Меню

Почему покойник чернеет после придания земле

Отпевание

Я работал в церкви, поэтому довольно часто видел покойников, которых привозят на отпевание. Обычно привозят стариков, умерших своей смертью, но в тот день впервые я увидел мертвого ребенка. Это был мальчик 13-14 лет, его тело было изуродовано, поэтому он лежал в закрытом гробу. Нам сказали без лишних подробностей, что он был убит.

Все началось как обычно — зажгли свечи и начали ритуал. Священник зачитал молитву, но внезапно гроб дернулся. Хоть я и перепугался, но сделал вид, что ничего не произошло. Остальные, видимо, поступили так же. Продолжив чтение, священник начал совершать каждение. Внезапно гроб шевельнулся, упал на пол и перевернулся. Тут уж все испугались не на шутку. Люди, стоявшие позади меня, в ужасе побежали к выходу. Меня тоже начала одолевать паника, но, увидев спокойное лицо батюшки (он, видимо, уже встречался с чем-то подобным), я остался на месте. Он читал молитву все громче и громче, гроб при этом чуть ли не подпрыгивал до потолка. В очередной раз, стукнувшись об пол, гроб развалился. Появился жуткий, тошнотворный запах сгнившей плоти. На полу лежал труп с почти оторванной головой. Руки и ноги были вывернуты, в некоторых местах отслоилась кожа, живот вздулся — в общем, зрелище не для слабонервных.

И тут бугор на животе стал перемещаться к шее, через грудную клетку. Изо рта вылезла какая-то черная тварь. У нее не было конечностей, просто какая-то кашица со ртом. Шлепнувшись на пол, она поползла в нашу сторону. За ней волочился труп, который чем-то зацепился за эту тварь. Мы тут же отпрянули и побежали в алтарь — ведь, как известно, в алтарь черти зайти не могут (хотя это был никакой не черт).

Читайте также:  Площадь земли в 2000 году

Тут я вспомнил, что в алтаре есть святая вода. Достав из шкафа бутылку, я отдал ее священнику. Приоткрыв дверь, он начал окроплять тварь. Она запищала так, что можно было сойти с ума. Когда священник начал читать молитву, тварь обмякла, и от неё повеяло холодом. Внезапно появился животный страх: я не мог двигаться, кровь застыла в жилах. Появились мысли о смерти, хотелось покончить с собой, или чтобы меня кто-нибудь просто убил. Но через секунду эта дрянь на полу улетучилась, и все ощущения сразу развеялись. Я сел на пол и, кажется, потерял сознание.

Когда я очнулся, все уже было убрано. Никто не хотел говорить о произошедшем. Со временем все забылось. Но однажды случилось то, что вынудило меня покинуть эту церковь.

Как-то я отправился в подвал принести продукты из погреба. Было темно, но я решил не включать свет, ибо луна освещала мне путь из окошка. Я шел по, привычным мне, коридорам и вдруг уткнулся головой во что-то мягкое. Подняв голову, я едва не умер от страха — передо мной был повешенный мальчик. Тот самый. Я быстро побежал обратно и включил свет. На том месте уже ничего не было.

Источник

10 функций тела, которые продолжают работать после смерти

Многие функции нашего организма продолжают действовать в течение минут, часов, дней и даже недель после смерти. В это сложно поверить, но с нашим телом происходят невероятные вещи.

Если вы готовы к нелицеприятным подробностям, то эта информация для вас.

1. Рост ногтей и волос

Это скорее техническая, а не действительная функция. В организме не образуется больше волос и тканей ногтей, но и то, и другое продолжает расти в течение нескольких дней после смерти. На самом деле, кожа теряет влагу и слегка оттягивается, что обнажает больше волос, а ногти кажутся длиннее. Так как мы измеряем длину волос и ногтей с точки, где волосы выходят из кожи, то технически получается, что они «растут» после смерти.

2. Активность мозга

Одним из побочных явлений современной технологии является стертость времени между жизнью и смертью. Мозг может полностью отключиться, но сердце будет стучать. Если сердце останавливается на минуту, и нет дыхания, то человек умирает, и врачи объявляют о смерти человека, даже когда мозг технически еще жив в течение нескольких минут. Клетки мозга за это время пытаются выискать кислород и питательные вещества для поддержания жизни до такой степени, что чаще всего это приводит к непоправимым повреждениям, даже если сердце вновь заставят стучать. Эти минуты до полного повреждения можно продлить с помощью определенных лекарств и при нужных обстоятельствах, до нескольких дней. В идеале, это могло бы врачам дать шанс спасти вас, но это не гарантировано.

