Меню

Это наша земля поэзия

Это наша земля поэзия

Попаданец на рыбалке. Книга 3

Здесь ничего бы не стояло

Часть 1.Если долго мучиться

Небольшой экскурс в прошлое и планы на будущее

Река ещё не встала, но была близка к этому. Отдыхай, сударыня речка, натрудилась ты за лето, и кормила, и поила, и лодки гоняла. На Суре был уже заметен тонкий ледок, подбирающийся к стремнине, но ещё не покрывший сплошным слоем всё русло. Но ставший уже довольно толстым лёд, располагавшийся в затонах и заливах, свидетельствовал, что это только вопрос времени, причем не столь уж отдаленного.

Легкий морозец пытался согнать меня с любимого места с видом на Суру. Сюда люди притащили несколько чурбаков, выступавших в роли своеобразных сидений, и соорудили небольшой навес. Не я один любил побыть здесь и полюбоваться открывающимися видами. Уж больно хорошо тут думалось, и все, бестолково метавшиеся мысли, как-то успокаивались, в душе зарождалось умиротворение, и куда-то исчезала вся нервозность и суета. И решения, появляющиеся после такой своеобразной медитации, как правило, оказывались верными.

Хотя заходящее буквально напротив солнце свидетельствовало о завершении дня и пророчило мне очередную трудовую ночь, я никуда не торопился. Не так уж часто появлялась возможность вот так спокойно обдумать сложившуюся ситуацию. И хотя сейчас была не новогодняя ночь, и результаты подводить было ещё рано, но вставшая Сура надолго приковывала нас к этому месту.

Дальние путешествия и торговые экспедиции в это время совершались в основном по воде, а вставшие реки, наоборот, открывали путь всевозможным непрошеным гостям. Мы такое уже проходили. И это тоже была одна из беспокоящих меня проблем. Ну да ладно, не будем о грустном, ещё будет время подумать, как с этим бороться. А вот свадьбы в этом году у нас были очень даже хороши. Аж целых шесть штук сыграли, правда, все за один раз.

Самое главное, как я и предполагал, прибрали к рукам Тумну. Нашлась молодка из новеньких, Ашава, из бывшего рода Паруша, сумевшая окрутить нашего мастера. Правда, по-моему, он и не сильно сопротивлялся, понимая неизбежность конечного результата. В итоге в мастерской Тумны образовалось своеобразное двоевластие — Тумна во многом освободился от проблем, связанных с расширением производства и занялся только творчеством, а его жена, которая, кстати, сама была хорошей художницей, занималась наведением порядка.

Да, вот такое совершенно неожиданное развитие событий. Не принято здесь, что бабы командуют. Но пришлось пойти на такой вариант, тем более, что Ашаву и саму признавали мастером, а в мастерской работали в основном молодые ребятишки, ученики и девчонки. Так что в данном случае такое нововведение прошло. Но я немного отвлекся от приятных мыслей.

Родились и новые жители города, уже появилось пятеро новорожденных, и для них пришлось организовывать что-то типа яслей. И эта, в общем-то не слишком обременительная ситуация, потянула за собой такой ворох гораздо более серьезных проблем, что впору бегать кругами. Самая простая — где найти нянек. Если к этому делу удалось привлечь молодых девчонок, они тут все уже с пяти лет следят за маленькими, то следующую проблему так просто было не решить. Речь шла о социальном устройстве города и статусе его жителей.

Да и другие социальные проблемы возникли как-то сами собой. Если перевести на современные понятия, то получится извечный круг — социалка, ЖКХ, здравоохранение и образование. Вот чем хорош военный коммунизм — он лишен всех этих проблем. Жаль только, что жить в таком режиме долго не получается, а так была бы идеальная парадигма для экспансии. Что-то меня на лирику потянуло, да и стемнело уже совсем, придется идти и медитировать над столом и листом бумаги. Ну, отдыхай, сударыня речка.

В доме, да и во всем городе, жизнь и не думала затихать. Давно прошли те времена, когда ложились спать с курами, сейчас везде, пусть и неярко, но светились окна. Кто-то занимался рукоделием, в школе шли очередные занятия, начальное образование — вот та задача, которая должна быть решена в самое ближайшее время. А раз все при деле, то и мне надо трудиться, так что за стол с бумагой и ручкой, вперед и с песней.

