Меню

Почему обломовка названа благословенным уголком земли

Обломов и обломовщина

В статье «Что такое обломовщина?» Н.А. Добролюбов назвал роман И.А.Гончарова «знамением времени», считая, что автор отразил исторически верно часть современной ему действительности. Данное произведение представляет собой исследование сути и истоков тех противоречий, которые характерны были для русского общества середины XIX века.

Итак, истоки «обломовщины» (то есть детство и воспитание героя) – это жизнь в родной Обломовке, которую Гончаров называет «благословенным уголком». Здесь можно спрятаться от волнений и тревог, от опасных жизненных ситуаций. Этот «забытый всеми уголок» «сулит покойную и долговременную жизнь»: «ни страшных бурь, ни разрушений не слыхать в этом краю». И заботы не омрачают существование человека, потому что связаны они со сменой времён года и работами по обеспечению продуктами питания. Всё тихо и сонно в этом краю, где люди не хотят обременять себя лишними хлопотами и суетой. Для них покой превыше всего, а труд воспринимался как наказание, и трудились люди только ради поддержания жизни. Даже жильё, в том числе и барский дом, никто не спешил ремонтировать, обустраивать. Постепенно приходили в негодность избы крестьян и помещичья усадьба. Разрушающийся дом господ Обломовых – это символ дряхления и вымирания целого сословия, не желавшего приложить усилия, чтобы изменить жизнь к лучшему, чтобы увереннее чувствовать себя в новом времени.

В романе «Обломов» автор нарисовал картину быта и нравов поместного дворянства во времена крепостного права, показав отрицательные стороны барства, которые проявлялись даже у таких добропорядочных господ, как Обломовы. Например, барину ничего не стоило толкнуть ногой в лицо слугу, натягивающего ему чулки, или надавать прислуге пощёчин за какую-либо провинность. Барских детей приучали жить чужим трудом, воспитывая в них лень, надменность и желание повелевать: Захарки и Ваньки обязаны обслуживать господ, не давая даже оброненную вещь поднять.

Читайте также:  Исследование строения земли переписывание у подруги рецепта торта просмотр кинофильма

Одной из особенностей быта Обломовки был всеобщий послеобеденный сон. Не только у помещиков, но и у крестьян как будто нарушилась возможность управлять своим организмом, они не способны были регулировать время сна и бодрствования. Бороться со сном иногда получалось у детей, но постепенно сонливость появлялась и у них. Длительный послеобеденный сон поглощал жизненные силы, он не приносил бодрости: «Это был какой-то всепоглощающий, ничем не победимый сон, истинное подобие смерти». Писатель называет также это состояние заразной, «повальной болезнью», очнутся от которой едва удавалось ближе к вечеру, и после пробуждения слышалось кругом «оханье, стенанье». Люди чувствовали себя разбитыми и старались как-либо облегчить своё состояние, но неразвитость чувств и духовных потребностей приводила к тому, что все стремления сводились опять к еде.

Забота о пище была наиважнейшей в Обломовке: еда готовилась в изобилии, она была сытной и вкусной. Барыня строго следила за работой слуг, готовящих пищу, это было почти единственной её обязанностью. Но на первом месте стояла, конечно, забота о ребёнке: хорошо ли он накормлен, не потерял ли аппетита, ведь дети, по убеждению помещиков, должны быть «толстенькие, беленькие и здоровенькие».

Казалось бы, такая забота о здоровье должна была давать превосходные результаты: в здоровом теле – здоровый дух. Однако в Обломовке и окрестные пейзажи как будто препятствуют развитию души. Природа здесь самая обычная, «скромная и незатейливая», но соловьи почему-то не живут в этих краях, а только перепела, песни которых звучат как напоминание: «спать пора, спать пора». И никаких бурлящих рек или потоков, символизирующих жизненные порывы, и никаких гор, напоминающих о препятствиях, которые надо преодолевать. Все мысли и движения души сосредоточиваются на внутреннем, замкнутом мире обломовцев: хозяйство, еда, воспитание (вернее, вскармливание) детей, праздники и соблюдение обрядов.