3. Рост клеток кожи

Это еще одна функция разных частей нашего тела, которая угасает с разной скоростью. В то время, как потеря кровообращения может убить мозг за минуты, другим клеткам не нужно постоянное снабжение. Клетки кожи которые живут на внешней оболочке нашего тела, привыкли получать то что могут через процесс, называемый осмос, и могут жить в течение нескольких дней.

4. Мочеиспускание

Мы считаем, что мочеиспускание является произвольной функцией, хотя отсутствие таковой не является действием сознательным. Нам в принципе не приходится об этом думать, так как определенная часть мозга отвечает за эту функцию. Та же область участвует в регуляции дыхания и сердцебиения, что объясняет, почему у людей часто происходит непроизвольное мочеиспускание если они напьются. Дело в том, что часть мозга, которая удерживает мочевой сфинктер закрытым, подавляется, а очень большое количество алкоголя может отключить регуляцию функций дыхания и сердца, и потому алкоголь может быть действительно опасным.

Хотя при трупном окоченении мышцы деревенеют, этого не случается еще несколько часов после смерти. Сразу после смерти, мышцы расслабляются, что и вызывает мочеиспускание.

5. Дефекация

Мы все знаем, что в периоды стресса наш организм избавляется от отходов. Просто расслабляются некоторые мышцы, и происходит неловкая ситуация. Но в случае смерти, всему этому еще и способствует газ, который выделяется внутри тела. Это может случиться через несколько часов после смерти. Учитывая, что плод в утробе матери тоже выполняет акт дефекации, можно сказать, что это первая и последняя вещь, которую мы совершаем в своей жизни.

6. Пищеварение

Оказывается, что когда мы умираем, то мы не только избавляемся от переваренного, но и активно его производим. Не стоит забывать, что наше тело является местом обитания для множества других организмов, многие из которых для нас полезны. Бактерии в вашем кишечнике не умирают только потому, что вас больше нет. Хотя некоторые из них являются паразитирующими, многие из них способствуют пищеварению и делают часть работы за нас, даже когда мы уже отошли в мир иной. Другие бактерии на выстилке кишечника производят газ, который продвигает переваренную пищу наружу.

7. Эрекция и эякуляция

Когда сердце перестает перекачивать кровь по всему телу, кровь собирается в самом низком месте. Иногда люди умирают стоя, иногда лежа лицом вниз и потому многие понимают, в каком месте может собраться кровь. Между тем не все мышцы нашего тела расслабляются. Некоторые типы клеток мышц активизируются ионами кальция. После активации клетки расходуют энергию, извлекая ионы кальция. После смерти наши оболочки становятся более проницаемыми для кальция и клетки не расходуют так много энергии для того, чтобы вытолкнуть ионы и мышцы сокращаются. Это и ведет к посмертному окоченению и даже к эякуляции.

8. Движения мышц

Хотя мозг может умереть, другие области нервной системы могут быть активны. Медсестры не раз замечали действия рефлексов, при которых нервы посылали сигнал спинному мозгу, а не головному, что вело к мышечным подергиваниям и спазмам после смерти. Есть даже свидетельства мелких движений груди после смерти.

9. Вокализация

По сути, наше тело наполнено газом и слизью, поддерживаемом костями. Гниение происходит, когда начинают действовать бактерии, а доля газов возрастает. Так как большая часть бактерий находится внутри нашего тела, то газ накапливается внутри.

Посмертное окоченение ведет к одеревенению многих мышц, включая те, что работают на голосовых связках, и вся эта комбинация может привести к жутким звукам, исходящим из мертвого тела. Так есть свидетельства того, как люди слышали стоны и скрипы умерших людей.

10. Рождение ребенка

Эти жуткие сцены даже не хочется представлять, но были времена, когда женщины умирали во время беременности и их не хоронили, что привело к появлению термина, называемого «посмертное выталкивание плода». Газы, накапливающиеся внутри тела, в сочетании с размягчением плоти, ведут к выталкиванию плода.

Хотя такие случаи очень редки и они вызывают множество слухов, они были задокументированы в период до надлежащего бальзамирования и быстрого захоронения. Все это кажется описанием из фильма ужасов, но такие вещи действительно случаются, и это заставляет нас в очередной раз порадоваться тому, что мы живем в современном мире.

Источник

Как мы вредим душе умершего

Христианский обряд погребения или суеверия от бабок. Кто сильнее?

