Меню

Город где мало земли

10 мегаполисов, которые могут исчезнуть с лица земли уже в 21 веке.

Изменения климата в мире приводят к подъему мирового океана, а это значит, что многие прибрежные города находятся под угрозой затопления. Ученые подсчитали, что некоторые из них могут исчезнуть с лица земли уже в 21 веке.

1. Майами, США

Перед силами стихий бессильны и власть, и деньги: после того, как за последние годы несколько раз обрушивались ураганы на побережье США, власти города стали поднимать уровень улиц, которые находятся близко к берегу океана. В городе устанавливаются насосы и дренажные системы, чтоб откачивать лишнюю воду, тем не менее, уровень вод поднимается, а город опускается. По прогнозам, к 2045 году уровень воды в районе Майами поднимется на 40 см, в результате часть города окажется необитаемой.

2. Венеция, Италия

Знаете ли вы, что Венеция очень нестабильна? Мало того, что город погружается под воду, так ведь и здания норовят рухнуть в любой момент! Строения в городе постоянно раскачиваются от сильных волн, создаваемых круизными лайнерами, поэтому неизвестно, что произойдет быстрее: город затонет или останется без домов.

Так что торопитесь побывать в этом городе на воде, пока еще есть такая возможность.

3. Джакарта, Индонезия

Это самый быстротонущий город – скорость его затопления составляет 25 см. в год! По прогнозам, город затонет к 2050 году. Причина столь быстрого погружения – выкачка грунтовых вод для нужд населения, земля в результате этого сильно проседает.

4. Детройт, США

Этот город исчезает не из-за стихий, а в результате экономической ситуации: если в 1950-х годах он был мощным индустриальным центром с населением 2 млн. человек, то сейчас численность сократилась до 600 тыс. человек и продолжает снижаться. Отрасль машиностроения, которая была очень развита в этом городе, почти полностью автоматизирована, а прочие производства переносят в другие регионы. Город пустеет, повсюду царит запустение, нищета и разбой.

5. Бангкок, Таиланд

Странно осознавать, что и этот мегаполис погружается под воду и может почти полностью затонуть уже к 2035 году. Причина – близость океана, стихийные бедствия и сезоны дождей. Несмотря на старания властей по откачке лишней воды, судьба города предрешена.

6. Шанхай, Китай

Перенаселенность этого города сыграла с ним злую шутку: масса небоскребов давит на грунт, который проседает и город опускается. Вторая причина – откачка грунтовых вод на нужды населения, в результате и без того сложная ситуация становится критической. Власти работают над проблемой, и скорость проседания удалось сократить до 1 см в год, но несмотря на это, по прогнозам город может затонуть к середине 21 века.

7. Дакка, Бангладеш

Столица Бангладеша ежегодно опускается под воду на 1см. Город расположен на индостанской тектонической плите, которая подвергается силе трения со стороны маленькой бирманской тектонической плиты. Вследствие подъема грунтовых вод и из-за взаимодействия плит уровень воды в городе ежегодно повышается в десять раз, это быстрее, чем в среднем по всему миру. Помимо это, Дакке угрожает тектонический сдвиг, из-за которого город может буквально полностью уйти под землю.

8. Лагос, Нигерия

Ученые считают, что Лагос находится в 20 см. от катастрофы: если город опустится под воду на такое расстояние, то 3/4 его населения останутся без крова. В данный момент в городе так же остро стоит проблема выкачивания грунтовых вод. Стремительное разрастание города, за которым не поспевает дренажная система, является еще одной трудностью, из-за которой Лагос может полностью погрузиться под воду к середине 21 века.

9. Манила, Филиппины

Либо город погрузиться под воду из-за чрезмерного выкачивания грунтовых вод, либо он утонет вследствие повышающегося уровня Тихого океана и катастрофических бедствий. Из-за того, что власти города активно выкачивают грунтовые воды для орошения рисовых полей, Манила ежегодно погружается под воду на 10 см, а в 2009 году Манила стала жертвой разрушительного наводнения, и показала всему миру, во что может превратиться столица Филиппин к 2050 г.: тогда 80 процентов города ушло под воду, а большая часть населения осталась без крова.