Читайте также:  Сколько земли нужно для 1 куста помидоров

В обломовской идиллии не мог вырасти деятельный, трудоспособный человек, ведь ребёнок с детства впитывал нравы и обычаи, приобретал черты характера, свойственные его родителям и ближайшему окружению. В атмосфере всеобщей праздности и лени, где и учёбу считали обременительной обязанностью, «детский ум давно решил, что так, а не иначе, следует жить, как живут около него взрослые». Он просто привык к такому образу жизни, который ему нравился, отрицательных эмоций не вызывал. Позже сорокалетнему Илье Ильичу Обломову его друг Андрей Штольц напомнит: «Началось с неумения надевать чулки, а кончилось неумением жить».

Маленький Илюша научился избегать трудностей, не желая их преодолевать: он хитрил, использовал всякую возможность, чтобы пропускать занятия в пансионе Штольца, чему с радостью потворствовали родители. К труду в доме, даже по самообслуживанию, привычки не приобрёл, благодаря крепостному праву: за барина всё делали слуги. Усердия в учёбе также не проявлял, домашние задания и переводы вместо него выполнял друг. Обломов настолько привык к опеке Андрея, что и в тридцать, и в сорок лет продолжает ждать от него помощи. Штольц приводит в порядок его хозяйственные дела в имении, строит дом, а потом и сына Ильи Ильича будет воспитывать.

Привычка к покою привела к духовному застою и нежеланию идти вперёд, узнавать новое, хотя образование Обломов всё-таки получил и мог бы принести пользу обществу. Однако позже, живя в Петербурге, он начинает тяготиться службой, его угнетает необходимость ежедневно вставать с дивана, идти на работу. Труд становится невыносимым препятствием: «Разве это жизнь? Когда же жить?» Эти вопросы были отчаянным возражением Щтольцу, который напоминал, что «труд есть главная цель и смысл жизни». Обломов вынужден признать свой образ жизни не движением вперёд, а угасанием, которое у него, по сути дела, началось с детства. Однако бороться с собственными убеждениями и привычками он не хочет и не может, оправдываясь тем, что не один он такой: «Наше имя – легион». Но даже слуга Захар, рассуждая сам с собой о барине, произнес однажды: «Зачем родился, если и жить лень?»

Нельзя сказать, что никаких попыток изменения жизни Обломов не предпринимал вообще, его к этому подталкивал друг. Штольц одним словом «обломовщина» определил духовное, физическое и общественное положение Ильи Ильича, призывая его не угасать и «не погребать себя заживо». Он предлагает другу перестроить свою жизнь и просит нарисовать будущее, каким оно представляется Обломову. Но и в мечтах этот человек рисует только праздную жизнь с отдыхом на природе, прогулками, беседами за чаем. Причём всё сопровождается обильной едой, а обслуживает его и гостей множество слуг, то есть идиллия эта есть обновлённое, слегка изменённое повторение родной Обломовки. Илья Ильич так и не смог сделать необходимых выводов, проанализировать современную ситуацию, составить для себя целостное представление об окружающей действительности и найти своё место в реальном мире, а не в мечтах.

Жизнь не была всегда благосклонной к жителям Обломовки и к Илье Ильичу. Приходят в упадок дела в имении, нищают мужики, смерть не щадит и его родителей. Он один должен справляться с проблемами, но не умеет этого делать и, благодаря наивности, доверчивости и лени, оказывается жертвой мошенников. Когда жизнь начинает его «обламывать» и средств почти не остаётся, спасением имения и положения барина опять занимается не Илья Ильич, а его преданный друг.

Обломов не способен отстаивать свои интересы и нужды, поэтому он не смог бы заботиться о семье, обустраивать жизнь с любимой женщиной. Это невозможно, в любви он так же несостоятелен, как и во всём другом. Да и не была та жизнь, к которой призывала его Ольга Ильинская, идеалом для Ильи Ильича. Он только вздыхал от беспокойных мыслей и тех помех собственному покою, какие появлялись в связи с любовью: они были для него ненужными подвигами. Поэтому он расстаётся с Ольгой и связывает свою судьбу с Агафьей Пшеницыной, которая все заботы взяла на себя. Началось тихое, спокойное, размеренное существование, очень напоминающее детство в Обломовке, и это принесло, наконец, успокоение. Жизнь больше «не трогала» нашего героя: победил сон души, победила «обломовщина».