Из всех проблем, стоящих перед городом, я продолжал считать важнейшей вопрос безопасности. И хотя получение бертолетовой соли обозначило кое-какие перспективы и направления дальнейшего движения, работать над этой проблемой предстояло ещё долго. Сама по себе в обычных условиях чистая бертолетова соль не является взрывчатым веществом. Но в смеси с некоторыми компонентами может использоваться как порох или взрывчатка.

Мой интерес к бертолетовой соли в первый раз возник, когда я ещё пацаном занимался ракетомоделизмом. Тогда впервые услышал про Кибальчича и первый реактивный двигатель, в котором в качестве запала использовалась бертолетова соль. Второй раз про Кибальчича и бертолетову соль услышал, изучая историю, в частности, покушение на Александра II. Бомба, которой он был убит, содержала опять же бертолетову соль и сахар.

Два этих факта заставили меня заинтересоваться этой солью и собирать любые доступные материалы в течение долгого времени. И хотя я не стал экспертом в этом вопросе, но узнал достаточно много, чтобы сейчас рассматривать самые разные варианты использования бертолетовой соли в качестве взрывчатого вещества. Её использование в качестве заменителя селитры я отложил на потом. Дело даже было не в том, что порох на основе бертолетовой соли, так называемый хлоратный порох, обладал слишком высокой чувствительностью к механическим воздействиям.

Читайте также:  Какую землю любит бадан

Это вопрос как раз можно было обойти, используя специальные составы, которые давали взрывчатую смесь с характеристиками черного пороха. Проблема была совсем в другом, чтобы использовать порох, нужно ружьё, а вот с этим были сложности. Я, конечно, был готов к тому, что придется делать ружья, но вот времени на это потратить пришлось бы достаточно много, а вот откладывать на потом вопросы безопасности не было возможности.

Поэтому мои мысли постоянно возвращались к Александру II, он личным примером подтвердил, насколько хороша может быть бертолетова соль в составе гранат. Вот только её смесь с сахаром — очень взрывоопасное вещество, использовавшееся одно время в составе запалов вместо гремучей ртути. И хотя у меня не было сахара, получить его не составляло больших проблем, когда есть серная кислота, с её помощью из опилок можно получить сахар.

Но был ещё один состав, представляющий гораздо меньшую опасность в производстве и являющийся отличным взрывчатым веществом. Назывался он пластиковой хлоратной взрывчаткой и представлял собой смесь бертолетовой соли, вазелина и воска. Отсутствие вазелина не должно стать большой проблемой, была нефть, немного, но была, всего накопилось около трехсот килограммов, а из неё можно было получить парафин, который также применялся в составе взрывчатых веществ, содержащих бертолетову соль.

Так что, считая безопасность приоритетной задачей, следовало получить хлоратную взрывчатку, а для этого нужно заняться перегонкой нефти. Конечно, высококачественный бензин не получить, но обыкновенный прямогонный, а также керосин, — вполне реально. Из оставшегося мазута можно будет попытаться выделить парафин. Он присутствует практически в любом топливе, в зимние сорта солярки специально добавляли керосин для растворения парафина, а если керосин удалить из нефти, то и парафин можно будет выделить достаточно просто, надо только ее заморозить. Пожалуй, нефтепереработкой и займусь в первую очередь.

Кажется, наступила спокойная пора. Свадьбы отгуляли, дети родились, и установился определенный порядок в городе. Не всё, конечно, хорошо, есть и трения между отдельными личностями, особенно этим грешат бабы, есть ещё некоторая напряженность между последними новенькими, для которых наши порядки и отношения ещё не стали нормой, но самое главное — нет явного и открытого неприятия всего происходящего.

Источник

КРАСИВЫЕ СТИХИ ПОЭТОВ

Стихи о Земле

Море притягивает к себе наш взгляд, а земля — наши ноги. (Марк Леви)

Александр Пушкин

«Земля и море»

Когда по синеве морей
Зефир скользит и тихо веет
В ветрила гордых кораблей
И челны на волнах лелеет;
Забот и дум слагая груз,
Тогда ленюсь я веселее —
И забываю песни муз:
Мне моря сладкий шум милее.
Когда же волны по брегам
Ревут, кипят и пеной плещут,
И гром гремит по небесам,
И молнии во мраке блещут, —
Я удаляюсь от морей
В гостеприимные дубровы;
Земля мне кажется верней,
И жалок мне рыбак суровый:
Живет на утлом он челне,
Игралище слепой пучины.
А я в надежной тишине
Внимаю шум ручья долины.

