Меню

Сказочная бухта северная земля

Полярные дневники. Экспедиция «Север-2014». Часть 2. Северная Земля.

Ура! Вчера, почти не надеясь на то, что вертолёт улетит из-за проблем с дозаправкой, я врубил на своём нетбуке «17 мгновений весны» (сука, цветное скачалось – уши поотрывать первому каналу за это бл*дство) и устроился поудобнее на диванчике. Как только я это сделал (и десяти минут не прошло!) зашёл Ковалёв, и сказал, что пора выдвигаться к нашему вертолёту.
Заправили, в итоге, только 1200 литров. «Военные ёб*ные. » — кричал наш лётчик из окна стоящего вертолёта – «Чините свой, бл*ть, насос, пока мы не прилетим!»
Пока мы даже и не знаем, заправили наших на обратном пути, или они опять ночевали на Челюскине. У вояк всё настолько старое, что просто охренеть можно.
Облетали о. Большевик с востока. Сначала мы наблюдали только ровное ледовое поле. Потом пошли небольшие трещины, маленькие полыньи. А потом даже «ветераны» удивились – несколько минут мы летели над «открытой водой»! Никогда до этого они подобных вещей не подмечали в апреле. Кстати, лететь надо открытой водой, как сказал Ковалёв, вертолётам в зимний период запрещено…
И вот, мы на месте! Ледовая база «Мыс Баранова» встретила нас очень ответственно, гостеприимно, и, самое главное, вкусно!


Ребят, мы вам тут мясо привезли. [если что, это оленина]

Сначала мы грузили вещи на снегоходы (предварительно всё вытащив из вертолёта), проводили немного подзаправленный из бочек вертолёт… «МИ-8» забрал нашего сопровождающего – Ковалёва Валентина Петровича. Скажу честно, он сразу мне кого-то напомнил… Где-то на третий день я понял, что это бегемот-прораб из «Ну, погоди!». Особенно его зубы. Надеюсь, он не обидится, когда это прочитает (если он вообще это прочитает).
Как я вчера обожрался. В «Ералаше» есть серия, где два пацана соревнуются в поедании… кренделей? И у одного последний уже не влезал, его наружу таращило. У меня был примерно такой же эффект. Ну и водочки, естественно, тяпнули дай Бог… Повара Владимира тут величают, кстати, как раз-таки «Богом станции». И это правда! С личным составом мы познакомились, но имена я запоминаю плохо и долго… Посидели очень душевно!
Потом сходили в местную баню, где слегка помылись. «Слегка» — это потому что реально баню затопят только сегодня, а вчера мы немного побаловались водой из тазика. Так, на пора на собрание…

Банька тут зачётная! Я, конечно, не специалист в этом деле, но бывалым людям тоже понравилось. «Кайф! Парилочка посреди ледяной пустныни!» — комментировал ДЮБ. Он сегодня грустноватый – после обеда случилось расстройство желудка, да и целая бутылка водки в рюкзаке разлилась. «У меня сегодня траур. Хорошая водка была…» Мы уже начали подготовку к работам на леднике. Сегодня занимались «вешками» (*по нормальному это называется «абляционная рейка», простите меня, я валенок) — металлическими трубками, которые мы будем ставить в проделанные буром скважины во льду. Это делается для того, чтобы изучить движение ледника и скорость – ведь «вешка» будет перемещаться вместе с постепенно обновляющимся льдом. Потом подобная трубка может даже оказаться внутри айсберга, которые, как известно, откалываются именно от ледников. Нэшнл бл* географик. Смотрел в детстве по телевизору на бородатых дядек, морозивших жопу в высоких широтах нашей планеты (ну и, вообще, морозящих её до сих пор), а теперь сам стал одним из них. Борода тоже растёт потихоньку. Задержался бы тут на годик – отрастил бы себе ЗиЗиТоп на подбородке, распевал чего-нибудь в тему. Хотя я, скорее, подсел бы на что-нибудь русское народное. У нас тут вся станция в русском фольклоре – её основатель очень его любит. В бане и столовой полно расписных дощечек над дверьми, окнами и пр. Пример: «Веник в бане — всем начальник!» и т.д. Повар любит присказку «Брат лихой» (типа «О! Илюша! Брат лихой!») ну или просто «Демоны!», когда чем-нибудь недоволен.
Пьют здесь много, хотя злоупотребляют алкоголем не все. Главное, что никого к этому не принуждают. Хочешь – пей, хочешь – не пей. Главное, чтобы работа сделана была. И это правильный, мудрый принцип. Я, например, сегодня не пил. Хотя, у меня в запасе есть часок 🙂


Местные пейзажи — просто супер!