Наверное, есть у Обломова и «обломовщины» свои сторонники и защитники. Ведь Илья Ильич имел «прекрасную, чистую как хрусталь душу»; он оставался верен патриархальному укладу жизни дворянского сословия, любил своих родителей, честных, простых, сердечных людей, и хранил память о них; он никому не причинял зла и не растратил свою душу «на мелочи»; он сохранял национальные традиции и культуру. По сути, Обломов стремился избежать суеты и чрезмерной, иногда неестественной жажды деятельности. Но это стремление вызвало сон души и привело к отказу от реальной жизни.

Заслуга И.А.Гончарова перед русским обществом не только в том, что он создал правдивую картину действительности, но и в том, что изображённое писателем явление заставляет задумываться о влиянии «обломовщины» на каждого человека, не зависимо от эпохи и принадлежности к какому-либо сословию. Об этом говорил и Н.А.Добролюбов в своей статье по роману «Обломов»: «Обломовщина никогда не оставляла нас. ». Образ главного героя, Ильи Ильича Обломова, совершенно закономерно продолжил галерею «лишних людей». Подобно Онегину, Печорину, Бельтову, герой Гончарова «заражён» неумением найти себе дело в современном ему мире; свои мечты и планы он не способен воплощать в жизнь.

Путь Обломова тупиковый: служить он не может, так как не желает недостойными средствами добиваться продвижения по службе; бывать «в свете» или действовать ради общественных интересов не хочет, так как ему лень и по натуре он не борец. Низкопоклонство, угодничество, неискренность или нечестность, корыстолюбие отдельных личностей мешают общению Обломова с другими людьми, не способствуют дружбе с ними. Это наводит тоску, удручает и тяготит его чувствительную натуру, что вызывает желание самоустраниться, жить замкнуто, уединённо, всё больше ощущая свою ненужность, бесполезность и одиночество. Типичный комплекс «лишнего человека» в Обломове приобретает парадоксальность, так как приводит не только к отрицанию существующей действительности, но и к гибели личности. Герой стремился «отгородиться» от реальности, спастись хотя бы грёзами, уходя в мир мечты или в сон, а ушёл из жизни вообще.

Конец романа нельзя назвать пессимистическим, потому что автор показал возрождение и продолжение жизни через перспективы, открывающиеся перед сыном Обломова, воспитанием которого занимаются Андрей Штольц и Ольга Ильинская. Хочется верить, что роман И.А. Гончарова «Обломов» сослужил человечеству хорошую службу и будет полезен ещё многим поколениям.

Источник

Описание деревни Обломовка в романе «Обломов»: образ, характеристика в цитатах

Письмо в Обломовке.
Художник Л. Красовский

Ленивый барин Илья Ильич Обломов является главным героем знаменитого романа «Обломов» Гончарова.

Деревня Обломовка — это родовое имение Обломова, которое герой наследует от своих родителей.

Описание деревни Обломовка в романе «Обломов»: образ и характеристика в цитатах

Ленивый барин Илья Ильич Обломов живет в Петербурге уже 12 лет. За это время он ни разу не посещает свое имение — деревню Обломовка.

Обломовка расположена довольно далеко от столицы — на расстоянии 1200 верст (это почти 1300 км):

«. в одной из отдаленных губерний, чуть не в Азии. «

«. Что же с: тысячу двести верст не Бог знает что. «

«. Обломовка была в таком затишье, в стороне, а теперь ярмарка, большая дорога. «

«. Весь уголок верст на пятнадцать или на двадцать вокруг представлял ряд живописных этюдов, веселых, улыбающихся пейзажей. «

«. все дышало тою же первобытною ленью, простотою нравов, тишиною и неподвижностью. «

«. Обломовка: там вечный праздник! Там сбывают с плеч работу, как иго; там барин не встает с зарей и не ходит по фабрикам около намазанных салом и маслом колес и пружин. «

«. по смерти отца и матери он стал единственным обладателем трехсот пятидесяти душ. «

«. Со времени смерти стариков хозяйственные дела в деревне не только не улучшились, но, как видно из письма старосты, становились хуже. «

«. Холста нашего сей год на ярмарке не будет: сушильню и белильню я запер на замок. «

«. рецепт пива, которое особенно хорошо варили в Обломовке. «

«. А под Иванов день еще три мужика ушли. «

«. мужики избалованы, старосты нового не слушают, а старый плутоват, за ним надо смотреть. «

«. Другие больно пьют и просятся на оброк. «

«. уже от семи до десяти тысяч рублей ассигнациями дохода. «

«. кажется, тысяч семь, восемь… худо не записывать. «

Это было описание деревни Обломовка в романе «Обломов» Гончарова: образ и характеристика в цитатах.