10. Мехико, Мексика

Город, построенный на дне пересохшего озера. Нестабильная почва способствует очень быстрому опусканию грунта под городом: ежегодно он проседает на 9 см., а за последние 60 лет глубина опускания составила 10 метров! Это просто нереально…

Источник

6 маленьких городов России, куда можно сбежать от проблем

Россия огромна, и в этом, пожалуй, есть своя прелесть: переезд из одного региона в другой может ощущаться как смена страны. Многие в поисках лучшей жизни уезжают с севера на юг, с окраин в центры — и это, конечно, здорово. Однако случается так, что ты чувствуешь, что устал от жизни большого города, хочешь тишины и провинциального уюта. Сегодня подыскиваем малые провинциальные города для переезда — места, где тебе точно будет хорошо.

Семенов: вдали от суеты

Столица золотой хохломы, старинный провинциальный городок Семенов расположен в 69 километрах от Нижнего Новгорода. Семенов — один из красивейших городов, где на ухоженных и ровных улицах сохранились старинные дома, а вся атмосфера дышит дворянско-купеческой эстетикой.

Здесь нет многоэтажных домов и пробок, много зелени, чудесный березовый парк и недорогая недвижимость. Домик с участком земли в Семенове можно купить за вполне демократичный по современным меркам миллион. Конечно, здесь вряд ли кому-то требуются программисты и веб-дизайнеры, зато денег на жизнь нужно совсем немного и есть шанс попробовать себя в творчестве и научиться расписывать ложки под хохлому — атмосфера располагает.

Геленджик: «Город моей мечты»

Стела на въезде не врет: это действительно не город, а сказочная мечта — сюда переезжают люди со всей России. Об этом провинциальном городке в Краснодарском крае хорошо отзывался даже известный своей придирчивостью урбанист Варламов: здесь чисто, свежо и зелено, всюду неувядающие клумбы, велодорожки и краснокнижные пицундские сосны.

Читайте также:  Почему полярное сияние можно наблюдать чаще вблизи полюсов земли

С одной стороны — горы, с другой — море. Летом городок полон отдыхающих, и это, конечно, не очень нравится местным. Зато зимой лучше места в России тебе не найти — здесь по-европейски тихо и уютно, созданы все условия для того, чтобы поправить здоровье: воркаут-площадки для уличного спорта, магазины правильного питания и спортинвентаря, бассейны и фитнес-клубы и множество единомышленников. Здесь утренние пробежки — хорошая традиция многих семей, и бегают по набережной люди всех возрастов. Вдохновляет!

Гороховец: за русским волшебством

Очень необычная идея для тех, кто решительно настроен сбежать от суеты и шума. Гороховец — один из древнейших городов Владимирской области. Город был основан в 12 веке, и его узкие улочки и древние здания сохранили очаровательную средневековую эстетику.

Гороховец уютно укутан в простирающиеся до горизонта леса — и это добавляет атмосферности окружающей обстановке. Получается этакий Гравити-Фоллз по-славянски. Тут чистый воздух, и глаз отдыхает от серости панельных многоэтажек — купив домик в низине, поближе к центру города, ты будешь каждый вечер любоваться на серебряную реку Клязьму, засыпая в тишине. Бонус: в этом провинциальном городке тебе гарантированы совершенно волшебные русские зимы, вот прям как в стереотипной сказке.

Чердынь: чтобы одичать

Для уверенных в себе искателей покоя подойдет Пермский край и его старинные, неописуемо красивые и диковатые города. Чердынь (ударение на Е) затерялась на севере края: ближайшая железнодорожная станция в 95 километрах, а столица, Пермь, — в 300 км. Улиц этого провинциального города нет в Google-картах, зато на них нанесены главные достопримечательности: уникальные деревянные церкви в окружении обрывистых зеленых холмов и спокойных лесов. И все это опоясано рекой с холодным названием Колва.

Смотришь на эту красоту — и в ушах появляется странный шум: это дух Есенина начинает читать стихи. Здесь тебе потребуется холст, запас краски и мольберт — эти края в любом пробуждают умиротворенного художника.