Немного об окружающей местности. Всё белое. Ну, почти всё. Морской лёд сливается с сушей. Из-за сильных ветров в некоторых местах снег практически полностью выдувается, и на поверхности торчат каменюки. Вчера ДЮБ нашёл один такой с жилой из кристаллов кварцита.
О! Ну просто офигенно нарисовал!


Опа, камень

Честно говоря, я так до сих пор немного не представил, как окружающая местность выглядит без снега, но… К югу от нас точно небольшой залив, за которым возвышается впечатляющий уступ (см. фото выше).
Очень интересны вмёрзшие в лёд морской айсберги. Они фантастического синего цвета, прямо как на картинке, и мне не терпится увидеть их ближе. Им сотни, а то и тысячи лет – морской лёд не под стать.
К востоку от нас – полого наклонённая земля нашего острова, к северу – море, а к западу, за проливом – остров Октябрьской Революции. Наш остров, если кто забыл, называется Большевик. Ещё два крупных острова, входящих в состав архипелага, носят гордые названия «Пионер» и «Комсомолец».
Слава, бл*ть, КПСС!
Изначально (а архипелаг открыт в 1913 г. – за несколько лет до революции, и считаетсяпоследним великим географическим открытием на суше) наши острова назывались Землёй Николая II.
«Но, что вы, как же можно сохранить название, если мы этого чувака подло расстреляли в подвале вместе со всей его семьёй?» — подумали ребята с красными звёздами во лбах, и топонимику изменили под себя.
Тут очень красивая, но суровая природа. Так сказать, на любителя. Как оливки, которые Пётр сегодня переложил в тарелку к Володе (Володя приехал вместе с нами, по специальности – радист, зависнет тут на годик-полтора), а тот их с радостью умял.


Пришло время пейзажей, ориентируемся, естественно, на Саврасова, Левитана и пр.

Лично меня впечатляет этот космический пейзаж, этот искрящийся снег, не заходящее за горизонт солнце, которое могут скрыть только облака. Я горжусь тем, что в нашей стране есть эти суровые бородатые мужики, которые с нуля меньше чем за год привели в порядок эту пустовавшую больше 15 лет станцию. Меня поразила до глубины души собака с разными глазами (один – голубой, другой – карий)! А ещё здесь замечательный, но пьянящий недостатком кислорода воздух, чистый, лёгкий и очень-очень прозрачный…


Разноглазый Дик — полярный ветеран

Это Арктика! Легендарная область земного шара, героически покорённая плеядой выдающихся людей –Седовым, Нансеном, Русановым, Пири и многими другими. Как меня сюда занесла судьба? Сам до сих пор не понимаю… Понимаю лишь, что мне повезло.
Очень повезло.

Мы хотели увидеть белых мишек – и они пришли. Одного сначала присмотрели издалека. Зато во время ужина косолапый пришёл прямо под дверь камбуза. Как назло, фотоаппарат я с собой не взял. Такой кадр упустил – зато сам видел мишку в пяти метрах… Из приоткрытой двери. Но его быстро прогнали. Осматривая местность в бинокль, мы насчитали всего четырёх, включая медведицу с медвежонком. Тот, которого я видел вблизи себя, был приземист (всего коло метра высотой), но крепок. В общем, круто! Осталось сфотографировать, и при этом не пойти ему на корм.
Есть и пакостные новости. Не активизировалась сим-карта на спутниковом телефоне, и мы так и не позвонили домой… Мы – это я и ДЮБ. Самое плохое, что мы планировали по этому телефону поддерживать связь с базой во время похода на ледник (а он будет продолжаться порядка 10 дней). Вместе с радистом обдумываем проблему.
Ещё мне нездоровится. Надо держаться.

Читайте также:  От чего зависит доля земли

Ночь с 3 на 4 мая. Ледник Мушкетова.