Наверное, нет в нашей жизни ничего, что было бы более мифологизировано, пропитано суевериями, чем смерть человека и обряд его погребения.

Православное восприятие смерти и погребения тела усопшего кардинально противоположно тому восприятию, которое бытует, к сожалению, в нашей постсоветской стране среди вчерашних атеистов, в одночасье ставших «православными», т. е. прибегающими к Церкви в экстремальных случаях рождения (крещения), болезни и смерти человека. Эти «набеги» на Церковь столь массовы, что породили свою «похоронную» традицию, которая сейчас широко распространена в народном сознании.

С православной точки зрения, смерть человека (верующего, церковного, разумеется) есть «успение», засыпание, отсюда и «усопший», уснувший. Смерть есть переход в мир иной, рождение в вечность. Наш усопший дорог нам (ведь он не исчез, не уничтожился, он уснул телом, а душой отправился в дальнюю дорогу, на встречу с Богом), ему очень нужны наши молитвы, церковные заупокойные службы, милостыни, добрые дела, творимые в его память.

Тело человека в православной традиции понимается как храм души («разве вы не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живёт в вас?» (1 Кор.3,16)). Благоговейное отношение к телу покойника напрямую связано с главным догматом христианства – догмата о Воскресении. Мы веруем не в то, что воскреснут наши души (мы знаем, что душа человеческая бессмертна), мы веруем, что при Втором Пришествии Спасителя наши тела воскреснут (где и в каком бы состоянии они не находились) и соединятся с нашими душами, и будем мы вновь целостными.

Поэтому и принято в Церкви тщательно подготавливать тело к погребению: обмывать, одевать в чистое, покрывать белым саваном, и хоронить в землю как в постель, где тело спит, ожидая гласа архангельской трубы. Тем самым, заботясь о достойном погребении человека, мы выражаем свою веру в воскресенье. Поэтому и священник надевает на отпевание белые ризы, показывая веру Церкви в этот догмат.

Если человек вне Церкви, то отношение к смерти у него совершенно иное. Смерть для этого человека есть катастрофа, стихийное бедствие. Приходилось такое слышать: «У нас дедушка умер скоропостижно, неожиданно! Ему 80 лет было…». Несмотря на обращение к Церкви за отпеванием, реально родственники умершего не верят в то, что он «усопший», «покойник» (т. е. тот, кто «в покое», «на отдыхе у Бога»). Покойник для них – это труп, мертвец. Представления о душе – самые размытые. Про душу говорят, но больше потому, что «так принято», на самом деле никто в посмертное существование души не верит.

А раз нет веры в вечность и в воскресенье, то есть панический страх перед смертью и всем, что с ней связано. Смерть для неверующих людей – это костлявая старуха с косой, пришедшая за своей добычей, и при этом не упускающая случая попугать живых своим хриплым смехом и огнём пустых глазниц. Что остаётся живым? Поскорее швырнуть ей в пасть её жертву и откупиться чем-нибудь («чем положено»), только бы не думать о её злобном оскале.

Где нет веры в Воскресшего Бога, там есть стремление вытеснить смерть (точнее, мысли о ней) на периферию сознания. Страх смерти в обществе находит своё отражение во всей культуре: в литературе, искусстве, кино и проч. Заметьте, что в обществе, где боятся смерти, очень любят юмористические передачи, комедийные, приключенческие фильмы. В литературе ценятся «жизнеутверждающие» жанры: романы о любви, о сексе, детективы. Зато вытесняются из культуры все мотивы, заставляющие задумываться о смысле жизни и смерти. Попробуйте предложить кому-нибудь почитать Достоевского – это лакмусовая бумажка, по которой можно проверить, относится ли человек серьёзно к проблеме жизни и смерти, или старается спрятаться от неё («да ну вашего Достоевского, тоска смертная!»).

Когда же смерть всё-таки приходит, и в доме появляется покойник, то родственники начинают искать пути, как «правильно» проводить его в последний путь. Соседняя бабушка (которая «всё» знает и в церковь триста лет как ходит) объясняет, «как» и «в какой последовательности» надо действовать. Вот некоторые «бабушкины» советы…

«Бабушкины» и «батюшкины» советы

Конечно, всё многообразие бабушкиных советов мне невозможно знать (бабушек много и живут они долго). Приведу лишь некоторые, с которыми самому приходилось сталкиваться.

