Меню

Освоение целинных земель в 1950 е годы происходило

Освоение целины 1. Как это было

Написать эту статью меня побудила публикация Виктором Ламмом на Прозе.ру статьи «Жатва 1956 года». http://www.proza.ru/2008/06/05/461 . Его видение было точкой зрения участника студенческого отряда, проработавшего разнорабочим только один летний сезон. Я же работал на целине в качестве агронома только что окончившего Сельскохозяйственный институт.
Рассказ «Освоение целины 1. Как это было» вначале не предполагал продолжения. Но интерес читателей оказался настолько велик, что пришлось развить эту тему дальше. В этом качестве сюда включены и два ранее написанных рассказа.

Мои тридцати- и даже сорокалетние сограждане не имеют ни малейшего представления как происходило освоение целинных земель Сибири и Казахстана. Вот и тряхнул я своей памятью.
Каким было сельское хозяйство эпохи Хрущева? Оно выросло из сталинизма и никак не хотело забыть об этом. Причина — главной заботой любого начальника в системе диктатуры КПСС было СОХРНИТЬ СВОЮ ВЛАСТЬ. Все было построено на самом наглом очковтирательстве в посылаемых «на верх» отчетах, которого ни за что не допустил бы «Отец народов». Все было насыщено трескучей болтовней о наших достижениях.

К середине 1950-х годов СССР полностью обеспечивал себя продовольственным зерном и продавал за границу солидное количество зерна пшеницы высочайшего качества – т. н. «сильные» сорта мягкой пшеницы. Международные торговцы зерном в то время заявили, что хлебная биржа купит любое количество такой пшеницы, которое сможет поставить на рынок СССР. Одновременно с этим происходил импорт кормового зерна ячменя, кукурузы, сои.
У Хрущева возникло стремление резко увеличить производство мягкой пшеницы. Возможными путями были: А) на ранее освоенных землях улучшить технологию возделывания, усилить механизацию и энерговооруженность хозяйств; Б) резко увеличить площади посева за счет распашки целинных земель в Западной Сибири и Казахстане. Решением ЦК КПСС был выбран второй – экстенсивный – путь.

О заготовительных ценах в других регионах ничего не знаю, но себестоимость продукции в Сибири и в Северном Казахстане была значительно выше, чем на аналогичных черноземных почвах Украины, Кубани, Ставрополья. Там урожай пшеницы по годам колебался от 40 до 50 ц/га. У нас в те годы считался хорошим урожай 15 – 17 ц/га. Причина: осадков в нашей зоне выпадало в 2 раза меньше, расстояния, на которые вывозилось зерно к железной дороге на элеваторы, во много раз больше. Низкие зимние температуры увеличивали в несколько раз расходы на отопление мастерских, животноводческих объектов и жилых помещений.

Получить реальную прибыль, а не остаться в долгах могли только совхозы, специализированные на производстве молока или семеноводстве пшеницы. При продаже совхозам семенного сортового зерна сильных сортов они получали надбавку к цене продовольственной пшеницы + 40 % за силу и + до 40 % за сортовую чистоту первого класса.

Но семеноводческих хозяйств было немного, всего 1 – 2 на район. Большинство целинных совхозов и практически все колхозы были убыточными. На моей памяти студента и агронома эти убытки несколько раз государство списывало.

Отведенные для распашки целины 40 млн. га не имели карт – геологических, почвенных, геоботанических. В результате в некоторых хозяйствах были распаханы участки солонцов. Вывернутый на поверхность засоленный горизонт лишил почву плодородия. На таких участках десятилетиями не росла даже полынь. Загубленные земли продолжались числиться пашней.
Любой отчет о посевной, уборки урожая или вспашке требовал, чтобы концы сошлись с концами, иначе его не примут в районном управлении сельского хозяйства. Вывести бесплодный участок из пашни можно только по решению Совета Министров Республики, но он такого разрешения ни за что не даст.

Приходилось ежегодно указывать, что данное поле находится под паром – вспахано, но не засеяно для накопления плодородия. На такое же количество гектаров уменьшаются реальные пары на плодородной паше. На следующий год мы недополучаем с них примерно по 3 – 5 ц/га. С моем Ново-Никольском совхозе было 200 га «вечных паров», каждый год мы недополучали от 600 до 1000 центнеров зерна. Районные власти об этом знали, но вида не подавали.