Александр Блок

«Я ухо приложил к земле. «

Я ухо приложил к земле.
Я муки криком не нарушу.
Ты слишком хриплым стоном душу
Бессмертную томишь во мгле!
Эй, встань и загорись и жги!
Эй, подними свой верный молот,
Чтоб молнией живой расколот
Был мрак, где не видать ни зги!
Ты роешься, подземный крот!
Я слышу трудный, хриплый голос..
Не медли. Помни: слабый колос
Под их секирой упадет.
Как зерна, злую землю рой
И выходи на свет. И ведай:
За их случайною победой
Роится сумрак гробовой.
Лелей, пои, таи ту новь,
Пройдет весна — над этой новью,
Вспоенная твоею кровью,
Созреет новая любовь.

Анна Ахматова

«Родная земля»

В заветных ладанках не носим на груди,
О ней стихи навзрыд не сочиняем,
Наш горький сон она не бередит,
Не кажется обетованным раем.
Не делаем ее в душе своей
Предметом купли и продажи,
Хворая, бедствуя, немотствуя на ней,
О ней не вспоминаем даже.
Да, для нас это грязь на калошах,
Да, для нас это хруст на зубах.
И мы мелем, и месим, и крошим
Тот ни в чем не замешанный прах.
Но ложимся в нее и становимся ею,
Оттого и зовем так свободно — своею.

Федор Тютчев

«Еще земли печален вид. «

Еще земли печален вид,
А воздух уж весною дышит,
И мертвый в поле стебль колышет,
И елей ветви шевелит.
Еще природа не проснулась,
Но сквозь редеющего сна
Весну послышала она
И ей невольно улыбнулась.

Душа, душа, спала и ты.
Но что же вдруг тебя волнует,
Твой сон ласкает, и целует,
И золотит твои мечты.
Блестят и тают глыбы снега,
Блестит лазурь, играет кровь.
Или весенняя то нега.
Или то женская любовь.

Читайте также:  Необъяснимые факты про землю

Сергей Есенин

«Гой ты, Русь, моя родная»

Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты — в ризах образа…
Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза.
Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.

Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас.
И гудит за корогодом
На лугах веселый пляс.

Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

Афанасий Фет

«Заря прощается с землею»

Заря прощается с землею,
Ложится пар на дне долин,
Смотрю на лес, покрытый мглою,
И на огни его вершин.

Как незаметно потухают
Лучи и гаснут под конец!
С какою негой в них купают
Деревья пышный свой венец!

И все таинственней, безмерней
Их тень растет, растет, как сон;
Как тонко по заре вечерней
Их легкий очерк вознесен!

Как будто, чуя жизнь двойную
И ей овеяны вдвойне, —
И землю чувствуют родную,
И в небо просятся оне.

Николай Гумилёв

«Больная земля»

Меня терзает злой недуг,
Я вся во власти яда жизни,
И стыдно мне моих подруг
В моей сверкающей отчизне.

При свете пламенных зарниц
Дрожат под плетью наслаждений
Толпы людей, зверей и птиц,
И насекомых, и растений.

Их отвратительным теплом
И я согретая невольно,
Несусь в пространстве голубом,
Твердя старинное «довольно».

Светила смотрят всё мрачней,
Но час тоски моей недолог,
И скоро в бездну мир червей
Помчит ослабленный осколок.

Комет бегущих душный чад
Убьет остатки атмосферы,
И диким ревом зарычат
Пустыни, горы и пещеры.

И ляжет жизнь в моей пыли,
Пьяна от сока смертных гроздий,
Сгниют и примут вид земли
Повсюду брошенные кости.

И снова будет торжество,
И снова буду я единой,
Необозримые равнины,
И на равнинах никого.

Владимир Маяковский

«От усталости»

Земля!
Дай исцелую твою лысеющую голову
лохмотьями губ моих в пятнах чужих позолот.
Дымом волос над пожарами глаз из олова
дай обовью я впалые груди болот.
Ты! Нас — двое,
ораненных, загнанных ланями,
вздыбилось ржанье оседланных смертью коней.
Дым из-за дома догонит нас длинными дланями,
мутью озлобив глаза догнивающих в ливнях
огней.
Сестра моя!
В богадельнях идущих веков,
может быть, мать мне сыщется;
бросил я ей окровавлнный песнями рог.
Квакая, скачет по полю
канава, зеленая сыщица,
нас заневолить
веревками грязных дорог.