Источник

Обломовка и город Калинов (по роману И. А. Гончарова «Обломов» и пьесе Н. А. Островского «Гроза»)

Обломовка и Калинов — микромодели русской жизни. Объединяют два эти места замкнутость и от-граниченность от мира, особое течение времени.

Калинов расположен в живописном месте, на бере­гу Волги. Первое действие пьесы проходит летним ве­чером, в общественном саду. Один из героев, Кули-гин, с восхищением произносит: «Чудеса, истинно на­добно сказать, что чудеса. Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу на Волгу и все на­глядеться не могу. Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется». По его мнению, наслаждение приро­дой могло бы смягчить жестокие нравы этого города. Но кроме Кулигина никто и не обращает внимания на красоту природы. Жизнь в городе однообразна, замк­нута. Жители невежественны. Они верят в загробную жизнь, считают, что Литва «на нас с неба упала», ве­рят россказням Феклуши о землях, «где все люди с песьими головами». Феклуша уверяет, что в городе царит «бла-алепие. красота дивная», жители его «добродетелями, как цветами, украшаются», «все де­лается прохладно и чинно». Она называет Калинов «обетованной землей». Но это взгляд отсталой, неве­жественной странницы, свято верящей в домостроев­ские законы. А вот как отзывается о заведенных в го­роде порядках Кулигин: «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ни­чего кроме грубости да бедности нагольной, не увиди­те». И жители по его рассказам не такие уж доброде­тельные: «А между собой, сударь, как живут! Торгов­лю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга. » Горо­жане лишены духовности, даже гулять на новый бульвар или не ходят, или ходят с целью показать на­ряды. «Бедным гулять, сударь, некогда, у них день и ночь забота. И спят-то всего три часа в сутки А бога­тые что делают? Ну, что бы, кажется им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так нет. У всех ворота, су­дарь, заперты и собаки спущены. Вы думаете, они дело делают либо богу молятся? Нет, сударь! И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних едят поедом да семью тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслы­шимых. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства! И все шито да крыто — никто ни­чего не видит и не знает, видит только один бог. Ог­рабить сирот, родственников, племянников, заколо­тить домашних так, чтобы ни об чем, что он там тво­рит, пикнуть не смели».

Обломовку автор тоже называет благословенным уголком, чудным краем, мирным уголком. «Изму­ченное волнениями или вовсе незнакомое с ними серд­це так и просится спрятаться в этот забытый всеми уголок и жить никому неведомым счастьем. Все сулит там покойную, долговременную жизнь до желтизны волос и незаметную, сну подобную». «Весь уголок верст на пятнадцать или двадцать вокруг представля­ет ряд живописных этюдов, веселых, улыбающихся пейзажей. Песчаные и отлогие берега светлой речки, подбирающийся с холма к воде мелкий кустарник, искривленный овраг с ручьем на дне и березовая роща — все как будто было нарочно прибрано одно к одному и мастерски нарисовано. Правильно и невоз­мутимо совершается там годовой круг».

Обломовка напоминает какое-то государство, жи­вущее по своим собственным законам. «Ни страшных бурь, ни разрушений не слыхать в том краю. В газетах ни разу никому не случилось прочесть чего-нибудь по­добного об этом благословенном уголке. Не наказы­вал господь той стороны ни египетскими, ни просты­ми язвами. Никто из жителей не видал и не помнит никаких страшных знамений, ни шаров огненных, ни внезапной темноты; не водится там ядовитых гадов; саранча не залетает туда; нет ни львов рыкающих, ни тигров ревущих, ни даже медведей и волков. » Самое ужасное в Обломовке — это изба, расположенная на краю обрыва и сам обрыв. «. Глубокая тишина и мир лежат и на полях. Тишина и невозмутимое спокойст­вие царствуют и в нравах людей в том краю. Ни грабе­жей, ни убийств, никаких страшных случайностей не бывало там; ни сильные страсти, ни отважные пред­приятия не волновали их. Всякий знал там самого себя. Интересы их были сосредоточены на них са­мих, не перекрещивались и не соприкасались ни с чьими. Счастливые люди жили, думая, что иначе и не должно и не может быть, уверенные, что и все дру­гие живут точно так же и что жить иначе — грех».

