Меню

Шмитт номос земли читать

Шмитт номос земли читать

НОВЫЙ “НОМОС” ЗЕМЛИ

Речь пойдет о “номосе” Земли. Это значит, что я рассматриваю Землю, небесное тело, на котором мы живем, как единое целое, как сферу, и ищу ее глобальное предназначение. Используемое мной греческое слово “номос” происходит от глагола “nemein”: это то же, что и немецкое “nehmen” — “брать”. Следовательно, в первую очередь, “номос” означает “взятие”, во вторую — “деление и распределение того, что взято”, и, наконец, в третью — “эксплуатацию и использование того, что взято и распределено”, будь то производство или потребление. Брать, делить и использовать — это элементарные процессы истории человечества, три акта первородной драмы. Каждое из этих действий имеет собственную структуру и представляет собой особый процесс. Например, разделение предполагает размер, счет и оценку того, что делится. Пророческие слова: “исчислен, взвешен, разделен” в пятой главе книги пророка Даниила Ветхого Завета относятся ко второму акту первородной драмы в трех частях под названием “Номос Земли”.

“Номос Земли” существовал всегда. Во все времена Земля бралась, делилась и использовалась людьми. Но до эпохи больших открытий вплоть до XVI века у людей не было глобального представления о планете, на которой они жили. Существовал мифический образ Неба и Земли, суши и моря, но Земля еще не была для них шаром, и они еще не исследовали великие океаны. Каждый многочисленный народ считал себя центром мира, а сферу своего владения — домом спокойствия, за пределами которого царили войны, варварство, хаос. На практике это означало, что эти народы могли с чистой совестью завоевывать и грабить, пока они не наталкивались на границу. Тогда они строили земляной вал, Китайскую стену или возводили Геркулесовы столбы для ограничения мира. Под “Землей обетованной” они подразумевали собственную империю. Таким был “номос” Земли на первой стадии.

Этот “номос” был разрушен примерно 500 лет назад, когда были открыты великие океаны, а также Америка — континент, о существовании которого даже не подозревали. Так родился второй “номос” Земли. У того, что открывали, разрешения не спрашивали. Впрочем, открытия всегда делаются без разрешения. Открывателями были европейские народы, которые разделили планету между собой и стали ее использовать. Таким образом, второй “номос” стал евроцентричным. Американский континент сначала использовался колониальным образом. Континентальные пространства Азии не могли быть захвачены подобным же образом. Евроцентристская структура “номоса” там проявлялась лишь частично и нередко принимала формы протекторатов, отдачи в наем территорий, торговых договоров и сфер интересов. Одним словом, формы использования были более гибкими. Наконец, Африка была разделена между европейскими державами-захватчицами только в XIX веке.

Своеобразие второго “номоса” прежде всего заключалось в его евроцентристской структуре, и затем в том, что, в отличие от первоначальной картины мира, по существу мифической, он включал в себя океаны. Он охватывал всю планету, делая различия между сушей и морем. Суша была разделена на территории национальных государств, на колонии, протектораты и сферы интересов. Зато море было свободным. Оно должно было оставаться открытым, без пограничных делений для всех государств; для рыбной ловли, добывания соли и жемчуга, а также для мировой навигации и военных операций. Решающим было то, что свобода военных операций вытекала из свободы морей. Самая большая морская держава захватила мировые океаны. Англия постепенно победила на море всех своих европейских соперников: Испанию, Голландию, Францию и Германию.

Евроцентристский “номос” просуществовал до первой мировой войны. Он держался на двойном равновесии. В первую очередь, на равновесии между землей и морем. Одна Англия господствовала на море и не допускала никакой конкуренции морских держав. На европейском континенте, напротив, царило другое равновесие, которое не терпело гегемонии ни одной континентальной державы. Гарантом также была Англия. Равновесие между землей и морем составляло основу нового более частного равновесия — равновесия собственно суши.

Земля и море были совершенно различными категориями. Существовало международное право на землю, а также право на море. Война на суше была чем-то юридически совершенно отличным от войны на море. Наземная война велась не между народами, а только между армиями европейских государств. Юридически личная собственность гражданского населения не являлась добычей. Морская война была торговой войной, в ней враг вступал в сделку с врагом. Личная собственность граждан и даже нейтральных государств была законной добычей согласно морскому праву блокады и трофеев. Таким образом, земля и море противостоят друг другу как два противоположных мира с совершенно различными концепциями войны, врага и военных трофеев.