Итак, когда человек умирает, что делают в первую очередь? Правильно: завешивают зеркала. Зачем? Чтобы душа, бродящая по квартире до 40-го дня (запомните: не до третьего, а аж до сорокового! Бедные родственники, хоть с квартиры на полтора месяца съезжай…), не увидала себя в зеркале. Наверное, в обморок упадёт, или застесняется своего неприглядного вида…

Это суеверие работает стопроцентно. За четыре года священства я ещё ни в одной квартире не видел, чтобы не было выполнено это золотое правило похорон. На вопрос: «зачем и почему» – все пожимают плечами: «так вроде надо, бабушка сказала…».

Следующее незыблемое правило: стакан с водкой (для мужчины) или с водой (для женщины) и кусок хлеба (кладут ещё конфеты, печенье). Душа, следовательно, не только гуляет по квартире, она ещё и кушать хочет. Правда, непонятно, почему так мало? Уж тогда все три блюда, да с бутылочкой… (На поминках, кстати, часто ставится тарелка с борщом для «нашего дорогого…»).

Один священник рассказывал такой эпизод: позвали его на поминки. Сидит он, кушает блин. Вдруг чувствует, все ему в рот смотрят… Стало ему не по себе, сидит, давится… Когда, наконец, доел, то все облегчённо вздохнули – оказывается, если батюшка доест блин до конца, то всё у покойничка будет нормально там…

Древние язычники, совершая тризны, всё-таки были последовательней наших современников: по крайней мере, они чётко знали, зачем они совершают тот или иной обряд, всё имело символический смысл. Современные «православные язычники» отличаются крайним скудоумием, когда возникает этот простой, казалось бы, вопрос: «ну зачем, граждане?!».

Важным моментом у них считается вопрос после выноса покойника: от чего (от двери или от окна) «замывать» полы? Не знаете? Ладно, отвечу: полы, граждане, нужно замывать от грязи!

Ну, ещё есть мелкие советы о том, что надо после покойника раздавать чашки с ложками; приносить в церковь суп-набор для него; раздавать вещи усопшего. Если покойник снится с просьбами, то надо выполнить эти просьбы буквально: просит одеть – отнести в церковь барахло какое-нибудь. Покушать просит – чая с батоном на канун принести… Но почему же никто не хочет увидеть в этих просьбах призыв помолиться, исправить свою жизнь, стать ближе к Богу, для того, чтобы молитвы за усопшего доходили поскорей? Почему все пытаются откупиться от покойника? Ответ прост: потому что нет веры в рай и ад, и нет любви к усопшему.

Да, недавно узнал, что существует ещё важнейший обряд проводов души на сороковой день. Что-то нужно прочитать, со свечкой выйти к калитке, открыть дверь, в общем, совершить таинственные действия, недвусмысленно намекающие душе, что, мол, пора и честь знать, до свидания… (Другой вариант проводов: нужно на сороковой день в 9 часов вечера открыть окно, чтобы душа плавно выплыла в сторону кладбища…)

Самое печальное то, что суеверия эти живучи настолько, что складывается впечатление, что мало кто из нас, священников, борется с ними. Практически всегда я слышу от людей на отпевании: «батюшка, мы первый раз это слышим от вас!». К сожалению, многие священники не проповедуют на отпевании, не объясняют людям, что это не безобидные народные традиции, а традиции, противоречащие православной вере. Но многие священники предпочитают молчать и не связываться. А некоторые ещё и сами способствуют распространению мракобесия, иначе не назовёшь.

Рассказ одного епископа: «На днях получил жалобу: прихожане жалуются на своего настоятеля, обвиняют батюшку в самом жутком грехе, какой только может быть… Пишут, что их батюшка душу покойного в рай не пустил. Создали комиссию, послали разбираться. Выяснилось, что на этом приходе до той поры служил священник с Западной Украины, довольно ремесленно относившийся к своему делу. При нём там сформировалась такая традиция: после отпевания покойника выносят из храма, ставят в церковном дворе, запирают ворота, ведущие с территории храма на улицу, выносят стакан с водкой, и батюшка должен эту водку выпить, а затем бросить стакан в железные ворота со словами: „Эх, понеслась душа в рай!“. После этого ворота распахиваются, и гроб уносят на кладбище. А новый батюшка, молодой, после семинарии, шибко грамотный оказался – и не стал этого делать. Прихожане обиделись и написали донос…». (Диакон Андрей Кураев. Неамериканский миссионер. Саратов, Изд-во Саратовской епархии, 2006.)

