Меню

Геостратегическое деление земли военная мысль

О необходимости учета современного деления геостратегического пространства при организации системы воздушно-космической обороны

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 5/1999, стр. 57-59

О необходимости учета современного деления геостратегического пространства при организации системы воздушно-космической обороны

кандидат военных наук, доцент

кандидат военных наук, доцент

ОСОБЕННОСТЬЮ современной нарезки геостратегического пространства (ГСП) является то, что в целях максимального учета интересов национальной безопасности России она осуществлена отдельно для каждой сферы вооруженной борьбы — наземной, морской и воздушно-космической. При этом деление ГСП базируется на следующем. На основе оценки возможных стратегических целей войны определяются те стратегические группировки потенциальных противников, которые в состоянии эти цели достичь. В общем ГСП выделяются области пространства, в пределах которых они развернуты либо могут создаваться в мирное время, а с началом военных действий решать боевые задачи по достижению данных стратегических целей. Посредством последовательной декомпозиции стратегических целей, группировок и областей пространства ведения военных действий на оперативные (а далее и тактические) составляющие производится нарезка ГСП на более низких уровнях.

Такой подход «от противника» объективен и дает возможность осуществления последующих шагов по созданию системы обороны государства. Для этого необходимо в выявленных стратегических (оперативных, тактических) объемах пространства стратегической (оперативной, тактической) группировке противника противопоставить соответствующую по масштабам и возможностям группировку своих войск (сил).

Проведенный анализ показывает, что построение системы обороны государства в наземной сфере по формальным признакам адекватно построению и характеру возможного применения ВС потенциальных агрессоров.

Действительно, как противовес оперативно-стратегической группировке противника на каждом стратегическом направлении (СН) создается общевойсковое территориальное оперативно-стратегическое объединение ВС РФ — военный округ (в угрожаемый период — фронт), а каждой его оперативной группировке на направлении (операционном направлении) — оперативные общевойсковые формирования (армии), входящие в состав фронта. Аналогично и на тактическом уровне.

Читайте также:  Искусственный спутник земли перешел с одной круговой орбиты

Следует отметить, что придание командованию военного округа в соответствии с его новым статусом роли оперативно-стратегического командования на СН является обоснованным шагом с точки зрения повышения эффективности применения общевойсковых группировок в современных крупномасштабных и локальных военных конфликтах. В дальнейшем уменьшение или увеличение числа военных округов и уточнение их границ должно производиться с учетом изменения возможных источников агрессии, количественно-качественного состояния группировок сил общего назначения потенциальных противников и пространственных характеристик их действий.

Проведя аналогичный анализ в области воздушно-космической обороны, можно сделать вывод о том, что существующая нарезка ГСП с точки зрения воздушно-космической безопасности России является, в принципе, объективной, т.е. в основе деления, как и в наземной сфере, лежит оценка созданных ведущими странами мира группировок (предназначенных для воздушно-космического нападения), пространства их базирования, стоящих перед ними задач и способов их решения.

Вместе с тем (и это особенно важно) необходимо отметить явное несовпадение нарезки ГСП для ведения военных действий на земле с нарезкой ГСП в воздухе и космосе, т.е. число и границы стратегических воздушно-космических направлений не соответствуют числу и границам СН (ТВД), а число и границы воздушных направлений — числу и границам операционных направлений.

В нашей стране необходимое соответствие группировок сил ВКО силам ВКН на стратегическом уровне до недавних пор обеспечивалось интеграцией первых в единую систему воздушно-космической обороны, в рамках которой были созданы группировки и спланирована стратегическая операция по отражению воздушно-космического нападения на СССР (РФ). На севере группировке СНС США противостояла стратегическая группировка войск (сил) ПВО СССР (РФ) в целом, на западе стратегической группировке ОВВС НАТО — войска ПВО ряда отдельных армий (зон) и одного округа ПВО в пределах европейской части страны. Их действия по выполнению оперативных задач (по числу объединений ПВО и РКО) были интегрированы в единую систему (под управлением главнокомандующего с его ЦКП), что позволяет говорить о решении общей стратегической задачи по противовоздушной (противоракетной) обороне на стратегическом воздушно-космическом направлении.

На оперативном уровне соответствие было еще более очевидным. До распада СССР практически на каждом воздушном направлении были развернуты оперативные объединения (отдельные армии) ПВО, причем их границы по фронту совпадали с границами воздушных направлений, а глубина обороны — с глубиной решения оперативных задач потенциальным воздушным противником.

Происшедшие за последние 7-10 лет геостратегические изменения, связанные с распадом Варшавского Договора и Советского Союза, существенно не деформировали границы стратегических воздушно-космических и воздушных направлений. Однако система противовоздушной обороны РФ не только оказалась значительно ослабленной ввиду планового сокращения войск, но и (что наиболее опасно) вошла в формальное противоречие с построением и характером возможной воздушно-космической агрессии противника.