Единственное, что по-настоящему волновало обломовцев, — это кухня и обед. «Об обеде совещались це­лым домом. Всякий предлагал свое блюдо: кто суп с потрохами, кто лапшу или желудок, кто рубцы, кто красную, кто белую подливку к соусу. Забота о пище была первая и главная жизненная забота в Обломов­ке. Какие телята утучнялись там к годовым праздни­кам! Какая птица воспитывалась. Какие запасы были там варений, солений, печений! Какие меды, ка­кие квасы варились, какие пироги пеклись в Обломовке!» Основная задача матерей в Обломовке заклю­чалась в том, чтобы «выходить здоровенького ребен­ка, беречь его от простуды, от глаза и других враждебных обстоятельств. », а также «чтобы дитя было всегда весело и кушало много». Еда в Обломовке несет не только физическое, но и в какой-то степени духовное насыщение. Приготовление обеда — это це­лый обряд, любимое занятие всей семьи, дворовых. В обеденных хлопотах в Обломовке «все суетилось и за­ботилось, все жило такою полною, муравьиною, та­кою заметною жизнью».

Жители Обломовки «никогда не смущали себя ни­какими туманными умственными или нравственны­ми вопросами. Норма жизни была готова и препода­на им родителями, а те приняли ее тоже готовую, от дедушки, а дедушка от прадедушки. Как что дела­лось при дедах и отцах, так делалось при отце Ильи Ильича, так, может быть, делается и теперь в Обло­мовке.

О чем же им было задумываться и чем волноваться, что узнавать, каких целей добиваться?

Ничего не нужно: жизнь, как покойная река, текла мимо их; им оставалось только сидеть на берегу этой реки и наблюдать неизбежные явления, которые по очереди, без зову, представали пред каждого из них ».

Казалось бы, что может быть лучше, чем жить так, как жили обломовцы? Но оказывается, что и такая мирная, спокойная жизнь таит в себе зло. Жители обломовки не хотят волнений, переживаний — следст­вием этого стало то, что никто не оказал помощи му­жику, лежавшему в канаве на окраине деревни. И стар и млад приняли его за оборотня — настолько не­вежественны люди. Письмо, полученное родителями Ильи Ильича и содержащее просьбу выслать рецепт пива, приводит к панике. Распечатать его решаются только на четвертый день после получения, а дождал­ся ли ответа Филипп Матвеевич — и вовсе неизвестно.

Обсуждение народных примет и снов, воспомина­ния о былом, игра «в дураки», гадания — вот и все за­нятия жителей имения; «между собеседниками по большей части царствует глубокое молчание: все ви­дятся ежедневно друг с другом; умственные сокрови­ща взаимно исчерпаны и изведаны, а новостей извне получается мало».

Обломовка своей замкнутостью похожа на Кали­нов, только в ней жизнь счастлива, а в Калинове — разрушительна. К Обломовке автор относится со сме­шанными чувствами: это и ирония и восторг перед ее тихой жизнью. А Калинов представляется автором миром зла. Под внешней благопристойностью и без­мятежностью этого города чувствуется скрытый на­кал страстей; в Обломовке же жизнь тиха и может на­скучить.

Конец обоих миров разный. Замкнутость Обломовки разрушается постройкой дороги, связывающей ее с внешним миром. «Начало конца» Калинова связано с самоубийством Катерины и реакцией горожан, сви­детельствующей о внутреннем разрушении этого го­рода.

Прочитайте приведенный ниже фрагмент текста и выполните задания B1-B7; C1-С2.

