнадцать лет в Италии. Этот приём Ганнибал применял во многих сражениях, выдвижение и охват флангов противника отборными частями пехоты всегда обеспечивали ему успех.

Но Сципион сделал почти одновременно аналогичный ход, то есть выдвинул на фланги своих принципов и триариев. Завязался упорный бой, в котором, по различным источникам, с одной стороны командовал лично Ганнибал, а с другой — лично Сципион. Рубка на флангах продолжалась около двух часов, и ее продолжению воспрепятствовал ход битвы в центре: здесь карфагеняне сломили сопротивление гастатов и заставили последних отступить; в результате центр римлян прогнулся вглубь на 2-3 км. Чтобы избежать расчленение армии на две части, Сципион приказал увести войска с флангов для ликвидации прорыва в центре. Ганнибал воспользовался этим и, дав войскам небольшую передышку, повел их на римские позиции с новой силой.

Учитывая численное превосходство карфагенян, римляне явно проигрывали сражение, но в этот момент после преследования противника вернулась римская конница. Римляне быстро сориентировались на поле боя и неожиданно ударили в тыл наступавшим карфагенянам. Задние линии армии Ганнибала, продержавшись около часа, не выдержали и пустились в беспорядочное бегство.

Итоги

Поражение Ганнибала было полным. Карфагеняне потеряли 20 тысяч человек убитыми и 10 тысяч пленными, 133 знамени и 11 слонов. Сам Ганнибал в последний момент успел покинуть поле битвы и избежать смерти. Римляне потеряли убитыми около 2 тысяч человек.

Битва при Заме считается сражением, проиграв которое, Карфаген окончательно уступил и во Второй Пунической войне.

Интересные факты

Не будь у Сципиона многочисленной нумидийской конницы, Ганнибал смог бы использовать своих боевых слонов против кавалерии противника, и наверняка бы выиграл бой. Но нумидийским коням был привычен вид слонов, а всадники сами порой участвовали в их ловле. Помимо того, эта лёгкая кавалерия вела лишь метательный бой и вряд ли бы получила серьёзные потери от атаки огромных млекопитающих.

Стоит отметить, что Сципион в сражении при Заме использовал элементы тактики Александра Македонского в битве при Гавгамелах. Как фалангиты Александра расступались перед колесницами персов, так и римляне расступались перед слонами Ганнибала, пропуская их в свой тыл, где их убивали или ловили.