Читайте также:  Где можно набрать торфяную землю

Этот евроцентрический “номос” Европы был разрушен, как было сказано, в водовороте первой мировой войны. Сегодня Земля распадается на две половины: восточную и западную. Эти части находятся в состоянии холодной войны, а при случае и “горячей”. Но земной шар имеет два полюса — Северный и Южный, у него нет Восточного или Западного полюсов. По отношению к Европе Америка — это Запад; по отношению к Америке Россия и Китай — также Запад. В чисто географических терминах невозможно провести границу между этими противостоящими друг другу понятиями.

Но за географической противоположностью вырисовывается более глубокое и изначальное противопоставление. Достаточно посмотреть на глобус и увидеть, что то, что сегодня мы называем Востоком — это огромные континентальные массы суши. Для сравнения: огромные пространства западного полушария покрыты великими планетарными морями, Атлантическим и Тихим океанами. Так не скрывается ли за противостоянием Востока и Запада противостояния между континентальным и морским мирами, противоположности земного и морского начал?

В определенные моменты крайнего напряжения история человечества интенсифицируется через прямое противопоставление этих начал. Великий немецкий поэт даже сочинил стихи по случаю такого исторического момента мирового масштаба. Это было летом 1812, когда Наполеон захватил Россию и продвигался к Москве. Гете был на стороне Наполеона и выражал надежду, что благодаря могуществу и мудрости Наполеона Англия окажется побежденной и материк снова “будет восстановлен в своих правах”. Однако, мы знаем, что Наполеон был побежден не Англией, а континентальными державами: Россией, Австрией и Пруссией. Из этого следует, что в это время “номос” Земли еще держался на равновесии земли и моря.

Что же сегодня? Равновесие нарушено. Развитие современной техники отняло у моря его изначальный характер. Третье измерение, воздушное пространство, добавилось как силовое поле человеческого господства и деятельности. Некоторые уже сегодня полагают, что вся Земля, наша планета, отныне только пристанище, посадочная полоса, склад сырья и корабль, авиаматка для космических полетов. Это, надуманное, предположение подтверждает актуальность вопроса о новом “номосе” Земли.

Какой могла бы быть форма этого “номоса”? Здесь следует различать три возможности. Первая, и, по-видимому, самая простая, когда один из двух партнеров современного планетарного противостояния завоевывает другого. Существующая двойственность между Востоком и Западом, таким образом, будет только последней переходной стадией к окончательному и замкнутому единству, последним кругом в ужасной битве за новый “номос”. Тогда победитель станет единственным хозяином мира. В соответствии со своими планами и идеями он будет брать, делить и управлять: сушей, морем и воздухом. Технический образ, распространенный сегодня, не знает других возможностей. Для него Земля уже стала такой маленькой, что ее можно без усилий окинуть взглядом и подержать на ладони. В результате возможностей современной техники замкнутое единство мира кажется придет само собой.

Однако, какими бы огромными ни были достижения техники, они не могут отменить ни природу человека, ни могущество земли и моря, не уничтожив самих себя. Факт существования технических средств не может нас воодушевить, но и не приводит в отчаяние. Нам не следует отказываться от своего разума, мы должны все же рационально рассматривать все возможности нового “номоса”.

Вторая возможность заключается в попытке поддержать структуру равновесия старого “номоса” и продолжить его современным способом, приспособленным к существующим техническим средствам. Это будет обозначать, что морское превосходство Англии, которое преобладало до сих пор, возрастет в соединении с сухопутным и воздушным превосходством. С этой точки зрения, только Соединенные Штаты могут приниматься в расчет: они, если можно так сказать, самый большой остров, который бы мог сохранить и гарантировать равновесие остального мира.

Третья возможность также основывается на идее равновесия следующего характера. Возможно, что сложатся несколько блоков или больших независимых пространств, которые создадут между собой равновесие, а с ним и порядок на земле.

Многое необходимо для того, чтобы глобальная картина этих трех возможностей достигла всеобщего сознания, потому что большая часть тех, кто считает эту проблему серьезной, слепо требуют одного хозяина мира. Безусловно, в этом решении есть примитивная наивность, но она не должна мешать рассмотрению других вариантов.

Новый “номос” нашей планеты непреодолимо увеличивается. Многие в этом видят только смерть и разрушение, другие считают это признаком конца света. На самом деле мы переживаем конец старых отношений земли и моря. Старый “номос” вырождается, а вместе с ним исчезает и целая система мер, концепций, привычек. Вместо них могут возникнуть новые концепции, новые правила жестокой борьбы старых и новых сил.

