Меню

Волшаны ярость земли читать полную версию

Волшаны. Ярость Земли

У вас появилась возможность начать слушать аудио данной книги. Для прослушивания, воспользуйтесь переключателем между текстом и аудио.

Глава первая

Эти двое встретились в небольшом кафе на углу Бульвара и Огневой улицы. Обычное дело: два мага решили выпить кофе, поговорить. Ну подумаешь, общаются тихо, так что никому не слышно. На то они и маги, чтобы хранить свои секреты.

Так думал старый хозяин кафе Джиллис. В этот воскресный день, накануне начала учебного года, он сам обслуживал посетителей. Традиция с незапамятных времен, если хотите. Отец его так делал и отец его отца. Тем более внуки готовятся сегодня к началу учебы, пусть и не в магических школах. Да к чему магия эта вся? Одна проблема от нее. ответственность. Всегда всем должен. Так что лучше уж держать кафе, не дергаться и улыбаться посетителям. А еще истории. О да, старый Джиллис знает толк в историях. Гости кафе частенько рассказывали ему такое, от чего сердце так и прыгало. Все это он записывал в толстую тетрадь. Взял у одного из внуков. Убористым почерком исписал уже половину листов.

А этих магов он не слышал. И специально прислушиваться не стал. Ну их, связываться еще. Лишь прошаркал к отполированной стойке. Они явно захотят еще кофе, надо приготовить.

А зря, зря он не слышал разговора этих посетителей. Тем более в этот ранний час лишь они были тут клиентами.

— Ты уверен, что время изменилось? — этот собеседник разговаривал шепотом, но в нем угадывался голос сильного человека. Того, кто привык раздавать указания. Плащ красного цвета явно расшивали вручную, золотыми и оранжевыми нитями. Они образовывали языки пламени. Маг огня.

Читайте также:  Какие украинские земли входили в состав речи посполитой

— Да, наши братья и сестры немного ошиблись. когда высчитывали время слияния миров. Не через годы, а через три месяца.

Второй говорил более глухим шепотом, да и в поведении угадывался человек в возрасте. Его плащ выглядел куда более сдержанным, темно-серого цвета, из плотной ткани. Да, в этом году начало осени было прохладным. Ветер то и дело гонял первые желтые листья по каменным мостовым, швырял их в окна.

— Ниол принес Райна в жертву три месяца назад.

— Я знаю. — недовольно сказал маг в сером плаще. — Это глупая затея, которую он ни с кем не обговорил. Нельзя просто так пытаться открыть Врата Хаоса, только Зарекк знал все тонкости. Но он обучался этому, а Ниол поспешил, поспешил. Но это ему урок, другого волшана у него нет. И магия постепенно истощится, останется разве что на бытовуху.

— Да и Хаос с ним, с Ниолом. — перебил его маг в красном плаще. — Что делать с расчетами? Зарекка надо вытащить. Ниол сказал, он точно в мире Хаоса и на пределе.

— Вытащим. — спокойно и уверенно ответил тот, что в сером плаще. — Главное, смотри за девочкой. Я в свою очередь тоже постараюсь с ней пообщаться. Времени мало, но сильно спешить не надо. Не хватало ее спугнуть.

— Можно ее вытащить из Аркано. — собеседник пожал узкими плечами. — В чем проблема? Я легко это сделаю. Ученики доверяют преподавателям.

— Силу может отдать лишь добровольно. В том вся и загвоздка. Магия не терпит нарушений. Отберем силой и не откроются Врата, или откроются, но не те. Или Зарекка не вытащим. Хочешь рискнуть девочкой? Когда еще родится маг, в чьих жилах течет все четыре стихии?

Недолгое молчание. Оба мага не спеша допили кофе. И, к молчаливому огорчению хозяина кафе, знаком попросили принести им счет. Оба смотрели друг на друга спокойно, как люди, которые уже все решили. И сейчас обсуждают мелочи.

— Ты прав. — проговорил тот, что в алом плаще. — Пусть девочка сама согласится отдать силу. Я найду способ повлиять на нее. Но и ты…

— Я знаю, что мне делать. — перебил его собеседник.