Читайте также:  Акт постоянного пользования землей в украине

Источник

Битва при Зеле

Митридат стремительно вел свою немногочисленную армию в Понт, прекрасно понимая, что время сейчас решает все, если Лукулл будет двигаться так же быстро, то вполне вероятно, что к его приходу римляне смогут объединить свои силы. Но не успели, и Евпатор у города Зелы с ходу атаковал войска легата Флавия Адриана, которому было поручено охранять завоеванную Понтийскую область. Это были те самые войска, которые отказались следовать в парфянский поход за Лукуллом, а остались на месте. «Привыкнув к богатству и роскоши, солдаты сделались равнодушны к службе» (Плутарх). В итоге все это воинство было разбито вдребезги мощным натиском тяжелой армянской кавалерии и отборной пехоты Митридата, оставив на поле боя 500 человек убитыми, горе-вояки бежали в свой лагерь и укрылись там от понтийских атак. Адриан перепугался не на шутку, освободив и вооружив всех рабов в лагере, со страхом ждал следующего дня, поскольку понимал, что царь Понта приложит все усилия, чтобы добить римлян в их лагере. Предчувствия его не обманули, атака началась с утра, и бои продолжались в течение всего дня, и вновь фортуна была благосклонна к сыновьям волчицы. Митридат, который лично водил в бой свои войска, был ранен дважды — камнем в колено и стрелою под глаз, царя унесли в лагерь, а штурм римских позиций прекратился. После этого на много дней установилась тишина, поскольку Евпатор занялся своим здоровьем, а римляне просто боялись выходить за лагерный вал, количество раненых у них было очень велико. Царь понимал, что темп наступления потерян и подкрепление к его врагам подойдет в любом случае, но и под его знамена приходили желающие сражаться с захватчиками, однако пока Евпатором занимались скифские лекари, ни о каких боевых действиях речи не шло. И как только Митридат встал на ноги, то он сразу же стал готовить войско к новому сражению, но и к Фабию уже пришла долгожданная помощь. Гай Валерий Триарий, второй человек в Азии после Лукулла, прибыл со своими когортами в лагерь и принял у Адриана командование. Не откладывая дела, и римлянин, и Митридат построили свои войска в боевые порядки и только собрались начать бой, как налетела буря и произвела в их лагерях страшное опустошение: повалила палатки, раскидала имущество, разогнала вьючный скот, а некоторых из людей опрокинула в пропасть. Посчитав все случившееся дурным знаком, враги разошлись, и все это очень напомнило историю с небесным телом, которое в начале войны упало между римлянами и понтийцами. Однако вскоре Гай Валерий снова решил вступить в бой с Евпатором, и было это вызвано обычным для римских полководцев явлением — желанием не делиться своей славой и добычей со своим коллегой. А здесь пришлось бы делиться, потому что Лукулл из самых лучших побуждений спешил на помощь своим соотечественникам — его столь длительная задержка была вызвана тем, что легионы открыто отказались ему повиноваться, и «римские солдаты праздно сидели в Гордиене, ссылаясь на зимнее время и поджидая, что вот-вот явится Помпей или другой полководец, чтобы сменить Лукулла» (Плутарх). За несколько лет непрерывных боев и походов, Лукулл, выдающийся стратег и неплохой тактик, так и не сумел найти общий язык со своими подчиненными, вызывая у них лишь острую неприязнь. Здесь свою роль играло буквально все: и надменность римского аристократа, смотрящего на всех свысока, и запрет на грабеж многих городов, взятых его войсками, и те лишения, которым проконсул подвергал свои легионы в погоне за славой и трофеями. Но, узнав о беде, в которую попали их соотечественники, римляне согласились с доводами своего полководца и поспешили им на помощь — только вот Триарий считал, что в этой помощи он не нуждается.

Еще стояла ночь, когда Гай Валерий стал выводить из лагеря свои войска и медленно выдвигаться в сторону понтийских сторожевых постов, он рассчитывал захватить врагов врасплох, но дозорные вовремя заметили движение в римском лагере и доложили об этом Митридату. Царь распорядился поднимать войска без излишнего шума и готовиться к бою, ждать противника в лагере он не хотел, а решил дать сражение перед ним. Когда римскому полководцу донесли, что скрытно подойти не удастся и что их заметили, то он приказал больше не скрываться, а строить легионы, и вызывать врага на бой. Евпатор расположил свои войска классически — в центре пехота, кавалерия на флангах, причем заметив, что в тылу вражеских когорт остается болото, которое они обошли, когда выходили из лагеря, решил их в это самое болото загнать. Тяжелую армянскую конницу он сосредоточил на правом фланге, где и собрался нанести решительный удар. В атаку этих всадников он поведет лично, пусть сражаются с удвоенным рвением, видя царя впереди. Триарий тоже не мудрствовал, построив войска по привычной схеме: конница прикрывает фланги, а тяжелая пехота атакует в центре, поскольку именно на высокие боевые качества легионеров и был его главный расчет.

Сражение началось с первыми лучами солнца, и римский полководец сразу же послал в бой когорты, чтобы первым натиском опрокинуть врага и быстро решить дело. Навстречу им, сдвинув большие прямоугольные римские щиты, двинулись ветераны Митридата, те, кого обучали римские учителя, те самые воины, которые прошли с ним через все превратности войны, но остались до конца преданными своему царю. Подойдя на расстояние броска копья, два строя забросали друг друга пилумами, а затем, рванув из ножен мечи, пошли в атаку. Лавина бегущих римлян столкнулась с такой же лавиной понтийцев и началась рукопашная, воины рубили друг друга мечами, сбивали ударами щитов на землю, тех, кто упал, затаптывали ногами. Легионы усилили свой натиск, но понтийцы его выдержали и сами пошли вперед. Глаза римского полководца расширились от удивления, он и понятия не имел, что кто-то на востоке сможет в прямом бою устоять против легионеров. Пехота яростно рубилась по всему фронту, упорный бой не ослабевал ни на минуту, и Гай Валерий, видя, что натиск его бойцов не привел к решительному успеху, решил попытать счастья в кавалерийском бою. Он решил опрокинуть вражеских всадников на флангах, выйти в тыл понтийской пехоте, взять ее в кольцо и изрубить, правда, для этого надо было опрокинуть армянскую конницу, но Триарий знал из рассказов очевидцев, как легко громили ее солдаты Лукулла. Но он не учел одного — эту конницу подготовил лично Митридат, и он же ее возглавлял, а это дорогого стоило.