Краткое содержание предыдущих дней.
29 апреля

Перенесли выезд на ледник – с завтрашнего дня на сегодняшний. Выехали на ГТТ и ДТ-75 (с прицепом) к леднику. К вечеру были у цели.


ГТТ стоял в гараже на законсервированной станции 15 лет. Механики отогрели — работает.

Перед этим, с утра, появляется на теле сыпь. ДЮБ предположил ветрянку. Врач помазал зелёнкой, но предположил аллергию. Прав оказался ДЮБ. Ночь в балке провёл жутко. Жара стояла дикая, на моей верхней полке градусов как минимум 35, как максимум 55. Всё невыносимо чешется.
Злой, как собака.

Утром ДЮБ малость подохерел даже на своей нижней полке (Петру вроде жара по барабану), начал откупоривать все дырки в балке.
Первый день работ. Наша задача – вбить в ледник вешки. В первый заход сделали четыре.


На точке

Сделали три вешки. В балке нормализовался температурный режим. Чесотка прекратилась, зато весь день болит башка, как будто что-то с давлением. Какая-то жуткая непруха с состоянием здоровья.


Ледник Мушкетова. Арктическая пустыня.

6 вешек. Я начинаю приходить в себя. Зелёнкой почти не мажусь, следы ветрянки начинают заживать.


Тушканы лютуют (лемминги, я имею в виду). Что они тут забыли, я не знаю. Кстати, я заметил, что в своём дневнике я практически ничего не написал про Петю. Это ужасное упущение, потому что он прекрасный егерь и просто очень хороший человек. Пусть меня съедят тушканы.

6 вешек. ДЮБ говорит об окончании работ на леднике Мушкетова. В общей сложности – 18 «длинных», четырёхметровых вешек забито в ледник, одна трёхметровая, «нулевая», вбита в ледник недалеко от балка, примерно на границе окончания льда.
Я чувствую себя здоровым.
Завтра должны поехать на озеро Предгорное и попробовать пробурить лёд.
Прошедшие дни из-за болячек были довольно трудны для меня, но работа есть работа – старался не быть унылым говном, но на вид, скорее всего, смотрелся довольно жалко. Через пару дней мы уже должны вернуться на базу – там будет писать немного поудобнее. Постараюсь поподробнее описать наши маршруты, а также рассказать о тонкостях гляциологических наблюдений.


Герои полярных широт — Дмитрий Большиянов справа и Пётр Тарасов слева. Ну и верный трудяга «Буран» тоже достоин упоминания.

Завтра днём нас должны забрать на базу.
Сегодня же был весьма продуктивный и интересный день. Через льды и горы мы проехали порядка 60 километров (туда и обратно) до озера Предгорного.


Озеро Предгорное

Мы смогли пробурить озёрный лёд (слава ДЮБу!), толщина которого составляла 1 м 90 см, и буквально сразу же уткнулись прямо в дно – озеро промёрзло почти целиком! То есть, слой воды составлял буквально несколько сантиметров. На поверхность льда под давлением выкинуло немного местных водорослей – теплится там жизнь, чуть-чуть, но теплится!


Мы с ДЮБом и керн из озёрного льда

Путь пролегал через красивейшие места. Однообразие ледника немного утомляет – поэтому я был очень рад, когда мы съехали с него в одну из долин, через скалы и мимо них доехали наконец к озеру…
Наш транспорт – старичок «Буран». По меркам снегоходов это примерно то же самое, что по автомобилям – ВАЗ-2106, ну или даже ВАЗ-2101 (в народе, соответственно, «шестёрка» и «копейка»). Старьё, но кое-как тянет. На самом снегоходе сидят всегда Пётр и ДЮБ, а я сижу сзади – на саночках, вместе с нашими инструментами. Сегодня эти самые саночки чуть не пи*дануло – а меня, соответственно, чуть «не улетело». Снег тут очень хорошо выдувается всеми возможными ветрами, а торчащие камни подстерегали нас под слоем свеженасыпанного, «мягкого», снега везде в пределах вне ледника. Когда мы приехали обратно, Пётр проверил сани – а там целый клок одной железной «лыжины» тупо выдран. Ладно хоть, что их совсем к хе*ам не переломало. А то оставили бы меня ночевать в ящике…
По пути мы приметили нескольких птиц – полярную сову, альбатроса (ну я, естественно, при виде альбатроса заорал «ЧАЙКА. », орнитолог х*ев). Они охотятся здесь на е*анутых леммингов, которые бегают просто ВЕЗДЕ! Скажите, на х*ра мыши залезать на самый верх 500-метрового ледника? А мы следы видели! (фото выше) Так за этой мышью ещё и лиса попрыгала (у неё следы цепочкой, в одну линию, один за другим). Наверное, тоже е*анутая, если сюда попёрлась.
Медведя следов не видели. Ну так! Животное явно поумнее, чем мышь и лиса.
Морда у меня сегодня замёрзла по первому классу! Слава Богу, вроде ничего не отморозил…
ДЮБ сегодня выдал: «О*уенная штука – этот гляциологический балок!»