Борис. Эх, Кулигин, больно трудно мне здесь без привычки-то! Все на меня как-то дико смотрят, точно я здесь лишний, точно мешаю им. Обычаев я здешних не знаю. Я понимаю, что все это наше русское, род­ное, а все-таки не привыкну никак. Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь. Борис. Отчего же? Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В ме­щанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички при­шли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчиты­вай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им но какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составля­ются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучени­ям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады это­му волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить. Борис. А вы умеете стихами? Кулигин. По-старинному, сударь. Поначитался-таки Ломоносова, Державина. Мудрец был Ломоносов, испытатель природы. А ведь тоже из нашего, из простого звания. Борис. Вы бы и написали. Это было бы интересно. Кулигин. Как можно, сударь! Съедят, живого проглотят. Мне уж и так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную жизнь хотел я вам, сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть что послушать. Входят Ф е к л у ш а и д р у г а я женщина. Феклуша. Бла-алепие, милая, бла-алепие! Красота дивная! Да что уж говорить! В обетованной земле живете! И купечество все народ бла­гочестивый, добродетелями многими украшенный! Щедростью и подая­ниями многими! Я так довольна, так, матушка, довольна, по горлушко! За наше неоставление им еще больше щедрот приумножится, а особенно дому Кабановых. Уходят. (А.Н. Островский, «Гроза».)
При выполнении заданий В1-В7 запишите ваш ответ в бланк ответов № 1 справа от номера соответствующего задания, начиная с первой клеточки. Ответ необходимо дать в виде слова или сочетания слов. Каждую букву пишите в отдельной клеточке разборчиво. Слова пишите без пробелов, знаков препинания и кавычек.
B1 Укажите литературный род, к которому принадлежит это произве­дение.
Ответ:
B2 Определите жанр пьесы «Гроза».
Ответ:
ВЗ С каким литературным направлением связаны имена русских поэтов М.В. Ломоносова и Г.Р. Державина, упомянутых в речи Кулигина?
Ответ:
B4 Напишите термин, которым обозначают слова и фор­мы разговорной речи, придающие речи Феклуши грубоватый, стили­стически сниженный оттенок: «бла-алепие», «по горлушко», «наше неоставление» и т.д.
Ответ:
B5 Как называется средство художественной изобразительности, с помо­щью которого Кулигин характеризует город Калинов: «нравы жес­токие», «бедность нагольная», «злостные кляузы»?
Ответ:
B6 Как называется развернутое высказывание одного из героев пьесы?
Ответ:
B7 Как называются специальные авторские пояснения, предваряющие или сопровождающие ход действия пьесы: Входят Феклуша и другая женщина Феклуша. Бла-алепие, милая, бла-алепие! Красота дивная! Да что уж говорить! В обетованной земле живете! И купечество все народ бла­гочестивый, добродетелями многими украшенный! . Уходят.
B1 драма
B2 драма
B3 классицизм
B4 просторечие
B5 эпитет
B6 монолог
B7 ремарки

С1. С какой целью А.Н. Островский включает в текст пьесы «Гроза» рассказ Кулигина о городе Калинове и их жителях?

С2. В произведениях каких русских писателей (поэтов, драматургов) возникает тема города и в чем эти произведения созвучны с пьесой Островского «Гроза»?

Контексты: А. Пушкин «Медный всадник», Н. Гоголь «Шинель» (Петербург), Ф. Достоевский «Преступление и наказание», А. Островский «Гроза» (Калинов), М. Булгаков«Мастер и Маргарита» (Ершалаим, Москва).

Обоснования для сопоставления:

а) Петербург – «мёртвый», «самый фантастический город», наделённый мрачной мистической силой, угнетающий личность. Парадный Петербург контрастирует с его изнаночной стороной. Этот город – особое духовное пространство, где всё приобретает символическое и психологическое значение.

б) Петербург Гоголя – это мир невероятных происшествий, абсурда, будничной фантастики.

в) Вымышленный город Калинов («Гроза» Островского) изображён подробно и многосторонне. Калинов противоречив. С одной стороны – это прекрасное место на берегу Волги. С другой – жизнь в городе, где господствуют «жестокие нравы», ужасна. Красоту природы хозяева города подчинить себе не способны.

г) Москва 20-х гг. – город, где происходят плутовские похождения Воланда и его свиты, прибывших с «ревизией» нового мира.

Город в произведениях русских писателей – не фон, на котором разворачивается действие, а один из героев романа; самостоятельный художественный образ. Город – метонимия государства; пространственный образ, имеющий символическое значение.

Прочитайте приведенный ниже фрагмент текста и выполните задания B1-B7; C1-С2.