Над рядами римских всадников пропела труба и медленно, постепенно набирая разбег, они пошли в атаку, впереди ярким светом полыхнуло на блестящих доспехах царской кавалерии, это закованные в доспехи воины скинули свои плащи, которыми они прикрывали свои панцири от палящих лучей солнца. Грохотали понтийские барабаны, ветер развевал знамена Армении и Понта, а затем эти несокрушимые волны бойцов пошли вперед, разгоняя коней, прямо на строй идущей на них римской конницы. Впереди сверкающего сталью кавалерийского клина, на огромном боевом коне и сжимая в руке тяжелую сарматскую пику, мчался закованный в блестящие доспехи чернобородый гигант, за плечами которого развевался пурпурный плащ. «Митридат! — ревели идущие в атаку царские всадники, — Митридат!» — гремело над равниной грозное имя царя, которое понтийские солдаты превратили в свой боевой клич. Строй тяжелой кавалерии под командованием Евпатора ударил в ряды римлян, и они разлетелись вдребезги, сотни всадников попадали на землю, пронзенные армянскими копьями, тех, кого просто сбросили с коней, моментально затоптали копытами. Боя не получилось, римляне стали поворачивать коней и обращаться в бегство, не обращая внимания на отчаянные крики командиров, а Митридат, бросив за ними в погоню легкую конницу, повел свой отряд во фланг отчаянно сражающимся римским когортам. Легионы оказались между молотом и наковальней: от страшного удара ведомых царем всадников их строй рухнул и они обратились в бегство, в панике бросая оружие. Но уйти им не дали, зажав с двух сторон, легионеров оттеснили к болоту, где и начали безжалостно рубить стоявших по колено в болотной жиже римлян. Митридат выехал из этой бойни и повел своих всадников дальше по равнине, преследуя вражескую кавалерию, пока оказавшийся волею случая рядом с ним центурион, не рубанул его по бедру мечом, из-за доспехов не надеясь поразить царя в спину. Евпатор повалился с коня, а его друзья, окружив римлянина, поразили его копьями, а потом затоптали конями насмерть. Подхватив истекающего кровью Митридата, телохранители понесли его в тыл, а вот стратеги повели себя не лучшим образом и остановили преследование, чем вызвали немалое смятение в войсках. И пока понтийцы пребывали в этом беспорядке и выясняли, что же произошло, римляне развили такую прыть, что вскоре покинули поле боя. Толпившиеся на равнине солдаты требовали показать им царя — и как только врач Тимофей остановил кровь, Митридат с возвышенного места явил себя армии. В гневе он обрушился на полководцев, упрекая их в том, что они напрасно остановили погоню и позволили части римлян уцелеть. Вновь построив боевые порядки, Митридат повел свои войска через заваленную телами равнину на штурм вражеского лагеря. Но подойдя к распахнутым воротам, понтийцы с удивлением обнаружили, что за ними никого нет — сыновья волчицы в панике бежали, оставив все свое добро в руках победителей.