Какое же это блаженное ощущение – чувство чистоты после недельного запотевания и заванивания!
Сегодня утром нас забрали с ледника на двух транспортах – ГТТ и вездеходе какого-то другого типа. «Гляциологический балок» остался, и будет служить следующим экспедициям. Наблюдения за ледником должны производиться регулярно (если, конечно, вы хотите добиться результата), поэтому гляциологи сюда ещё вернутся, в том числе и для того, чтобы отследить состояние наших «вешек».
Вешки… Собственно, я так и не объяснил сути наших исследований. А мы «забили» в ледник 19 штук «вешек», которые, со временем, станут показывать нам разную интересную информацию… Но, обо всём по порядку!


Схема района исследований


Схема расположения абляционных реек

Исследуемый нами ледник Мушкетова располагается в СЗ части о. Большевик и, скорее всего, покрывает собой сглаженное плато.
Наш балок стоит практически у подножья ледника и высота в этом месте (по вечно пи*дящему GPS) составляет примерно 410 м, в то время, как наивысшей точкой ледника на карте обозначена высота 551 м. Толщина ледника нам достоверно не известна. Почему мы не можем вычесть 410 из 551 и получить цифру 14? Потому:


Разрез. Примитивное воображение Романа Булатова во всей красе.

Чтобы определить, тает ледник, или, наоборот, растёт, мы забили «вешки». Сейчас все только и говорят о «глобальном потеплении». Мы скоро увидим, как оно влияет на наш ледник. Этой осенью исследователи осмотрят, насколько протаял наш ледник, а весной – сколько льда опять наросло за зиму.
«Вешка» наша представляет собой совершенно обычную полую железную трубку диаметром 5 см, и забивается в предварительно пробуренную для неё скважину. Длина вешки – 4 м, скважины обычно получаются глубиной около 2 м.
Естественно, после «забивания» трубы в лёд измеряется точная высота от льда до верхушки этой самой трубы. Параллельно. Проводятся исследования снега, который в пределах наших работ покрывал ледник толщиной от примерно 50 см до 90 см. Измеряли его плотность, описывали гранулометрический состав.
Процесс работы на точке таков:
1) Вырываем шурф в снегу, расчищаем лёд
2) во льду пробуриваем скважина под вешку, забивается вешка под определённым номером (номер забит на деревянной табличке в верхушку трубы, а также продублирован – выбит гвоздём на высоте ¾ трубы)
3) коловратом берётся небольшой керн из верхней толщи льда
4) из толщи снега берётся образец для измерения плотности в плотномер, которую на месте и высчитывают
5) всё описываем, шурф зарываем обратно, на поверхности остаётся верхняя часть вешки с номером
Таким образом было сделано 19 точек, расположение которых можно разделить на 4 профиля, расходящихся «в крест» от одной их точек (расположение схематично показано на рисунке)
Ну вот, примерно всё объяснил…
Сейчас – заслуженный отдых в нашей с ДЮБом комнате в полярном домике, которая кажется такой большой и просторной после балка…

Читайте также:  Источник бил из под земли


Кстати, наш жилой блок под номером 8

Завтра мы вроде как должны поехать на озерцо, в котором для базы осенью набирали запасы воды…
Звучит интересно, хотя я бы, наверное, лучше отдохнул…

Утром мы поехали на озеро Твёрдое. Я категорически не выспался, работать не хотелось. Впрочем, ничего особенно сложного мы не делали.
Мощным буром мы должны были проделать три скважины в озёрном льду – но получилось сделать только две, во время работы над третьей наша «машина» сломалась. «Работай, американская сволочь!» — негодовал ДЮБ. Бур, видимо, ещё больше обиделся, и замолчал совсем.