В первые два года освоенная целина дала громадный урожай. На деле мы «слизнули» запасы плодородия, накопленные столетиями. В последующие годы урожай на целине резко упал. Причина состояла в варварском использовании земли. Хилые совхозы Северного Казахстана и Западной Сибири, не говоря уже о колхозах, использовали агротехнику, разработанную в Европейской части страны. Это сходило с рук, пока площади пашни были невелики. А при сплошной распашке громадных площадей целины началась ветровая эрозия почвы.

Читайте также:  Огонь вода земля воздух по чакрам

Пыльные бури и раньше случались в черноземной зоне СССР. Для защиты от них там применялся посев многолетних трав (система В.Р. Вильямса). Но на целине в первые годы не планировалось развивать животноводство, пашня должна была производить не сено, а зерно, зерно и еще раз зерно! В 1960 г посев многолетних трав в целинных совхозах был просто запрещен. Что всего обиднее человечество уже имело горький опыт ветровой эрозии при монокультуре пшеницы.

В 1930-х годах пшеничная зона Канады и США подверглась ветровой эрозии. Советские писатели злорадствовали по поводу варварского использования земли капиталистами. «В 1934 году был день, когда черная буря унесла в океан около 300 миллионов тонн – миллион поездов – плодородной земли» (М. Ильин. Избранные произведения. // Т. 1. Покорение природы. М.: Изд. Художественной литературы.- 1982.- С. 425-590). Автор умалчивал, что ко времени издания его книги Канада и США успешно справились с проблемой. Решение было, но его не учли при освоении целины в СССР.

Только после 1962 года для обработки полей начали использовать вспашку канадскими плоскорезами и безотвальными плугами. До этого времени плодородный слой почвы каждый год уносился ветром куда-то в сибирскую тайгу. В чем причина этого преступления? Правительство и ЦК партии во главе с Хрущевым не интересовались с/х наукой. Их лозунг был: давай-давай! А возможно это или нет, власти не интересовало.

В последние году своего «царствования» Хрущев выдвинул новый амбициозный план: достигнуть производства мяса 75 ц на 100 гектаров пашни плюс 16 центнеров на 100 гектаров других сельхозугодий. И это без снижения производства зерна. Такие показатели должны были обеспечить превосходство СССР над США по производству сельскохозяйственной продукции. В обиходе он получил название: «план 75 и 16».

Общего для Страны плана достижения этих показателей, насколько мне известно, никогда не существовало. Но каждое хозяйство обязали составить план по решению этой задачи. Уже будучи главным агрономом я провел эти рассчеты для своего совхоза. При наличии в совхозе 28000 га пашни мы должны были обеспечить кормами производство 21.000 центнеров мяса. А план по производству пшеницы с нас никто не снимал! Фантастические результаты, возможные только при фантастическом урожае зерна. Все составили подобные планы и отправили их «наверх». И ничего, начальство «схавало» не усомнившись. Из этого делаю вывод, что руководство страны совершенно не представляло реальной картины. Имеющиеся статистические данные ничего общего с реальностью не имели.

Много позже, во времена перестройки был такой случай. Директору Института экономики СО АН Аганбегяну требовались точные данные по нашей экономике для разработки рекомендаций в адрес Горбачева. Но вся статистика безбожно врет. Непонятно, чему можно верить, какие данные анализировать. Выручили Аганбегяна друзья, свели его с большими чинами КГБ, а те купили реальные статистические данные по нашей стране… Догадываетесь, где купили? Конечно в США.

Понятно, что увеличение производства мяса предполагает наличие кормов. Не доведя до ума выращивание пшеницы в целинных совхозах, руководители страны бросились внедрять там посевы сахарной свеклы, бобов и гороха. План посева в хозяйства «спущен», семена поступили, а специальной техники, предназначенной для возделывания и уборки этих культур нет. Кликнули умельцев из механизаторов и начали сами изобретать и ладить. Одно мучение было с этими самоделками. Года через два начальство убедилось, что толку из бобов и гороха на целине не получилось. По этому поводу я излил душу в стихах:

Как мы трудились для милого Края —
Рублик экономим, миллион теряем.
То бобы, то свекла, новая затея —
Гонят по загривку, торопят по шее.
Каждый год хозяйствам новая поруха
И никому не нужная эта показуха…

Хрущев еще сколько-то упирался, настаивал на своих новшествах, но судьба его уже была решена соратниками.

ТЕХНИКА
Все планировалось «сверху»: площади посева отдельных культур, количество земли под парами, поступление новой техники. В пределах отведенной нам суммы денег мы, конечно, могли выбирать марку трактора или орудия, но не более того. Выбор этот был невелик, а производительность машин и орудий очень низкой по сравнению с западными образцами.