Читайте также:  Гидросфера земли чем обусловлен

Подобного разгрома Республика не ведала давно, в битве при Зеле было убито 24 трибуна и 150 центурионов, практически весь средний и младший командный состав остался лежать на этой равнине, даже Аппиан отметил, что «такое число начальников редко когда погибало у римлян в одном сражении». По сообщению Плутарха, римлян полегло более семи тысяч человек, а это действительно очень большие потери для Республики; обычно сыновья волчицы отделывались малой кровью. Но самое удивительное было дальше: дело в том, что никто из римских полководцев, которые в тот момент находились в этих местах, не озаботился устроить павшим легионерам погребение, и они так и лежали на протяжении трех лет, пока не пришел Великий Помпей. «Найдя еще не погребенные тела тех, кто пал во главе с Триарием в несчастном сраженье с Митридатом, Помпей приказал похоронить их всех с почетом и пышностью (это упущение Лукулла, видимо, особенно возбудило против него ненависть воинов>». Как видим, из этого текста следует, что вместе со своими воинами на поле боя остался и Гай Валерий Триарий, а это еще больше усугубляло ситуацию, поскольку погиб человек, который в отсутствие Лукулла отвечал за оборону Азии. Правда, в биографии Лукулла Плутарх рассказывает прямо противоположное, утверждая, что Гай Валерий остался жив и проконсул прятал его от разъяренных солдат Как совместить эти два сообщения, я не знаю.

Опять же невольно напрашивается вывод, что численное преимущество было на стороне римлян, слишком уж был уверен в победе Триарий, да и число убитых римлян практически равно тому числу людей, которых привел из Армении Митридат. Конечно, он мог усилить свои войска за счет тех, кто хотел сражаться с поработителями, но таких все равно в тот момент было гораздо меньше, чем ему хотелось бы. По подсчетам Л. А. Наумова, у римлян было не меньше трех легионов — Триария, Сорантия и Фабия, и с этим можно согласиться, хотя об участии в этом сражении Сорантия никаких сведений нет. Потери римлян Наумов определяет в два с половиной легиона, исходя из того, что погибло 150 центурионов, которые командовали таким же количеством центурий, что и составляет два с половиной легиона. Кто был главным виновником этой драмы, и почему он на это пошел, античные писатели не сомневались: «Триарий из честолюбия захотел, не дожидаясь Лукулла, который был близко, добыть легкую, как ему казалось, победу» (Плутарх). В очередной раз римские полководцы соревновались друг с другом — ив итоге погибло громадное количество людей, даже на взгляд отцов-сенаторов — чрезмерная плата за амбиции отдельно взятой персоны. А потому меры должны были последовать незамедлительно, и они последовали.

После этой великой победы Митридат отступил в Малую Армению и начал забирать отовсюду продовольствие, а что не мог увезти с собой, то уничтожал. Следовавший за ним Лукулл оказался в очень невыгодной ситуации, и вот тут ему снова, как когда-то под Кизиком чуть было не улыбнулась фортуна: один из римских эмигрантов, некий бывший сенатор Аттидий замыслил ни много ни мало — убить самого Митридата. Судя по всему, при дворе Евпатора он околачивался давно и даже был удостоен царской дружбой, но близкие люди так часто предавали царя, что он, наверное, перестал удивляться. Римлянина царь казнил, своих приближенных, которые вступили с ним в сговор, замучил до смерти, а вольноотпущенников, которые помогали Аттидию, он отпустил невредимыми, заявив, что они просто служили своему господину. У Митридата были собственные представления о верности.