Кронштадт: карманный Питер

Для тех, кто любит атмосферу Санкт-Петербурга, но не выносит тяжестей столичной жизни, провинциальный городок Кронштадт — настоящая находка.

Кронштадт — маленький город, здесь всего около 45 тысяч жителей. Стиль архитектуры и планировка города очень напоминают Петербург: все по-европейски аккуратно, эстетично и ровно. Если внезапно захочется светской жизни, театра, роскоши и огней Невского проспекта — до них рукой подать, 2 часа езды. В Кронштадте не самый приятный климат, но для ценителей балтийской романтики и длинных пальто 200 дней в году — самое то.

Псков: кусочек Западной Европы

Еще немного побалуем западников идеями для переезда и поговорим о Пскове.

Здесь вполне современная европейская эстетика схлестнулась с древнерусской — такое нечасто встретишь в провинциальном русском городке. Возможно, сказывается близость с Латвией и Эстонией — сотни километров отделяют город от международной границы.

В Пскове много парков, великолепная ухоженная набережная, с которой открывается вид на Псковский кром — древний кремль, который больше напоминает рыцарский замок. Крепкие каменные башни, сошедшие со страниц рыцарских легенд, разбросаны по всей центральной части города. Все это соседствует с обилием зелени и старинной русской архитектурой. Настоятельно рекомендуется хотя бы к посещению в качестве туриста — тут есть на что посмотреть. В Пскове нет таких проблем с работой, как в вышеперечисленных городах, — все-таки это областной центр. Зарплаты, конечно, не московские, но на жизнь хватит.

Источник

Пили из луж, ели мясо дельфинов.

Масштабы и навязчивость этой кампании оказались столь велики, что не могли не вызвать иронии и скепсиса в обществе. По стране ходил анекдот о том, как маршал Жуков откладывал решение вопроса о наступлении, не дозвонившись полковнику Брежневу, а фраза о тех, кто отсиживался в окопах Сталинграда, пока судьба войны решалась на Малой земле, стала крылатой. О повседневной жизни советских солдат и офицеров на плацдарме говорили реже, хотя именно их ежедневные усилия стали настоящим подвигом. И, чтобы оценить его по достоинству, стоит вспомнить, где и как сражались, жили и гибли защитники Малой земли.

Между Большой и Малой землей

Путь на плацдарм начинался в Геленджике. Отсюда до Мысхако, с учетом изгибов проложенного среди минных полей фарватера, менее 20 миль — около 37 километров. В светлое время суток любое плавсредство уничтожалось артиллерией или авиацией противника, поэтому все перевозки велись ночью. Первыми кораблями, которые использовались для доставки войск на захваченный плацдарм, стали средние, по меркам Черноморского флота, корабли и суда: тральщики, канонерские лодки и военные транспорты. Канонерки имели возможность подойти практически к самому берегу, остальные корабли и суда могли воспользоваться пристанью рыбзавода. Но противник интенсивно обстреливал пристань, и пришлось перейти на иной режим перевозок. С наступлением темноты корабли и суда приходили из Геленджика в восточную часть Цемесской бухты, в район Кабардинки. Там люди и грузы принимались на борт катеров, сейнеров и мотоботов, а те доставляли их на Малую землю, успевая сделать за ночь два — три рейса 1 . Вероятность гибели боевых кораблей от артиллерийского огня уменьшилась, но существовали и другие угрозы. Советские коммуникации стали подвергаться атакам 1-й флотилии немецких торпедных катеров. В ночь на 28 февраля им удалось достичь наибольшего успеха, потопив у Мысхако канонерскую лодку «Красная Грузия» и базовый тральщик Т-403 «Груз». После этого перевозки на плацдарм стали осуществляться исключительно малотоннажными кораблями, судами и катерами, вскоре прозванными «тюлькиным флотом». Но и они продолжали гибнуть от подрывов на минах, ударов артиллерии, авиации и катеров врага.