Было бы смешно, если бы не было так грустно. Стоит ли удивляться, что нормальные мыслящие люди, молодёжь за версту обходят храмы, где живёт тёмный, удушливый дух «православия от бабы-яги»…

Одним из порочных советов, исходящих от некоторых совсем не умных священников, является настойчивый совет освятить квартиру после покойника, «почистить». Конечно, ужасно желание заработать лишнюю сотню на людском горе… Но ведь таким образом и создаётся языческое учение о том, что покойник – это скверна, гадость, после которой надо освящать жилище. Мощи святых лежат в раках в храмах и источают токи исцелений и благодати, а мощи наших православных усопших – это, почему-то, по их мнению, осквернение наших жилищ! Это очень важный вопрос и, думается, стоило бы применять строгие дисциплинарные меры к таким попам, распространяющим «православное» язычество.

Один «ревностный» поп (30 лет прослуживший в сане!) даже требовал у молодого настоятеля, чтобы тот «окроплял крещенской водой лавки, на которых стоял гроб с покойником, чтобы не было болезней у тех, кто потом будет садиться на эти лавки»! А потом мы ещё удивляемся, почему у нас народ такой суеверный… Каков поп – таков приход.

Откуда есть пошла… погребальная земля?

Разговор в храме: «У нас бабушка умерла. Нам сказали, что её надо земельке предать. Можно у вас земли купить. ».

Не правда ли, повсеместная ситуация? Вот только задумываются ли люди (да и сами священники, практикующие подобное): зачем нужна эта земелька?

Откуда пошёл этот «земельный» обряд?

В России до 1917 г. практически на каждом кладбище был храм, совершенно обычным делом было то, что православного человека отпевали в таком храме. После отпевания священник шёл вместе со всеми к могиле, и когда гроб опускали в могилу, священник брал лопатой землю и бросал её на гроб, читая молитву: «Господня земля, и исполнение ея, вселенная, и вси живущие на ней». Тем самым, это символическое действие показывало всем окружающим, что из земли мы созданы и в землю возвращаемся. То есть: задумайтесь о бренности своего бытия. Всё. Нет другого смысла, кроме символического напоминания живым о смерти.

В советское время ситуация осложнилась. С храмами, да и со всем остальным, касающимся православного погребения, стало проблематично. Возникло заочное отпевание, после которого выдавалась освящённая земля для того, чтобы верующие родственники могли сами совершить этот символический обряд, напомнив себе о ждущей всех нас участи.

Но в дальнейшем в связи с катастрофическим уменьшением и верующих, и грамотных священников, это действие превратилось в самодостаточное, оторвалось от своего назидательного, педагогического символа, и стало бессмысленным и вредным. Сама земля стала считаться главным моментом, заменяющим даже отпевание.

К примеру, в современной брошюре, изданной Сретенским монастырём, читаем:

«Над гробом возглашается „Вечная память“. Священник посыпает крестообразно землю на тело умершего с произнесением слов: „Господня земля, и исполнение ея, вселенная, и вси живущие на ней“. Обряд предания земле может совершаться и в храме и на кладбище, если туда усопшего сопровождает священник. (с. 26)

(..) В наше время часто случается, что храм находится далеко от дома усопшего, а иногда и вообще отсутствует в данной местности. В такой ситуации кому-либо из родственников почившего следует в ближайшей церкви заказать заочное отпевание, по возможности в третий день. По его окончании священник даёт родственнику венчик, лист бумаги с разрешительной молитвой и землю с панихидного стола.

(..) Но бывает и так, что усопший погребается без церковного напутствия, и спустя длительное время близкие всё же решают его отпеть. Тогда после заочного отпевания земля крестообразно рассыпается на могиле, а венчик и молитва либо сжигаются и также рассыпаются, либо закапываются в могильный холм. (с. 26-27)

(..) Если отпевание бывает до кремации (как и положено), то икону из гроба надо убрать, а землю рассыпать по гробу. Если отпевали заочно и урну подхоранивают в могилу, то земля крестообразно рассыпается по ней. Если же урну помещают в колумбарий, то погребальную землю можно рассыпать по любой могиле христианина, как обычно, с чтением Трисвятого. Венчик и разрешительная молитва сжигаются вместе с телом. (с. 32)». («В путь всея земли». М., Сретенский м-рь, 2003).

И всё. Ни слова, объясняющего смысл этих земельных перемещений. Читая этот текст, я могу сделать только один вывод: главное – земелька и колдования со «сжиганием» и «закапыванием». Особенно дико выглядят советы рассыпать земельку на чужие могилы! Ну зачем?! Кому это надо? Усопшему? Глубоко сомнительно. Родственникам, которые будут тупо копаться в чужих могилах, рассыпая пепел и думая, что они совершают удивительно разумные действия? Или горе-священникам, получающим доход от торговли землёй и не желающим объяснить людям, что усопшему нужны только наши молитвы и добрые дела, исправление нашей жизни, наше приближение к Богу.