Провал устранения Митридата путем заговора означал для Лукулла полный крах — в Риме давно были им недовольны, обвиняли в затягивании войны в целях личной наживы. «В Риме… из зависти обвиняли Лукулла в том, что затягивать войну его побуждают властолюбие и корыстолюбие, в то время как в его руках почти целиком находятся Киликия и Азийская провинция, Вифиния и Понт, Армения и земли, простирающиеся до Фасиса, что недавно он еще к тому же разорил дворец Тиграна, словно его послали грабить царей, а не воевать с ними» (Плутарх). Чашу сенатского терпения переполнил разгром Триария, поскольку из победных реляций Луция Лициния следовало, что Митридат давно разбит. А тут такая катастрофа! И как это прикажете понимать?! Вопрос о смене главнокомандующего был поставлен в сенате и решен не в пользу Лукулла, во главе легионов было решено поставить Великого Помпея, прославившегося в Испании во время войны с Серторием и совершившим то, что до него не удавалось никому, — искоренить пиратство на Средиземном море. И пока Лукулл стоял лагерем против лагеря Митридата, по всей Азии было объявлено, «что римляне упрекают Лукулла, что он затягивает войну сверх нужного времени и что они распускают бывших в его войске солдат и имущество ослушников они конфискуют» (Аппиан). Это было для проконсула подобно удару грома, зато легионы восприняли новость с радостью, им давно уже надоело служить под его командованием, но тут Луций Лициний запаниковал, поскольку возникла реальная угроза остаться перед лицом врага без армии. Не зная, что предпринять, полководец стал ходить по лагерю и уговаривать легионеров остаться. «Но солдаты отталкивали его руку, швыряли ему под ноги пустые кошельки и предлагали одному биться с врагами — сумел же он один поживиться за счет неприятеля!» (Плутарх). Как говорится, не в бровь, а в глаз — за время своих военных кампаний Луций Лициний умудрился награбить столько, что не только обеспечил себя до конца жизни, но, не зная, куда же девать деньги, стал закатывать знаменитые «Лукулловы пиры», чем в итоге и прославился. А пока все римское войско разошлось кто куда, а при проконсуле остались лишь те, которые не боялись сенатского постановления, потому что были очень бедны: войны на Востоке не всем пошли впрок.

Читайте также:  Закрыть свай в земле

А у Митридата теперь были развязаны руки, — узнав обо всем, что происходило в стане противника, он начал вторжение в Каппадокию, а оттуда — в Понт, откуда и изгнал все римские гарнизоны. После долгих лет войны римляне пришли к тому, с чего и начинали: Евпатор опять закрепился в Анатолии — и все их военные успехи оказались пустым звуком; как ни поверни, а Лукулл войну до окончательной победы не довел. Теперь вся тяжесть борьбы с заклятым врагом Республики ложилась на плечи нового командующего, которому и предстояло исправить все ошибки предшественника.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читайте также

11. Первая битва крестоносцев под Царь-Градом и «битва у кораблей», описанная у Гомера

11. Первая битва крестоносцев под Царь-Градом и «битва у кораблей», описанная у Гомера В обнаруженном нами соответствии, которое описывается ниже, «античному» вождю греков царю Агамемнону соответствует маркиз Бонифаций Монферратский. Ему принадлежала верховная власть

«Битва у рва»

«Битва у рва» Между тем, разборки с племенами, союзниками курайшитов, продолжались. Абдаллах ибн Убайя с несколькими преданными бойцами поехал в Хайбар и, выманив хитростью шейха надиритов, убил его. Затем он же убил одного из шейхов сулаймитов. Но эти акции не испугали

11. Первая битва крестоносцев под Царь-Градом и «битва у кораблей», описанная у Гомера

11. Первая битва крестоносцев под Царь-Градом и «битва у кораблей», описанная у Гомера В обнаруженном нами соответствии, которое описывается ниже, «античному» вождю греков царю Агамемнону соответствует маркиз Бонифаций Монферратский. Ему принадлежала верховная власть

18. Битва казаков на острове посреди Иртыша у «жилища Царского» и битва конкистадоров на острове посреди озера, на котором была царская столица Мешико

18. Битва казаков на острове посреди Иртыша у «жилища Царского» и битва конкистадоров на острове посреди озера, на котором была царская столица Мешико • Как мы уже говорили, Ермак с отрядом своих казаков, желая сразить хана Кучума, двинулся по реке Иртыш и оказался около

4. Великая Куликовская битва 1380 года описана в «древней» Махабхарате как Великая битва на поле Куру

4. Великая Куликовская битва 1380 года описана в «древней» Махабхарате как Великая битва на поле Куру 4.1. Краткое содержание эпоса Махабхарата повествует о борьбе двух родственных родов — прямых потомков Дхритараштры — и о грандиозной битве между родами. Один род

3. БИТВА КОНСТАНТИНА С МАКСЕНЦИЕМ ЯКОБЫ В 312 ГОДУ И КУЛИКОВСКАЯ БИТВА 1380 ГОДА

3. БИТВА КОНСТАНТИНА С МАКСЕНЦИЕМ ЯКОБЫ В 312 ГОДУ И КУЛИКОВСКАЯ БИТВА 1380 ГОДА «Античная» битва якобы 312 года происходит в поле, у стен города (считается, что итальянского Рима). Константин подходит к городу издалека, а Максенций выступает из городских стен ему навстречу.