Читайте также:  Как вписывается стихотворение родная земля в творчество автора в целом

Кажется в 1962 году, мне удалось выписать журнал «Сельскохозяйственная механизация Англии». Издавался он на русском языке и служил рекламным целям. Через полтора года он без объяснения причин перестал поступать. Но и то, что я прочитал в нем, наводило на грустные мысли. Так, для навешивания плуга на английский трактор требовалось 30 секунд, навешивание стогометателя занимало 20 минут. Присоединение советского плуга требовало не меньше 20 минут, а навесной стогометатель присоединяли к трактору Беларусь два человека и тратили на эту процедуру несколько часов. Комментарии, как говорится, излишни.

С американским комбайном МакКормик я познакомился случайно еще студентом в 1956 году.
Вернулся я осенью в институт с производственной практики, на которой довелось поработать на наших комбайнах – на прицепных и на первых самоходных С 4. В общежитии встретил паренька с факультета механизации, который проходил практику в Омске на машиноиспытательной станции. Вот и повел он меня посмотреть новинки. Поражала исключительно удобная посадка, которая не утомляла комбайнера, защита всех движущихся частей металлической сеткой (техника безопасности!).

Позднее уже работая агрономом, я узнал в новейшем нашем комбайне СК-3 черты МакКормика. Но «украдена» эта конструкция была весьма неудачно. Тогда, на машиноиспытательной станции мой провожатый за 20 минут вытащил из комбайна решетный стан – конструкцию тяжелую и громоздкую по размерам. Годы спустя я задавал лучшим комбайнерам один и тот же вопрос: «Сколько нужно времени, чтобы вытащить из СК-3 или СК-4 решетный стан»? Кто-то отвечал, что три часа, кому-то требовалось четыре часа. Некоторые отвечали, что одному человеку вытащить его вообще невозможно. Это только подсобная операция по ремонту и уходу за комбайном, но и в отношении его «чистой работы» наши и капиталистические машины различались не меньше.

То же самое и в отношении другой техники. Знаменитый гусеничный трактор Сталинец был просто копией американского трактора Катерпиллер. Разумеется, пиратской копией. Американцы во время корейской войны 1950-х годов захватили в Северной Корее несколько экземпляров нашего трактора. Полное копирование любой машины невозможно: одна страна использует молибденовую сталь, другая хромовую – в зависимости от наличия сырья – различаются метрические системы и т.д. Американцы в опубликованном отчете признавали, что инженеры СССР удачно заменили сорта сталей (без потери качества изделий), но механическая обработка деталей была ниже всякой критики. По этой причине и «не тянул» Сталинец против Катерпиллера ни по производительности, ни по срокам службы.

СССР выпускал прекрасные виды вооружения, которые ценились во всем мире, мы первыми начали осваивать космос, а в самом главном – в умении накормить себя – оказались совершенно беспомощными.

В чем причина того, что ВСЯ сельскохозяйственная техника была низкого качества (по сравнению с зарубежными образцами)? Отсутствовала обычная для капитализма обратная связь между производителем и покупателем. Вся страна снабжалась техникой по принципу: «бери, что дают»! Любая низкокачественная дрянь в нашей системе снабжения находила своего потребителя. В итоге, конструирование принципиально новой с/х техники прекратилось еще до войны. Продолжалось только пиратское копирование устаревших зарубежных образцов. И это стало одной из причин предстоящей катастрофы, в результате которой СССР из экспортера хлеба превратился в покупателя.

КАДРЫ
К началу освоения целины эта территория была крайне бедна квалифицированными кадрами, и сельское хозяйство Зауралья испытывало большой дефицит рабочей силы. Его и восполнили так называемые целинники. Что это были за люди? Разные люди — от романтиков до откровенных уголовников. Каждого на целину привела своя судьба. Все неумелые, с сельским хозяйством не знакомы. Мелкие уголовники ехали на целину, спасаясь от ареста под прикрытием комсомольской путевки ради их «патриотического порыва». Партийное и советское руководство Москвы и Ленинграда в массовом порядке высылало на целину тунеядцев, проституток и другой «элемент». Подъемные они получили, приехали, ничего не наработали и в скором времени разбежались.