Он встал первым, закутался в плащ плотнее и поморщился.

— Даже маги не лишены ревматизма, эх, годы, годы. Возвращайся в Аркано и не своди глаз с девочки. Удачи тебе. С нами Хаос.

— С нами Хаос. — тихим эхом отозвался маг в красном.

Они вышли из кафе, оставив за спиной запах кофе, специй и свежей выпечки.

Рассказав последние новости, запечатала письмо. Писать Элеоноре Ривенсай раз в несколько дней стало для меня привычкой. Приятной. Двоюродная сестра моей бабушки стала для меня отдушиной. Она не осуждала за побег из дома, поддерживала желание учиться и гордилась успехами.

Жаль, что мы не были знакомы с ней раньше. Вернее, я была слишком маленькой, чтобы её помнить. А потом мои родители переехали в Клейтон, и связь со многими родственниками оборвалась на долгие годы. Мало кто горел желанием приезжать в дальнюю провинцию с визитом.

Элеонора Ривенсай предпочитала более тёплый климат. Сейчас отдыхала на водах в Итарин. Мне повезло, что она одна из всех согласилась поддержать меня и оплатила учёбу в Аркано. Отец до сих пор считал, что лучше будет запечатать мне магию и не простил своеволия. Даже моё согласие на помолвку с Леонаром его не смягчило. Теперь он не спешит подписывать брачный договор, считая, что я его позорю.

Он бы и из школы насильно забрал, но двоюродная сестра бабушки меня спасла, оплатив учёбу. Теперь я получила защиту школы, как ученица Аркано. Ничего, несмотря на сложные отношения с родителями, семья Гловеров не против нашего брака. Они даже с моей неожиданно проснувшейся магией земли смирились. Чего не скажешь о родных родителях. Леонара поддержал дедушка и даже готов был оплатит мне, как его невесте обучение. Хорошо, что это не понадобилось! Пока мы официально не обручены, было бы неприлично принимать чужую помощь.

Эсси прыгнула на стол, хвостом сметя письмо на пол. Обиделась, что занята и не уделяю ей внимания.

— Не хулигань! – подхватила её на руки и почесала за ушком.

Поднявшись, только ахнула, увидев, что волшан натворила от скуки. Стянула покрывало с кровати на пол , цветок опрокинула на него и сейчас всё было припорошено землёй, в которую понатыканы листья.

Подхватив с пола письмо, отряхнула его от земли.

Источник

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Волшаны. Пробуждение Земли

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Волшаны. Пробуждение Земли

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

«Наше убежище – пространство среди розовых кустов. Здесь очень сладко пахнет, так, что кружится голова.

– Лиззи, ты только приезжай, ладно?

Голос Адриана чуть подрагивает, его лицо морщится, точно мой самый близкий друг старается сдержать слезы. Я же реву. И заедаю свой плач яблоками, которые мы только что стащили у старого аргола Армана. Его пес рвался за нами, но помешала железная цепь.

– Я приеду! Я обязательно приеду!

Слова обещания рвутся сами собой, вместе со слезами. Я пока не знаю как, но выполню его. Обязательно.

Темные глаза Адриана совсем близко от моих. От него пахнет яблоками и дымом. Он сжигал листья во дворе дома. А над головой раскинулся зелено-золотой шатер.

– Я встречу тебя с волшаном.

От его задорного тона становится чуть легче, хотя слезы все еще щекочут горло, подступают вплотную. Но я держусь. Я стараюсь держаться, потому что не хочу прослыть плаксой.

И как точка в нашей беседе – голос его матери. Он ввинчивается в осенний воздух, пропахший кострами и поздними цветами.

Я дернулась и вскинула голову. Встретилась взглядом с матерью и поняла: это просто сон. Я уснула на подъезде к городу, чтобы увидеться с Адрианом.

Который сейчас в Аргениуме. Учится в Аркано и наверняка получил своего волшана. Первее меня!

Какой он, этот город? Я высунулась в окно, с любопытством завертела головой.

Аргениум – столица Терралии. Отец рассказывал, что мы уехали отсюда, когда мне только исполнилось шесть лет. Сама я запомнила лишь отрывки, яркие и больше похожие на сон.