Читайте также:  Расчет земли колодца с откосами

Прилагались усилия по снабжению десантников воздушным путем. В дни первых боев грузы сбрасывали штурмовики Ил-2, однако до половины контейнеров упало за линией фронта или в море. А когда удалось освободить район, где находилась взлетно-посадочная полоса, на плацдарм была отправлена аэродромная команда. С тем, чтобы подготовить аэродром к приему легких транспортных самолетов, стали засыпаться воронки от снарядов и бомб, но все усилия оказались напрасны. Беспрерывные обстрелы артиллерии противника привели к тому, что новые воронки появлялись быстрее, чем засыпались старые, и от идеи использовать авиацию пришлось отказаться.

Людей и грузы с Большой земли на Малую требовалось не только довезти, но и выгрузить на берег. И здесь возникли свои трудности. Единственный причал у рыбзавода оказался совершенно разрушен, а первые десантники высаживались в прибрежную воду под огнем противника. Во второй половине февраля удалось соорудить пристани, у которых могли разгружаться маломерные суда. По-своему уникальной пристанью стал разрушенный корпус «Красной Грузии». Полученные грузы складировались на берегу, а затем доставлялись в войска. Их приходилось вручную или перевозить на ишаках двух горно-вьючных рот 2 . К началу апреля удалось создать на Малой земле запас продовольствия на семь суток. Хуже было с боеприпасами, их был всего один боекомплект. И только к концу августа обеспеченность боеприпасами удалось довести до двух боекомплектов, а продовольствием — на 30 суток.

Кто сражался на Малой земле

Главными героями десантов, в том числе и на Малую землю, принято считать морских пехотинцев. Образ «черных бушлатов» оказался настолько ярким, что он, во многом, затмил усилия остальных малоземельцев. Подразделения морской пехоты — штурмовой отряд майора Ц.Л. Куникова, 83-я морская стрелковая бригада и 255-я бригада морской пехоты — действительно сыграли главную роль в захвате плацдарма. Правда, в их рядах к началу 1943 г. осталось не более половины выходцев с флота, его людские ресурсы истощились при обороне Крыма и Кавказа. Тем не менее пополнение, приходившее «с берега», а не «с кораблей», с энтузиазмом впитывало флотские традиции. Вслед за морской пехотой, высадились 8-я гвардейская, 51-я, 107-я и 165-я стрелковые бригады, 176-я стрелковая дивизия и еще два стрелковых полка, представлявшие собой обычные пехотные соединения. В результате, к 1 марта из 27 батальонов Десантной группы войск только шесть представляли морскую пехоту. Поэтому в последующих боях степень участия морской пехоты оказалась ниже, чем принято считать.

В отношении куниковцев сложилось немало домыслов. Один из них заключался в том, что они были штрафниками. В действительности, отряд Ц.Л. Куникова набирался из береговых частей Новороссийской военно-морской базы и разведывательного отряда Черноморского флота. А 613-я штрафная рота Черноморского флота и 92-я армейская штрафная рота были приданы основным силам десанта и высадились на уже захваченный плацдарм. Позже в боях на Малой земле приняли участие 91-я и 100-я отдельные штрафные роты 18-й армии 3 . Но доля штрафников в Десантной группе войск оставалась несущественной, а возлагаемые на них задачи не имели принципиальных отличий от задач, решаемых простой пехотой.

В числе малоземельцев оказались и новороссийские партизаны. Первые из них прибыли на плацдарм во главе со своим командиром П.И. Васевым 9 февраля. Всего туда было направлено пять отрядов — более 200 человек. Они привлекались к ведению разведки, использовались в качестве проводников во многих частях, участвовали в разгрузочных работах, постройке пристаней и восстановление аэродрома. Однако организовать борьбу в тылу врага партизанам не удалось. За полтора месяца они пытались пробраться за линию фронта 23 раза, но практически все вылазки окончились неудачей. В конце марта партизаны были эвакуированы на Большую землю 4 .