Так, несмотря на то что в системе стратегических действий ВС РФ сохранилась стратегическая операция по отражению ВКН противника, группировки войск ПВО (в составе созданных армий ВВС и ПВО) по сути лишились управления со стороны единого главнокомандующего и, более того, оказались в оперативном подчинении у командующих войсками военных округов. Сложилась ситуация, когда планирование стратегической операции, ее выполнение и ответственность за результат стали функциями различных органов управления. В таком случае простая совокупность даже успешно выполненных военными округами отдельных задач по ПВО отнюдь не будет складываться в решенную стратегическую задачу, так как они не связаны единой целью, единым замыслом и единым управлением.

На оперативном уровне противоречие еще более заметно. Сейчас на многих воздушных направлениях нет созданных оперативных группировок войск (сил) для борьбы с воздушным противником. Например, войска одного территориального объединения ПВО, дислоцирующегося на северо-западе РФ, вынуждены решать боевую задачу не только на трех воздушных, но и на двух(!) стратегических воздушно-космических направлениях. Достаточно вспомнить, что совсем недавно для борьбы с воздушным противником с данных направлений имелось три оперативных объединения ПВО.

Положение усугубилось тем, что границы ответственности оперативных объединений ВВС и ПВО (а значит, и зон ПВО) и их число приводятся в соответствие с границами и числом военных округов. Целесообразность такого решения не столь однозначна, как кажется на первый взгляд. И вот почему.

С одной стороны, группировки войск (сил), создаваемые для борьбы в воздушно-космической сфере, «привязываются» к тому противнику, с которым они не воюют, а именно к наземному. Но то, что имело и сохраняет смысл для ударного компонента ВВС (бывших воздушных армий), не всегда приемлемо для оборонительных сил (группировок войск ПВО).

Передача последних в оперативное подчинение командующим войсками военных округов чревата куда более опасными последствиями, чем просто дробление некогда цельной системы борьбы в воздушно-космической сфере. Скорее всего получится так, что пространство отражения воздушной агрессии не будет совпадать с пространством самой воздушной агрессии. А это даст нападающему неоспоримые преимущества.

С другой стороны, оперативные структуры (армии ВВС и ПВО, зоны ПВО), несущие боевое дежурство по противовоздушной обороне, имеющие в мирное время боевые задачи и спланированные операции по их решению, заблаговременно развернутые и готовые в любой момент к отражению внезапной агрессии, оказываются в подчинении у органа управления административной структуры (военного округа). Его войска заблаговременно не развернуты, боевые задачи в мирное время отсутствуют, основные операции не спланированы. Интересам противовоздушной обороны и задачам, стоящим перед зоной ПВО, такое объединение вряд ли отвечает. Поэтому в перспективе при переходе ктрехвидовой структуре ВС РФ целесообразен, по мнению авторов, возврат к функциональному объединению в единую ВКО государства систем противовоздушной и ракетно-космической обороны, поскольку воздушно-космическая сфера вооруженной борьбы становится основной и определяющей в современной войне. Исходя из этого для решения стратегических задач в воздушно-космической сфере и отражения агрессии на основных воздушно-космических направлениях в крупномасштабной войне необходимо обеспечить подготовку стратегической операции (какое бы в перспективе название она ни носила) по единому замыслу, а ее проведение осуществлять под единым управлением и с единой ответственностью за результат в масштабах страны.

Для решения оперативных задач по отражению воздушной агрессии число и границы ответственности оперативных группировок войск (сил) должны быть приведены в соответствие с числом и границами воздушных направлений, а не с числом и границами СН. При этом необходимость жесткой привязки оперативных группировок ВВС и ПВО к военным округам должна быть еще раз критически переосмыслена.

В настоящее время активно распространяется мнение, что следует отказаться от противовоздушной обороны территории страны, сосредоточив усилия лишь на организации ПВО группировок войск в прифронтовой полосе. История последних десятилетий имеет столько примеров, опровергающих такую позицию, что не извлечь из них уроки просто недопустимо.

С превращением сил ВКН в главное орудие агрессии воздушно-космическая оборона России обрела ранг самостоятельной и общегосударственной задачи. Ее успешное решение невозможно, если система ПВО РФ будет рассматриваться в качестве вспомогательного средства, ее задачи оцениваться как составная часть общевойсковых (в традиционном смысле — фронтовых), а пространство воздушно-космической борьбы игнорироваться вовсе. Находясь в тяжелейшей экономической ситуации и создавая вновь систему национальной безопасности государства, мы не имеем права на ошибку в организации ее важнейшей воздушно-космической составляющей.

Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

Источник

Энциклопедия

Мировое пространство, включающее всю поверхность земного шара и прилегающее к ней околоземное воздушно-космическое пространство (ОВКП), где могут выделяться потенциальные театры войны (иностр.), театры военных действий (ТВД), регионы (районы) «жизненных интересов» того или иного государства и «потенциальных угроз» его существованию, а также развертываться и функционировать группировки войск (сил) по их защите и нейтрализации. Оценка обстановки, планирование применения группировок войск (сил) осуществляется на основе установленного ГШ ВС РФ условного деления Г.п. включающего в свой состав:

Континентальные районы (КР) — часть территории континента или территория континента в целом с внутренними и прилегающими океанскими (морскими) акваториями и находящимися в них островами до внешней границы морской исключительной экономической зоны, воздушным и околоземным космическим пространством над ними, имеющая глобальную значимость для поддержания стабильности и международной безопасности с точки зрения формирования, реализуемости военных угроз, осуществления системы мер по их предупреждению и нейтрализации (определено 9 КР — Европейский, Европейско-Азиатский, Центрально-Азиатский, Восточно-Азиатский, Северо-Американский, Южно-Американский, Африканский, Австралийский и Антарктиче¬ский). В границах КР определены регионы (районы) и условно обозначены стратегические (операционные) направления:

регион — часть КР, обладающая общностью политико-экономических, административных, физико-географических, национально-культурных и иных условий, в пределах которой находится значительная часть объектов оборонной инфраструктуры стратегического значения, а также дислоцируются (базируются) и могут развертываться крупные стратегические группировки войск (сил) одного или нескольких государств. В границах региона определяются районы;

район — часть региона, отличающаяся от других его территорий совокупностью взаимосвязанных политико-экономических, административных, физико-географических, социально-экономических, национально-культурных и иных признаков, в пределах которой находится ряд объектов оборонной инфраструктуры стратегического значения, а также дислоцируется (базируется) и может быть развернута часть стратегической группировки войск (сил) одного или нескольких государств;

стратегическое направление (СН) — часть КР с внутренними и прилегающими морями, океанскими акваториями и находящимися в них островами, в пределах которой находятся объекты оборонной инфраструктуры стратегического значения государств (коалиции государств), дислоцируются (базируются), могут быть развернуты, а во время войны вести военные действия группировки войск (сил) для решения стратегических или оперативно-стратегических задач. В границах СН определяются операционные направления;

операционное направление (ОН) — часть СН, в пределах которой находятся объекты оборонной инфраструктуры оперативного значения государств (коалиции государств), дислоцируются (базируются), могут быть развернуты, а во время войны вести военные действия группировки войск (сил) для решения оперативно-стратегических или оперативных задач.

Океанские районы (ОР) — географически обособленная часть акватории мирового океана с находящимися в ней островами, прибрежной полосой суши, в пределах которой располагаются объекты морской инфраструктуры, воздушным и околоземным космическим пространством над ними, где существует потенциальная военная опасность РФ, а при определенных условиях военно-политической обстановки может возникнуть военная угроза безопасности Российской Федерации (определено 4 ОР — Арктический, Атлантический, Индийский и Тихоокеанский). В границах ОР определяются океанские и морские зоны:

океанская зона — часть ОР, охватывающая оперативно важную акваторию океана, в пределах которой находятся объекты морской инфраструктуры, а также базируются, могут развертываться и вести военные действия группировки военно-морских и других сил (войск) воюющих сторон для решения оперативно-стратегических и оперативных задач;
морская зона — часть ОР, охватывающая акватории (акваторию) внутренних и примыкающих к континентам морей, в пределах которой находятся объекты морской инфраструктуры, а также базируются, могут развертываться и вести военные действия группировки военно-морских и других сил (войск) воюющих сторон для решения оперативно-стратегических и оперативных задач.

Стратегическую космическую зону (СКЗ) — околоземное космическое пространство, в пределах которого развертываются и функционируют орбитальные группировки космических сил (систем), где существует потенциальная военная опасность для Российской Федерации, а при определенных условиях военно-политической обстановки может возникнуть военная угроза безопасности Российской Федерации. В зависимости от высот орбит СКЗ разделена на ближнюю (100-2000 км.), среднюю (2000-20000 км.) и дальнюю (более 20000 км.) операционные космические зоны.

Операционная космическая зона (ОКЗ) — часть сферического околоземного космического пространства, условно ограниченная высотами орбит функционирования космических сил и средств.

Стратегические воздушно-космические направления (СВКН) — условно определенная полоса околоземного воздушного и космического пространства, территории континента и акватории Мирового океана, в пределах которой базируются и могут вести военные действия группировки воздушных, ракетных, космических сил и средств, а также сил и средств борьбы с ними, выполняющие стратегические задачи (определено 4 СВКН — Северное, Южное, Западное и Восточное). В границах СВКН определяются воздушные направления.

Воздушное направление (ВН) — это часть СВКН, в пределах которой базируются и могут вести военные действия группировки воздушных и ракетных сил и средств, а также сил и средств борьбы с ними, выполняющие оперативно-стратегические и оперативные задачи.

Источник