Действие I Явление 5 Кабанова. Если ты хочешь мать послушать, так ты, как приедешь туда, сделай так, как я тебе приказывала. Кабанов. Да как же я могу, маменька, вас ослушаться! Кабанова. Не очень-то нынче старших уважают. Варвара (про себя). Не уважишь тебя, как же! Кабанов. Я, кажется, маменька, из вашей воли ни на шаг. Кабанова. Поверила бы я тебе, мой друг, кабы своими глазами не видала да своими ушами не слыхала, каково теперь стало почтение родителям от детей-то! Хоть бы то-то помнили, сколько матери болезней от детей переносят. Кабанов. Я, маменька. Кабанова. Если родительница что когда и обидное, по вашей гордости, скажет, так, я думаю, можно бы перенести! А, как ты думаешь? Кабанов. Да когда же я, маменька, не переносил от вас? Кабанова. Мать стара, глупа; ну, а вы, молодые люди, умные, не должны с нас, дураков, и взыскивать. Кабанов (вздыхая в сторону). Ах ты, господи! (Матери.) Да смеем ли мы, маменька, подумать! Кабанова. Ведь от любви родители и строги-то к вам бывают, от любви вас и бранят-то, все думают добру научить. Ну, а это нынче не нравится. И пойдут детки-то по людям славить, что мать ворчунья, что мать проходу не дает, со свету сживает. А, сохрани господи, каким-нибудь словом снохе не угодить, ну и пошел разговор, что свекровь заела совсем. Кабанов. Нешто, маменька, кто говорит про вас? Кабанова. Не слыхала, мой друг, не слыхала, лгать не хочу. Уж кабы я слышала, я бы с тобой, мой милый, тогда не так заговорила. (Вздыхает.) Ох, грех тяжкий! Вот долго ли согрешить-то! Разговор близкий сердцу пойдет, ну и согрешишь, рассердишься. Нет, мой друг, говори, что хочешь, про меня. Никому не закажешь говорить: в глаза не посмеют, так за глаза станут. Кабанов. Да отсохни язык. Кабанова. Полно, полно, не божись! Грех! Я уж давно вижу, что тебе жена милее матери. С тех пор как женился, я уж от тебя прежней любви не вижу. Кабанов. В чем же вы, маменька, это видите? Кабанова. Да во всем, мой друг! Мать чего глазами не увидит, так у нее сердце вещун, она сердцем может чувствовать. Аль жена тебя, что ли, отводит от меня, уж не знаю. Кабанов. Да нет, маменька! что вы, помилуйте! Катерина. Для меня, маменька, все одно, что родная мать, что ты, да и Тихон тоже тебя любит. Кабанова. Ты бы, кажется, могла и помолчать, коли тебя не спрашивают. Не заступайся, матушка, не обижу небось! Ведь он мне тоже сын; ты этого не забывай! Что ты выскочила в глазах-то поюлить! Чтобы видели, что ли, как ты мужа любишь? Так знаем, знаем, в глазах-то ты это всем доказываешь. Варвара (про себя). Нашла место наставления читать. Катерина. Ты про меня, маменька, напрасно это говоришь. Что при людях, что без людей, я все одна, ничего я из себя не доказываю. Кабанова. Да я об тебе и говорить не хотела; а так, к слову пришлось. (А.Н. Островский, «Гроза».)
При выполнении заданий В1-В7 запишите ваш ответ в бланк ответов № 1 справа от номера соответствующего задания, начиная с первой клеточки. Ответ необходимо дать в виде слова или сочетания слов. Каждую букву пишите в отдельной клеточке разборчиво. Слова пишите без пробелов, знаков препинания и кавычек.
B1 Укажите авторское определение жанра пьесы А.Н. Островского «Гроза».
Ответ:
B2 Какое прозвище дали обитатели Калинова Марфе Игнатьевне Кабановой?
Ответ:
ВЗ Во фрагменте пьесы происходит обмен репликами между персонажами. Укажите термин, обозначающий разговор между двумя и более лицами.
Ответ:
B4 Как в драматургическом произведении называются авторские пояснения, описания обстановки на сцене, поведения, интонация, жестов действующих лиц (вздыхая, в сторону; про себя)?
Ответ:
B5 Каким терминов обозначается нарушение закрепленного нормой порядка слов в фразе («Ведь от любви родители и строги-то к вам бывают»)?
Ответ:
B6 Жизненные позиции и мнения участников данной сцены различны. Укажите термин, обозначающий столкновение, противоборство персонажей или каких-либо сил, лежащее в основе развития действия литературного произведения.
Ответ:
B7 В пьесе А.Н. Островского резко противопоставлены два поколения. Как называется приём противопоставления различных явлений в художественном произведении?
B1 драма
B2 Кабаниха
B3 диалог
B4 ремарка
B5 инверсия
B6 конфликт
B7 антитеза

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Источник