И всё же, можно спросить: а что же делать, как ломать устоявшуюся ложную традицию? Проповедью, неустанным объяснением людям (и на отпевании и вне него), что главное – это духовное (молитва, покаяние, исправление жизни), а всё материальное (земля, венчик, саван, свечи и т. п.) – вторично, имеет только символическое, педагогическое значение, и становится бессмысленным в отрыве от разумного понимания данного действия.

Где отпевать?

В православной дореволюционной России этот вопрос даже не поднимался. Любой православный христианин отпевался или в своём приходском храме, к которому он всю жизнь был приписан (поэтому-то и были полны такого глубокого смысла слова разрешительной молитвы, которые произносил духовник усопшего: «Чадо, прощаются тебе грехи твои»; и поэтому так бессмысленны они сейчас, когда священник первый раз видит человека уже умершим) или в кладбищенском храме. Отказ родственников отпеть усопшего в храме мог быть расценен как акт отречения от своей веры. Заочное отпевание было возможно только в связи со смертью человека «на стране далече» (в море, на войне).

В советское время (довоенное особенно), разумеется, основным способом отпевания верующих людей (а неверующих не отпевали) из-за гонений стало заочное отпевание, в лучшем случае – на квартире.

Но ко времени перестройки и к нашим временам ситуация серьёзно изменилась. Стали отпевать всех подряд, по «традиции» (лишь бы был номинально крещёным), а у умирающих верующих бабушек в основном оставались неверующие родственники. И вот сейчас, когда церковная жизнь стабилизируется, в таких случаях возникают многие сложности с отпеванием.

Бабушка умершая – она-то верующая, и ей хотелось бы, чтобы её отпели в храме, вот только мы забываем, что цель её родственников – побыстрее и, главное, без лишних расходов избавиться от старушки. Поэтому они пойдут по пути наименьшего сопротивления: или купят земельку, или погребальная контора наведёт на них какого-нибудь «автономного» лжепопа-расстригу, подрабатывающего на религиозной безграмотности народа.

Такое «отпевание» только способствует отторжению людей от Церкви.

Поэтому, в нашей сегодняшней ситуации наиболее реальным представляется отпевание на дому. С одной стороны, это уход от покупки земельки. С другой стороны, неверующие люди смогут хоть полчаса у себя дома в привычной обстановке прикоснуться к красоте православного заупокойного богослужения. И самое главное: проповедь. Именно в момент проводов усопшего люди наиболее открыты к слову священника, наиболее способны задуматься о бренности своей жизни. Нельзя лишать их этой возможности. У них ещё нет сил переступить порог храма, а священник как миссионер, на законных правах придёт в их дом и что-то скажет о спасении души.

Конечно, прекрасно, когда люди понимают необходимость отпевания в храме, но когда этого нет, то лучше пойти им навстречу (им, а не их земельным суевериям!), войти к ним в дом и показать, что священник – это не придаток ритуальных услуг (многие в этом уверены), а человек, поставленный Богом на утешение скорбящих и вразумление заблудших.

Однажды на отпевании я долго говорил проповедь, рассказывал о важности для усопшего всего духовного (молитвы, добрых дел) и неважности всего внешнего (земельки, завешивания зеркал и проч.). Объяснил, в чём смысл «земельки». В ответ одна интеллигентного вида тётушка мне заметила:

– Это вы всё, конечно, правильно говорите, хорошо. Одно только нехорошо: зря вы земельку-то в дом занесли, не положено.

– Откуда у неё такие глубокие познания в богословии, она, не смущаясь, ответила:

– Как откуда? Из церкви, разумеется, оттуда мы это слышали!

Что я мог ей ответить? Да, на нашу беду, люди приносят суеверия зачастую из наших храмов. Конечно, нечасто, но виноваты в распространении невежества сами священники (хотя и бывает), виноваты чаще всего бабулечки, «главные по подсвечникам» и по «правильному» благочестию.

И, конечно, опять повторюсь: очень важна проповедь, не только с амвона, но и везде – на требах, на огласительных беседах, и просто на лавочке около храма. И очень важно, чтобы все священники так поступали, ибо только тогда есть надежда, что вера у нашего народа будет православной, а не «бабушкиной».

Источник