Все это по началу напоминало северные рассказы Джека Лондона. Никакого порядка. Всем повелевает случай и закон кулака. Позднее костяком отряда механизаторов стали немцы, бывшие ссыльные поселенцы. Без них никакого освоения целины не получилось бы.
Понятно, что ни качественного выполнения полевых работ, ни бережного отношения к технике с такими кадрами получить невозможно. Только вначале 60-х годов сложился контингент квалифицированных трактористов, комбайнеров, механиков.

Читайте также:  Как перетащить тяжелый предмет по земле

Коренные жители хорошо помнили сталинские репрессии и потому молчали и по возможности тащили к себе во двор зерно, сено и все другое, что плохо лежит. Воровали просто потому, что ни одна семья не могла прожить без домашнего скота. А скот надо кормить: коровам требуется сено, свиньям и домашней птице необходимо зерно. Но косить сено для себя позволят только после окончания заготовки кормов хозяйством – иными словами осенью, когда хорошего сена уже не накосишь. А зерно совхоз, возможно, и совсем не продаст. Существовала, правда, обязательная продажа зерна комбайнерам. А остальные при удаче смогут купить только зерновые отходы.

В мое время уже не сажали в тюрьму на 10 лет за украденный килограмм зерна. Но когда такой закон действовал, зерно все равно воровали, только более осторожно. Работает человек на очистке зерна на току. В самом конце рабочего дня он обязательно ходит по буртам зерна, которое насыпается в голенища сапог. А когда придет домой, он вытряхнет из сапог около половины килограмма зерна. Немного, свинью не накормишь, но курам хватит. А свинью и вареной картошкой кормить можно. Был еще один способ. Приносит человек из дома бутылку молока, чтобы в обед выпить, а вечером несет ее домой полную зерна. Поскольку украдено меньше килограмма, уголовная ответственность не наступает.

Руководителям совхозов – директорам, агрономам, инженерам, зоотехникам порой случалось ловить в поле воров. И всегда стоял непростой вопрос: как поступить с ними? Если попался на какой-нибудь мелочи «свой», то накричишь и отпустишь. А если ночью в поле застал компанию, которая грузит на машину картофель мешками? Тут уже нет ни закона, ни совести, есть только сила. Я один из немногих агрономов того времени, которому пришлось таранить грузовик, на котором из соседнего совхоза приехали воровать солому. Я был один за рулем самосвала, вот и подставил под их радиатор свой железный кузов. Ох, какой патриотичный дурак был я в то время!

В подобных случаях дело могло обернуться по всякому. Потому заказал я знакомому кузнецу отковать из автомобильной рессоры тесак. Широкий на конце и узкий у рукоятки, он был годен для многого: от злого человека отмахаться, тальника нарубить под колеса забуксовавшей машины. Лежит он в кабине у меня под ногами, пить-есть не просит. Но однажды ехал со мной наш механик Николай Яковлевич Миллер, добрейшей души человек, самый деликатный и интеллигентный из всех, кто мне в жизни встречался. Увидал мое оружие и удивился:

— Иван Андреевич! Разве так можно! Это же нехорошо. Приезжайте завтра ко мне в мастерскую, я Вам бронешланг дам. — И дал мне обрывок шланга высокого давления от гидравлической системы гусеничного трактора. Толщиной он сантиметра четыре, на одном конце тяжеленная гайка размером с женский кулак, а второй конец жесткая резина. Поворачивай каким концом нужно.

Не следует думать, что работники колхозов и совхозов состояли из одного ворья. Было и среди местного населения, и среди приезжих много умелых и добросовестных — особенно их людей старшего поколения, работавших еще в годы Войны.

***
В итоге чуда не получилось, неумная политика КПСС привела к очередному обвалу экономики. Наступил роковой год, когда страна уже не продавала, а покупала хлеб. Поговаривали даже о введении системы карточек. Народ ругается, проклинает Хрущева. Областное начальство нервничает: в область пригнали сотни армейских грузовиков, а возить им нечего – год не урожайный и зерна на токах мало. Ежедневно в совхоз приезжают разномастные «толкачи», проверяют нет ли где бурта зерна, чтобы НЕМЕДЛЕННО отправить его на элеватор.

У меня на центральном току лежит громадный бурт семенной пшеницы – зернышко к зернышку. В один из дней директор совхоза не устоял против напора обкомовского «толкача» и дал команду отправить семенное зерно на элеватор, как продовольственное, в счет хлебосдачи.

Для меня это было началом конца. При всем моем патриотизме наконец-то я понял, что никакие героические усилия не спасут сельского хозяйства СССР. И решил я перебираться со своим семейством в город.

Источник

Adblock
detector