Злосчастный бур. В тёмных очках — Борис, отличный механик.

В двух пробуренных лунках промеренные глубины составили 3,7 м и 5 м. В одной из лунок (пятиметровой) ДЮБ с помощью мудрёного австрийского прибора взял пробу грунта.
Потом мужики попытались половить рыбу – но клёва не было.
Полусонный, я очень рад возвращению на базу J

Выйдя перед завтраком на улицу, я потянулся рукой к Арчи, местному псу. Поскользнулся, да как грохнулся на него! Бедное животное. Надеюсь, не сильно обиделся.


Вообще, Арчика любили помучать, потому что. любили. Вадим Мовчан, например.

Пока никаких дел нет (тьфу-тьфу). ДЮБ терпеливо ждёт своего отлёта. Правда, случится он, скорее всего, уже после 9 мая. Вертолёт, который «улетит» ДЮБа, привезёт из Хатанги свежую партию учёных. Я должен буду работать с гидрологами и изучать дальше плотность снега на ихмаршрутах.
А пока… Занимаюсь хозяйственными делами, смотрю фильмы, читаю книги… Книги! Сегодня в балке №11, благодаря начальнику станции (Леониду Семёновичу) обнаружена библиотека. Она мёрзнет там без отопления, книги покрываются плесенью.. Поэтому старые и ценные экземпляры (30-е и 40-е годы выпуска) я утащил к себе в домик и сушу под кроватью. Парочку книжек, ввиду бесхозяйственного и халатного к ним отношения, хочу забрать на Большую Землю J


Типа полярник. Усы борода.

Впрочем, это ещё под вопросом. Надо ещё подумать, как можно спасти книжный фонд станции. ДЮБ сказал: «Надо тебя сюда штатным библиотекарем». Но я думаю, что такая должность для меня чересчур почётна J
Кстати, нашу симку на спутниковом телефоне-таки включили До мамы дозвонился вчера (её номер помню наизусть), а вот до Ксюши смог только сегодня. И то, Наталья Викторовна помогла- посмотрела её телефон на страничке «ВК».
Почему я потерял доступ к номерам? Потому что экран моего смартфона вдребезги разбился во время нашего отъезда с ледника! Это очень нехорошо, потому что это был не только телефон, но и плеер, книга, телевизор (иногда…).
Нетбук мне в помощь!
После телефонных разговоров понял, что очень скучаю по Ксюхе. Всё-таки, хорошая у меня девчонка.
Просто замечательная.
Зато я – не очень J

Вчера, 8 мая, весь день станцию накрывала пурга. Вечером смотрели с ДЮБом «Сибирский цирюльник». С утра и днём я возился с графиками и профилями с ледника. Параллельно смотрел «17 мгновений весны», уже за середину перевалил.
Перед ужином задрых как сурок. Сегодня, причём, повторилось то же самое. Начинает вырабатываться «график дня, как у пенсионера». Ем, сплю, читаю, кино смотрю. А хорошо ведь! J


На полярке я хорошо обжился, даже картину повесил 😉

Сегодня пурга кончилась. Вышло солнце. С Днём Победы! 69-я годовщина уже… Честно говоря, праздник уже больше печали навевает, чем радости. Сколько ветеранов сегодня вышло на улицы? Мало, мало… Дай им Бог здоровья!
От праздничного ужина я чуть не помер. Ну, от перенаполнения живота. Владимир постарался и сделал даже больше еды, чем тогда, когда мы прилетели… Он просто молодец, вся станция балдеет!
После ужина, на котором, естественно, тяпнули, ДЮБ начал жутко обсирать американцев.
«Они, суки, пришли и постреляли на х*й всех индейцев вместе с бизонами!»
Интересно, кого он жалеет больше – бизонов или индейцев.

Сегодня прилетел вертолёт вместе с новенькими в количестве 11 штук. Улетели ДЮБ и Макштас Александр Петрович. У меня теперь новый сосед в комнате – Юра, бывалый полярник, зимовал на «СП». К ДЮБу я привык, поэтому не рад его отлёту.