Читайте также:  Как получить землю под гаражный кооператив

Источник

Номос Земли в праве народов jus publicum europaeum

В этой книге речь идет о твердой суше и открытом море, о захватах земли и моря, о порядке и локализации. Речь идет о порядке больших пространств: о межах, границах, территориях, притязаниях, войнах, о земле, на которой мы находим внятные следы разделений, и о море, где никаких следов не бывает. Речь идет о справедливости и праве, ибо право восходит к земле и связано с землей, но также о свободе и предприимчивости, стихией которой является водный простор. В своей последней большой книге Шмитт рисует впечатляющую картину эволюции европейского права в связи с великими географическими открытиями и колониальными захватами. Он пишет о континентальных и морских империях и соединяет в одном изложении правоведение, историю, мифологию и географию. Книга о номосе Земли по праву считается одним из шедевров позднего творчества великого немецкого ученого.

Содержание (образец скана)
Номос Земли в международном праве «

I. Пять вводных короллариев 8

1. Право как единство порядка и локализации 8

2. Доглобальное право народов 20

3. Замечания по поводу международного права христи-

1 a) Respublica Christiana как пространственный порядок . 30

> Ъ) Христианская империя как сдерживающая сила

с) Императорская власть, цезаризм, тирания 39

4. О значении слова Nomos 46

b) Номос как властитель 55

d) Номос как основополагающий процесс распределе¬ния пространства 64

5. Захват земли как процесс, конституирующий

II. Захват земли в Новом Свете 73

1. Первые глобальные линии: от Raya через Amity Line

к линии Западного полушария 73

2. Оправдание захвата земли в Новом Свете (Франсиско

3. Юридическое обоснование захвата земли в Новом

Свете (открытие и оккупация) 141

а) Новый территориальный порядок государства . 141

6w i b) Оккупация и открытие как правовые основания за¬

*’ с) Наука о праве, в частности Гуго Гроций

и Пуфендорф, о захвате земли в Новом Свете . . 155

III. Jus Publicum Europaeum 165

1. Государство как основная величина нового межгосу¬

дарственного и европоцентричного пространственного

a) Преодоление гражданской войны посредством придания ей государственной формы 166

b) Война как отношения между одинаково суверен-

Источник

Шмитт номос земли читать

ЧАСТЬ 1 ОТЦЫ-ОСНОВАТЕЛИ ГЕОПОЛИТИКИ

Фридрих Ратцель. Государства как пространственные организмы

1.1 Образование: немецкая «органицист ская школа»

Фридриха Ратцеля (1844 1904) можно считать «отцом» геополитики, хотя сам он этого термина в своих трудах не использовал. Он писал о «политической географии». Его главный труд, увидевший свет в 1897 году так и называется «Politische Geographie».

Ратцель окончил Политехнический университет в Карлсруе, где он слушал курсы геологии, палеоонтологии и зоологии. Завершил он свое образование в Хайдельбер ге, где стал учеником профессора Эрнста Гекеля (который первым употребил термин «экология»). Мировоззре ние Ратцеля было основано на эволюционизме и дарвинизме и окрашено ярко выраженным интересом к биологии.

Ратцель участвует в войне 1870 года, куда оправляется добровольцем и получает Железный Крест за храбрость. В политике он постепенно становится убежден ным националистом, а в 1890 году вступает в «Пангерманистскую лигу» Карла Петерса. Он много путешеству ет по Европе и Америке и добавляет к своим научным интересам исследования по этнологии. Он становится преподавателем географии в техническом институте Мюнхена, а в 1886 переходит на аналогичную кафедру в Лейпциге.

В 1876 году Ратцель защищает диссертацию об «Эмиграции в Китае», а в 1882 в Штуттгарте выходит его фундаментальный труд «Антропогеография» («Antropogeographie»), в котором он формулирует свои основные идеи: связь эволюции народов и демографии с географи ческими данными, влияние рельефа местности на культурное и политическое становление народов и т.д.

Но самой основной его книгой была «Политическая география».

1.2 Государства как живые организмы

В этой работе Ратцель показывает, что почва является основополагающей, неизменной данностью, вокруг которой вращаются интересы народов. Движение истории предопределено почвой и территорией. Далее следует эволюционистский вывод о том, что «государство является живым организмом», но организмом «укорененным в почве». Государство складывается из территориального рельефа и масштаба и из их осмысления народом. Таким образом, в Государстве отражается объективная географическая данность и субъективное общенациональное осмысление этой данности, выраженное в политике. «Нормальным» Государством Ратцель считает такое, которое наиболее органично сочетает географические, демографические и этнокультурные параметры нации.