Будни малоземельцев

В первые недели боев на плацдарме в качестве укрытий использовались все немногочисленные постройки: полуразрушенные дома Станички и Мысхако, остатки рыбзавода и винсовхоза, капониры аэродрома и береговой батареи. Открытость Малой земли для наблюдения и артиллерийского огня противника заставила приступить к сооружению полевых укреплений и укрытий. В них защитникам плацдарма предстояло не только воевать, но и жить в ближайшие месяцы. Помехой в этом деле стали твердый грунт, нехватка стройматериалов и шанцевого инструмента. 12 апреля 1943 г., за пять дней до начала немецкого наступления, в Десантной группе войск проводилась проверка состояния готовности обороны. Обнаружилось, что не везде окопы доведены до полного профиля, часть ДЗОТов и блиндажей не защищены даже от осколков, не хватает ходов сообщения. «Работы по усовершенствованию инженерных сооружений идут крайне вяло и только под большим нажимом» 5 . Тем не менее на Малой земле общий объем работ превосходили аналогичные показатели на остальных участках фронта 18-й армии в несколько раз. Район Мысхако стал самым укрепленным участком Северо-Кавказского фронта, возник целый город со своими «кварталами» и «улицами». И все это было сделано вручную!

Кроме складов и штабов потребовалось укрыть и полевой хирургический госпиталь. Он разместился в районе винсовхоза, используя в качестве защиты его бетонные хранилища. Госпиталь мог оказать самую необходимую помощь, но выздоравливать раненые отправлялись на Большую землю. Для этого в дополнение к госпиталю был развернут полевой эвакуационный пункт.

На Малой земле не хватало источников пресной воды. Особенно тяжело пришлось первым десантникам, сражавшимся в Станичке в начале февраля. Для питья и приготовления пищи они собирали дождевую воду и растапливали лед из луж. По мере расширения плацдарма в распоряжении его защитников оказалось несколько ручьев, но с наступлением лета они пересохли, и на всю Малую землю остался лишь один естественный источник воды. Во всех частях было организовано рытье колодцев. Емкость каждого из них оказалась невелика, но это компенсировалось общим количеством — более семи десятков.

Читайте также:  Диаметр юпитера составляет 11 диаметров земли

Нехватка воды и топлива сказывалась на системе питания войск. Первое время бойцы и командиры могли рассчитывать только на взятый с собой сухой паек. В дальнейшем, основой рациона стали хлеб, сухари, мясные, рыбные и овощные консервы. В ход шло даже мясо дельфинов. Следствием несбалансированного питания и употребления некачественной воды стало распространение среди личного состава куриной слепоты, дизентерии и авитаминоза, особенно заметными эти проблемы стали в мае — июне 1943 г., но к середине лета с ними справились. Средствами профилактики стали хвойный настой и так называемый малоземельский квас, приготовляемый на основе ореховой пасты и виноградных листьев. Улучшилось питание, в частности удалось наладить выпечку хлеба и организовать доставку на передовую горячей пищи. Бойцы носили ее в термосах дважды в сутки, с наступлением вечерних сумерек и перед восходом солнца 6 .

Наряду с продовольствием, действующие части Красной армии получали и спиртные напитки. Лицам, находящимся на переднем крае и ведущим боевые действия, полагалось 100 граммов водки или 200 граммов крепленого вина. Как правило, алкоголь выдавался перед наступлением или по случаю праздника. Так, 1 мая офицер 83-й морской стрелковой бригады В.Г. Морозов отметил в своем дневнике получение «чачи», подчеркивая особенность этого случая 7 . При распределении спиртных напитков не обходилось без злоупотреблений. В боевой обстановке это имело самые тяжелые последствия: 26 марта батальон автоматчиков 107-й стрелковой бригады получил два литра спирта в связи с предстоящей разведкой боем, вечером командир батальона организовал попойку, а поутру сорвал намеченную операцию.

Не обошлось на Малой земле и без дезертирства. Уже 18 февраля командующий Черноморской группой войск генерал-лейтенант И.Е. Петров распорядился отправить на Малую землю две заставы (100 человек) 23-го пограничного полка НКВД. Им ставились задачи по охране пристаней и борьбе с дезертирством 8 . Стремление спасти жизнь толкало и на предательство. Так, 8 апреля к противнику перебежали два бойца 51-й стрелковой бригады 9 . Поэтому в ходе апрельских боев командующий Десантной группой войск генерал-майор А.А. Гречкин отдал приказ о прочесывании тыловых районов для выявления лазутчиков противника и дезертиров.