ДЮБ, не улетай.

Вчера и сегодня утром выходили на лёд в нашу бухту, помогали Вадиму с геодезической съёмкой (рассчитывали высоту станции). Программу этим не ограничили, и после выполнения нехитрой работы шли смотреть на вмёрзшие в лёд айсберги. Они и вблизи смотрятся фантастически. Вчера сходили (я, Володя-радист, Пётр) на «ближний» айсберг. Он покрыт интересным намёрзшим солёным снежком. Сегодня утром (ещё до отлёта) к нам присоединился ДЮБ на лыжах, и мы добрались до «дальних» айсбергов. Они больше и красивее. У одного из них – тёмная прослойка, фантастически прозрачная, не описать – надо смотреть фото.


Синий-синий. Фото тоже не очень хорошо цвет передаёт.

После ужина вместе с новыми обитателями станции нас решил проведать белый мишка. Наши бесстрашные (а может, просто е*анутые?) собаки зажали его между одним из домиков на краю базы и каким-то контейнером, и долго не отпускали. Мужикам на всё это смотреть надоело, они обстреляли гостя с крыши практически в упор из ракетницы, и постепенно прогнали с базы.


Привет, Миша!

Мой «начальник» теперь – гидролог Анна. Кстати, да – у нас на базе с сегодняшнего дня целых три женщины. Я уже отвык от них как-то.
Скоро снова работать придётся J

Читайте также:  Смоленская крепостная стена ожерелье земли русской


Кто-то улетает — кто-то прилетает.

14 мая. Ледник Мушкетова. Пурга.

События развивались стремительно! Ну, по меркам Арктики…
12 или 13 мая мы ожидали прибытие ледокола… Уже после разгрузки нас (Я, Пётр, Анна и её помощник Виктор) должны были закинуть на ледник для проведения гидрологических исследований в районе между его подножием и базой. Там в летнее время текут небольшие речушки.
Но прибытие ледокола перенесли на конец мая, и уже вчера мы были в нашем «гляциологическом балке». Не сказать, что я сильно рад (температурный убийственный режим ночью и четыре человека в балке вместо трёх), однако, опыта у нас с Петром уже больше, и приспособлены к балку мы гораздо лучше. После сегодняшней «потной» ночи я с утра принял «снеговой душ». После отъезда ДЮБа мы переняли его традицию – начали растираться с утра снегом. Очень бодрит и освежает, заменяет помывку. В хозяйственном плане мы тоже люди здесь бывалые – всё уже лежит на своём месте…


Петя в балке уже как у себя дома 🙂

Правда, с погодой не везёт. Вчера всё было отлично, а сегодня, когда нужно было начинать работу, началась пурга… Очень не вовремя. Хочется уже понять, оценить фронт работ и покататься на «Буране» по окрестностям.
Вчера, когда пришло время выходить на связь, поехал к нужному месту (лучше сигнал) на лыжах. На местном плотном снеге катание просто замечательное, пусть даже лыжи на смазаны. Зато в горку идти можно, даже не расставляя лыжи в стороны J

18 мая. Гляциологический балок.

15 мая утром распогодилось, и мы выехали из нашего балка на первый из четырёх снегомерных профилей. Наша задача – оценить водосбор рек, и подсчитать примерное количество снега на его территории. Сначала мы выехали на триангуляционный пункт на высоте «360», от которого прекрасный обзор с востока на фьорд Партизанский, и «забили» его координаты в GPS.


Триангуляционный пункт. Вдалеке — фьорд Партизанский.

Потом по склону плато, на котором «сидит» наш ледник, опустились на равнину и потихоньку начали делать профиль, который должен был закончиться примерно в устье речки Амбы. Ещё тогда у нас появилась мысль, что от конца нашего профиля гораздо ближе ехать на базу, а не к балку.
Езда по равнине особых неудобств не доставляла (учитывая, что остановки на профиле для измерения высоты снега мы делали каждые 500 метров копали шурф для измерения его плотности). Зато пока спускались по склонам от балка, то чуть с Виктором на санях не офигели – нам дали стрёмные квадратные и очень неудобные. Мы чуть ж*пы не поотбивали. Первое время было как-то смешно и весело (ещё бы, такой аттракцион – летающие сани), а потом заболели разные части тела, и стало как-то не до смеха.
К концу дня погода стала ухудшаться. В итоге мы приняли решение вернуться на базу, о чём мы по рации предупредили их за несколько часов.
Леонид Семёнович встретил нас довольно хмуро, потому что наше прибытие не входило в его планы. Зато повар Володя обрадовал через некоторое время ужином, который приготовил специально для нас (приехали мы поздно, и вовремя на общую трапезу не успели). Золотой человек!