4.1. КУЛИКОВСКАЯ БИТВА 1380 ГОДА ЕЩЕ РАЗ ОТРАЗИЛАСЬ В БИБЛИИ КАК ИЗВЕСТНАЯ БИТВА ДАВИДА С ГОЛИАФОМ

4.1. КУЛИКОВСКАЯ БИТВА 1380 ГОДА ЕЩЕ РАЗ ОТРАЗИЛАСЬ В БИБЛИИ КАК ИЗВЕСТНАЯ БИТВА ДАВИДА С ГОЛИАФОМ Имя царя ДАВИДА или ДАВИТА = ДВТ (без огласовок) = DWT (при одном из способов записи латинскими буквами), по-видимому, является вариантом произношения имени ДИМИТРИЙ. Дело в том, что

Битва за Донбасс — это битва за Россию. Быть или не быть. Введение войск и семантика русского времени

Битва за Донбасс — это битва за Россию. Быть или не быть. Введение войск и семантика русского времени Когда мы видим контекст, смысловую карту происходящего, мы видим и осцилляции истории, отклонения действий, решений, поступков, событий от магистральной линии. План

Глава XV. Битва на Желтых Водах. — Битва под Корсунем. — Строительные действия Москвы в виду Польского разорения. — Казаки между Польшей и Москвой. — Гибель польских трудов на русской почве. — Пощада исконных врагов со стороны московского царя. — Бунт в Вишневетчине.

Глава XV. Битва на Желтых Водах. — Битва под Корсунем. — Строительные действия Москвы в виду Польского разорения. — Казаки между Польшей и Москвой. — Гибель польских трудов на русской почве. — Пощада исконных врагов со стороны московского царя. — Бунт в

Глава XVI. Трафальгарская кампания (окончание) – Изменения в плане Наполеона – Движения флотов – Война с Австрией и Аустерлицкая битва – Трафальгарская битва – Существенная перемена в политике Наполеона, вынужденная результатом морской кампании

Глава XVI. Трафальгарская кампания (окончание) – Изменения в плане Наполеона – Движения флотов – Война с Австрией и Аустерлицкая битва – Трафальгарская битва – Существенная перемена в политике Наполеона, вынужденная результатом морской кампании За объявлением войны

Грюнвальдська битва (битва під Танненбергом)

Грюнвальдська битва (битва під Танненбергом) Дата і місце15 липня 1410 р., територія між селами Грюнвальд, Танненберг (нині Стембарк) і Людвігсдорф (нині Лодвігове), сьогодні Острудський повят Вармінсько-Мазурського воєводства, Польща.Дійові особиНайдосвідченішим

Глава 6 Дева Мария и римлянка Вергиния Куликовская битва описана как Вторая Латинская война Рима и как битва при Клузии (Битва Дмитрия Донского с Мамаем отразилась в Библии как борьба Давида с Авессаломом, а у Ливия — как война Тита Манлия с Латинами)

Глава 6 Дева Мария и римлянка Вергиния Куликовская битва описана как Вторая Латинская война Рима и как битва при Клузии (Битва Дмитрия Донского с Мамаем отразилась в Библии как борьба Давида с Авессаломом, а у Ливия — как война Тита Манлия с Латинами) Еще раз вернемся к

14.2. Битва Давида с филистимлянами и Куликовская битва

14.2. Битва Давида с филистимлянами и Куликовская битва 1) По Библии, царь Давид сделал радикальное преобразование религии у Филистимлян. Он захватил священные истуканы Филистимлян и приказал сжечь их святыни. В результате Филистимляне поднялись религиозной войной на

15.6. Куликовская битва у рек Яуза и Дон (Москва) описана Ливием как битва при Клузии и Сентине

15.6. Куликовская битва у рек Яуза и Дон (Москва) описана Ливием как битва при Клузии и Сентине Войска Рима и его противников начинают движение навстречу друг другу. На короткое время консул Фабий = Дмитрий Донской «возвратился в Рим для совещания о ведении войны… предвидя

Источник