В войсках на Малой земле, живших более полугода на положении гарнизона осажденной крепости, требовалось ведение соответствующей работы с личным составом. Главную роль в этом играли политические органы. Ими многое делалось для того, чтобы малоземельцы не чувствовали себя оторванными от Большой земли, получали газеты и знали содержание сводок Совинформбюро. Значительные усилия направлялись на пропаганду героизма и взаимовыручки, преодоление межнациональных различий, разъяснение особенностей ведения боя при высадке десанта. С окончанием апрельских боев появилась возможность улучшить быт и разнообразить досуг солдат и офицеров. На Малой земле несколько раз выступал ансамбль песни и пляски 18-й армии, в начале июля проводился конкурс художественной самодеятельности.

«Одна на всех, мы за ценой не постоим. «

До сих пор нет исчерпывающей информации о том, сколько советских солдат погибло на Малой земле. Наиболее интенсивные потери десантники несли в первый месяц боев. Из 37 тысяч человек, высаженных на Малой земле в феврале 1943 г., 2412 погибли, 815 пропали без вести, 7645 получили ранения, 775 заболели. Всего свыше 11,6 тысячи человек, т.е. 31% 10 . Существенными оказались потери во время отражения немецкого наступления. Было убито 1124 человека, ранено — 2610 и 12 бойцов пропали без вести. Эти потери составили более 29% от находившихся в строю 12 764 активных бойцов 11 .

С 4 февраля по 10 сентября 1943 г. на Малую землю было доставлено почти 78,5 тысячи человек. Если вычесть из этой цифры число вывезенных с плацдарма, а это 33 тысячи человек (в том числе около 24,5 тысячи раненых) 12 , и те 20 тысяч, что находились в составе Десантной группы войск к моменту освобождения Новороссийска, то в остатке получим примерно 25 тысяч человек. Каждый третий малоземелец погиб или пропал без вести.

Возникает еще один вопрос — где и как хоронили погибших. Учитывая скученность людей на плацдарме, это являлось серьезной проблемой не только с морально-этической, но и с санитарно-эпидемиологической стороны. Очевидно, что напряженная ситуация в первые дни существования плацдарма не позволяла достойно позаботиться о погибших. Но даже месяц спустя, в приказе войскам Десантной группы войск от 9 марта 1943 г. отмечалось неудовлетворительное положение дел на берегу: «Умершие больные, раненые и трупы, выброшенные на берег, убираются и хоронятся несвоевременно» 13 . В последующем, эту проблему удалось решить. Анализ документов о безвозвратных потерях Красной армии, собранных в Обобщенном банке данных «Мемориал», показал, что в большинстве случаев захоронения производились в братских могилах в расположении воинских частей. Лишь в особых случаях тела погибших отправлялись в Геленджик. Так, с 29 июля по 8 августа 255-я бригада морской пехоты безвозвратно потеряла 31 человека. Лишь один из них, заместитель командира по политической части подполковник М.К. Видов, был похоронен в Геленджике, а остальные — рядовые и сержанты — на южной окраине Новороссийска, в районе Станички и лагеря 14 .

Жертвы, понесенные советскими солдатами и моряками на Малой земле, вынуждают задуматься о значении плацдарма. То, насколько он нужен был в условиях войны, остается предметом споров. Но в нашей статье речь шла не об этом, а о том, была ли подвигом жизнь и борьба малоземельцев. Думается, ответ очевиден, ведь испытания, выпавшие на долю защитников плацдарма, велики даже по меркам Великой Отечественной войны. Опасность погибнуть, бытовые проблемы, нехватка продовольствия и воды, осознание изолированности от Большой земли — все это выпало на долю воевавших на плацдарме. Но они выстояли, и победили. Вот это, пожалуй, и заслуживает памяти потомков.

Источник

Adblock
detector