Валерий Брюсов

«Земле»

Как отчий дом, как старый горец горы,
Люблю я землю: тень ее лесов,
И моря ропоты, и звезд узоры,
И странные строенья облаков.

К зеленым далям с детства взор приучен,
С единственной луной сжилась мечта,
Давно для слуха грохот грома звучен,
И глаз усталый нежит темнота.

В безвестном мире, на иной планете,
Под сенью скал, под лаской алых лун,
С тоской любовной вспомню светы эти
И ровный ропот океанских струн.

Среди живых цветов, существ крылатых
Я затоскую о своей земле,
О счастье рук, в объятьи тесном сжатых,
Под старым дубом, в серебристой мгле.

В Эдеме вечном, где конец исканьям,
Где нам блаженство ставит свой предел,
Мечтой перенесусь к земным страданьям,
К восторгу и томленью смертных тел.

Я брат зверью, и ящерам, и рыбам,
Мне внятен рост весной встающих трав.
Молюсь земле, к ее священным глыбам
Устами неистомными припав!

Михаил Лермонтов

«Земля и небо»

Как землю нам больше небес не любить?
Нам небесное счастье темно;
Хоть счастье земное и меньше в сто раз,
Но мы знаем, какое оно.

О надеждах и муках былых вспоминать
В нас тайная склонность кипит;
Нас тревожит неверность надежды земной,
А краткость печали смешит.

Страшна в настоящем бывает душе
Грядущего темная даль;
Мы блаженство желали б вкусить в небесах,
Но с миром расстаться нам жаль.

Что во власти у нас, то приятнее нам,
Хоть мы ищем другого порой,
Но в час расставанья мы видим ясней,
Как оно породнилось с душой.

Бальмонт Константин

«Земля»

Земля, я неземной, но я с тобою скован
На много долгих дней, на бездну быстрых лет.
Зеленый твой простор мечтою облюбован,
Земною красотой я сладко заколдован,
Ты мне позволила, чтоб жил я как поэт.

Меж тысячи умов мой мозг образовала
В таких причудливых сплетеньях и узлах,
Что все мне хочется, «Еще» твержу я, «Мало»,
И пытку я люблю, как упоенье бала,
Я быстрый альбатрос в безбрежных облаках.

Не страшны смелому безмерные усилья,
Шутя перелечу я из страны в страну,
Но в том весь ужас мой, что, если эти крылья
Во влаге омочу, исполненный бессилья,
Воздушный, неземной, я в море утону.

Я должен издали глядеть на эти воды,
В которых жадный клюв добычу может взять,
Я должен над землей летать не дни, а годы,
Но я блаженствую, я лучший сон природы,
Хоть как я мучаюсь – мне некому сказать.

Читайте также:  Какую пластиковую трубу выбрать для водопровода в земле

И рыбы бледные, немые черепахи,
Быть может, знают мир, безвестный для меня,
Но мне так радостно
застыть в воздушном взмахе,
В ненасытимости, в поспешности и страхе,
Над пропастью ночей и над провалом дня.

Земля зеленая, я твой, но я воздушный,
Сама велела ты, чтоб здесь я был таким,
Ты в пропастях летишь, и я лечу, послушный,
Я страшен, как и ты, я чуткий и бездушный,
Хотя я весь – душа, и мне не быть другим.

Зеленая звезда, планета изумруда,
Я так в тебе люблю безжалостность твою,
Ты не игрушка, нет, ты ужас, блеск и чудо,
И ты спешишь – туда, хотя идешь – оттуда,
И я тебя люблю, и я тебя пою.

В раскинутой твоей роскошной панораме,
В твоей, не стынущей и в декабрях, весне,
В вертепе, в мастерской, в тюрьме,
в семье и в храме
Мне вечно чудится картина в дивной раме,
Я с нею, в ней и вне, и этот сон – во мне.

Сказал, и более я повторять не стану,
Быть может, повторю, я властен повторить:
Я предал жизнь мою лучистому обману,
Я в безднах мировых нашел свою Светлану
И для нее кручу блистающую нить.