С Петей и Аней на базе

Мы не зря вернулись на базу – после нашего приезда началась пурга, которая продолжалась до обеда следующего дня (16 мая). Его мы тоже решили провести на базе (для нормальной работы на профиле нужен полный день).
День отдыха совсем не повредил нам – я хорошенько выспался, а ещё дочитал брошенного на середине перед отъездом на ледник «Евгения Онегина», которого со школы помнил весьма смутно. Замечательное произведение! Памятник русской литературы!
Вечером нас посмешил радист Володя. Вопреки требованиям повара «собак не прикармливать», он подкинул Динке через «проветривальную дыру» хлебца несколько раз. «Дыра» небольшого диаметра (которую можно заткнуть специальной пробкой – кстати, окно в домике не открывается, для того дырка и нужна) находится прямо под окном. Бедная собака жалобно смотрела на отверстие и сидела в ожидании добавки минут десять-пятнадцать. Животных, умеющих вызывать сострадание лучше, чем собаки, я не видел! Любая дворняга может сделать такие глаза, что не поддаться соблазну ещё подкормить животинку очень трудно. У меня была пуделиха Дашка (померла, бедняга, в 2010 – до сих пор снится), и я умею сдерживаться и не поддаваться на уловки хитрюг. Но как это сложно порой сделать!


Володя и жертва эксперимента

Утром 17 мая мы выехали на следующий профиль. Нам удалось его закончить к 18-00… И тут разразилась пурга! В этот раз мы двигались по направлению от базы к балку, и поэтому поехали в гору, к леднику. Если бы не GPS – замёрзли бы на фиг в этой круговерти. До балка доехали замёрзшие, но отогрелись довольно быстро… Наш Пётр так вообще – и не в такие передряги попадал.


За работой на снеговом профиле

Очень обманчиво зрение в условиях метели! Расстояния, очертания предметов сильно искажаются. Торчащую из-под снега бочку я принял за балок, а упавшую с саней рейку Витя принял за камень. Она лежала метрах в пятнадцати, а казалось, что идти надо метров как минимум пятьдесят назад. Повезло, что быстро заметили её потерю…


Наш супербалок

Сегодня, 18 мая, опять непогода. Сидим в балке, едим, спим и ждём улучшения обстановки…


Остров Большевик — вид с вертолёта

В те майские дни всё произошло довольно быстро и неожиданно. Из балка по спутниковой связи я решил уточнить у ДЮБа, когда должен вылетать с Северной Земли. Оказалось, что надо это сделать ближайшим вертолётом…
И это произошло уже 21 мая. Мы вернулись в Хатангу. Оттуда мы должны были неделю ждать рейса на Красноярск. Однако, на утро после прилёта в Хатангу в наш гостиничный номер зашёл Валентин Петрович (бессменный сопровождающий) и сказал: «Есть 5 мест на грузовой борт до Перми. Летите?» Естественно, мы полетели. А 23 мая были в Петербурге. На этом экспедиция «Север-2014» для меня была окончена.


До новых встреч!

P.S. Надо сказать пару слов про завершающий этап пути. Стоит отметить, что в последний день на «Барновке» отмечали день полярника. Владимир сам себя превзошёл.


Без комментариев

Летели мы весело — с оленинкой на самолёте АН-12 (это от Хатанги до Перми), которому стукнул 51 год. ЯК-42 нервно покурил в сторонке. Пермь встретила нас солнцем, весенней синей Камой и шашлыками около речного вокзала. Супер! Последние бонусные фото.


Селфи с олениной в холодном «трюме»


Летели в небольшом пространстве прямо рядом с кабиной


Долетели. Зелень. Тепло. Ух ты!


После полярки странный загар и довольное от переизбытка тепла лицо. В Перми — классно!

Источник

Adblock
detector