Читайте также:  Рента которую получают все собственники земли независимо от ее качества

«Государства на всех стадиях своего развития рассматрива ются как организмы, которые с необходимостью сохраняют связь со своей почвой и поэтому должны изучаться с географической точки зрения. Как показывают этнография и история, государства развиваются на пространственной базе, все более и более сопрягаясь и сливаясь с ней, извлекая из нее все больше и больше энергии. Таким образом, государства оказываются пространственными явлениями, управляе мыми и оживляемыми этим пространством; и описывать, сравнивать, измерять их должна география. Государства вписываются в серию явлений экспансии Жизни, являясь высшей точкой этих явлений » («Политическая география» (1)).

Из такого «органицистского» подхода ясно видно, что пространственная экспансия государства понимается Ратцелем как естественный живой процесс, подобный росту живых организмов.

«Органический» подход Ратцеля сказывается и в отношении к самому пространству (Raum). Это «простран ство» переходит из количественной материальной категории в новое качество, становясь «жизненной сферой «, «жизненным пространством » (Lebensraum), некоей «геобиосредой «. Отсюда вытекают два других важных термина Ратцеля «пространственный смысл » (Raumsinn) и «жизненная энергия » (Lebensenergie). Эти термины близки друг к другу и обозначают некое особое качество, присущее географическим системам и предопределяющее их политическое оформление в истории народов и государств.

Все эти тезисы являются основополагающими принципами геополитики, в той форме, в которой она разовьется несколько позднее у последователей Ратцеля. Более того, отношение к государству как к «живому про странственному, укорененному в почве организму » есть главная мысль и ось геополитической методики. Такой подход ориентирован на синтетическое исследование всего комплекса явлений, независимо от того, принадлежат ли они человеческой или нечеловеческой сфере. Пространство как конкретное выражение природы, окружающей среды, рассматривается как непрерывное жизненное тело этноса, это пространство населяющего. Структура материала сама диктует пропорции конечного произведения искусств.

В этом смысле Ратцель является прямым наследни ком всей школы немецкой «органической» социологии, наиболее ярким представителем которой был Фердинанд Теннис.

1.3. Raum политическая организация почвы

Какими Ратцель видел соотношения этноса и пространства видно из следующего фрагмента «Политиче ской географии»:

«Государство складывается как организм, привязанный к определенной части поверхности земли, а его характеристики развиваются из характеристик народа и почвы. Наиболее важными характеристиками являются размеры, местополо жение и границы. Далее следует типы почвы вместе с растительностью, ирригация и, наконец, соотношения с остальными конгломератами земной поверхности, и в первую очередь, с прилегающими морями и незаселенными землями, которые, на первый взгляд, не представляют особого политического интереса. Совокупность всех этих характеристик составляют страну (das Land). Но когда говорят о «нашей стране», к этому добавляется все то, что человек создал, и все связанные с землей воспоминания. Так изначально чисто географическое понятие превращается в духовную и эмо циональную связь жителей страны и их истории.

Государство является организмом не только потому, что оно артикулирует жизнь народа на неподвижной почве, но потому что эта связь взаимоукрепляется, становясь чем-то единым, немыслимым без одного из двух составляющих. Необитаемые пространства, неспособное вскормить Государст во, это историческое поле под паром. Обитаемое пространст во, напротив, способствует развитию государства, особенно, если это пространство окружено естественными границами. Если народ чувствует себя на своей территории естествен но, он постоянно будет воспроизводить одни и те же характеристики, которые, происходя из почвы, будут вписаны в него .»(2)

Отношение к государству как к живому организму предполагало отказ от концепции «нерушимости границ». Государство рождается, растет, умирает, подобно живому существу. Следовательно, его пространственное расширение и сжатие являются естественными процессами, связанными с его внутренним жизненным циклом. Ратцель в своей книге «О законах пространственного роста Государств» (1901) выделил семь законов экспансии :

1) Протяженность Государств увеличивается по мере развития их культуры;

2) Пространственный рост Государства сопровождается иными проявлениями его развития: в сферах идеологии, производства, коммерческой деятельности, мощного «притяга тельного излучения», прозелитизма.

3) Государство расширяется, поглощая и абсорбируя политические единицы меньшей значимости.

4) Граница это орган, расположенный на периферии Государства (понятого как организм).

5) Осуществляя свою пространственную экспансию, Государство стремится охватить важнейшие для его развития регионы: побережья, бассейны рек, долины и вообще все богатые территории.

6) Изначальный импульс экспансии приходит извне, так как Государство провоцируется на расширение государством (или территорией) с явно низшей цивилизацией.

Источник