Моя любовь – земля,
я с ней сплетен – для пира,
Легенду мы поем из звуковых примет.
В кошмарных звездностях,
в безмерных безднах мира,
В алмазной плотности бессмертного эфира –
Сон Жизни, Изумруд, Весна, Зеленый Свет!
Земля, ты так любви достойна
за то, что ты всегда иная,
Как убедительно и стройно
все в глуби глаз, вся жизнь земная.
Поля, луга, долины, степи,
равнины, горы и леса,
Болота, прерии, мареммы,
пустыни, море, небеса.
Улыбки, шепоты и ласки,
шуршанье, шелест, шорох, травы,
Хребты безмерных гор во мраке,
как исполинские удавы,
Кошмарность ходов под землею,
расселин, впадин и пещер,
И храмы в страшных подземельях,
чей странен сказочный размер.
Дремотный блеск зарытых кладов,
целебный ключ в тюрьме гранита,
И слитков золота сокрытость,
что будет смелыми отрыта.
Паденье в пропасть, в мрак и ужас,
в рудник, где раб –
как властелин,
И горло горного потока,
и ряд оврагов меж стремнин.
В глубоких безднах океана –
дворцы погибшей Атлантиды,
За сном потопа – вновь под солнцем –
ковчег Атлантов, пирамиды,
Землетрясения, ужасность –
тайфуна, взрытости зыбей,
Успокоительная ясность вчера лишь вспаханных полей.

Владимир Высоцкий

«Песня о Земле»

Кто сказал: «Все сгорело дотла,
Больше в землю не бросите семя!»?
Кто сказал, что Земля умерла?
Нет, она затаилась на время!

Материнства не взять у Земли,
Не отнять, как не вычерпать моря.
Кто поверил, что Землю сожгли?
Нет, она почернела от горя.

Как разрезы, траншеи легли,
И воронки — как раны зияют.
Обнаженные нервы Земли
Неземное страдание знают.

Она вынесет все, переждет, —
Не записывай Землю в калеки!
Кто сказал, что Земля не поет,
Что она замолчала навеки?!

Нет! Звенит она, стоны глуша,
Изо всех своих ран, из отдушин,
Ведь Земля — это наша душа, —
Сапогами не вытоптать душу!

Кто поверил, что Землю сожгли?!
Нет, она затаилась на время.

Иосиф Бродский

«С точки зрения воздуха, край земли. «

С точки зрения воздуха, край земли
всюду. Что, скашивая облака,
совпадает — чем бы не замели
следы — с ощущением каблука.
Да и глаз, который глядит окрест,
скашивает, что твой серп, поля;
сумма мелких слагаемых при перемене мест
неузнаваемее нуля.
И улыбка скользнет, точно тень грача
по щербатой изгороди, пышный куст
шиповника сдерживая, но крича
жимолостью, не разжимая уст.

Асадов Эдуард

«Самое прочное на Земле»

Скала, подставляя под волны грудь,
Стоит, всем ветрам открыта.
А есть ли на свете хоть что-нибудь,
Что было б прочней гранита?

На это ответ был наукой дан
Еще из столетней дали:
— Крепче гранита — металл титан
И твердые марки стали.

А тверже? Не щурьте пытливо глаз,
Ответ ведь известен тоже:
— Прочнее, чем сталь и титан, — алмаз. —
Пусть так. Ну а есть на земле у нас
Хоть что-то алмаза тверже?

Да, есть на земле вещество одно,
И тут ни при чем наука:
Всех крепче и было и быть должно
Твердое слово друга!

Игорь Кобзев

«Дума о Родине»

Заводи темные
Шум тополей
Тихие, теплые
Руки полей…

Милая Родина,
Я – твой росток!
Малая родинка,
Родничок.

В стынь и в распутицу
Веровал я
Свято: да сбудется
Воля твоя!

Годы все множатся,
Ткут седину.
Стал я тревожиться
За страну.

Памятью детства
Дорога манит.
Каждое деревце
Душу щемит.

Каждой травинкою,
Где прохожу,
Я – как кровинкою –
Дорожу.

Древняя, отчая
Матерь-земля
Стала как доченька
Для меня.

Думаю думушку,
Спать не могу:
Чем ей голубушке.
Помогу?

Как мне сады
Заслонить от ветров,
Наши труды
Сохранить от врагов?

Как защитить
От недобрых людей
Звонких синичек
И гордых лосей?

Как от бесчестной
потравы сберечь
Русские песни
И русскую речь?!

Источник