Так что теперь я с жадностью смотрела на все то, что происходит вокруг.

– Элизабет! – даже резкий голос матери не утянул меня обратно в душный экипаж. Я принюхивалась, прислушивалась и чувствовала, как мурашки бегут по спине от ожидания чего-то неведомого.

Первое впечатление от Аргениума – ужасный шум. На широких улицах полно экипажей, всадников, просто прохожих. Я круглыми глазами провожала высокие дома, почти все в пять этажей. Сильно пахло специями, лошадьми и почему-то речной водой. А вдалеке, над домами, возвышался храм Аштэ, легкий и изящный.

– Элизабет! – голос матери ударил по ушам сильнее, чем шум вокруг. – Сядь прямо, юная леди!

Я обернулась к родителям и оценила строгий взгляд матери и усталый – отца. Именно он заставил меня послушаться и все же отодвинуться от окна. Но внутри все тряслось от нетерпения.

Адриан, ты даже не знаешь, что я уже здесь.

Как же Аргениум отличается от тихого округа Клейрон, где я прожила почти девять лет!

Сидя в экипаже, я все тянула шею, стараясь ухватить взглядом как можно больше. Светло-серые и бежевые стены зданий, темные мостовые и громкие голоса вокруг. Здесь жизнь кипит, в то время как в Клейроне она течет неспешно, точно как полноводная река.

Я чувствовала себя перышком, попавшим в водопад. Шум вокруг бил по ушам. Такое же ощущение было, когда я сидела в железной бочке, а Адриан колотил по ней палкой. Мы играли в войну Зарекка, много лет назад пронесшуюся по континенту. До сих пор о ней вспоминают с содроганием. А имя Зарекка означает мировое зло…

Я перевела взгляд на маму. Говорят, у меня – ее глаза. Такие же зеленые и чуть раскосые. А вот волосы достались от отца: темные, почти черные и очень непослушные. Крупные кудри приходится по утрам нещадно расчесывать и убирать в прическу, иначе они торчат во все стороны.

Краем глаза заметила проходившего мимо юношу, и на миг сердце оборвалось в сладкой надежде. Но нет, это не Адриан. Я откинулась на сиденье экипажа, глубоко выдыхая и стараясь не выругаться. Посмотрела на отца, пока мама недовольно бормотала что-то о воспитании в провинции.

– Завтра с утра я отвезу тебя в Мимамо, вместе с вещами.

– Мой гардероб устарел, – сообщила я.

И правда, на улицах Аргениума наряды дам разительно отличались от того, что носили и носят к Клейроне. Здесь в моде более узкие юбки, а корсетов я и вовсе не заметила. Значит, дамы действительно перестали их затягивать, по советам целителей. Я отметила короткие жакеты с высокими воротниками и рукавами, украшенными пеной кружев. Некоторые одеты попроще, а кто-то и вовсе в обносках.

– Почему они так выглядят? – поинтересовалась зачарованно.

И тут же меня резко отодвинули от окна, куда я опять начала было высовываться. Город манил, звал, обещал.

– Элизабет! – теперь уже голос отца ударил по ушам. – Неприлично смотреть на нищих.

На кого? Я скосила взгляд на тех, кто жался к стенам домов. В их руках кружки, тарелки, куски бумаги с надписями. Издалека сложно разобрать, что там написано.

– Те, у кого сложное положение.

В этом весь отец: он объясняет так, что вопросов еще больше.

Черная, точно оплывшая статуя приковала мое внимание. Даже мысли об Адриане на миг ушли на задний план. От металла точно исходила темная аура, холод.

– Обелиск, – теперь голос отца звучал тихо. – Чтобы не забывали о той боли, что принесла нам война Зарекка.

Я словно зачарованная провожала взглядом черную недвижимую фигуру. Здесь объяснения были не нужны. О войне Зарекка знали даже младенцы. Он – то зло, с которым Терралия справилась с трудом и огромными потерями. Он – единственный маг, который совершил святотатство: убил своего волшана ради власти.

Я перевела взгляд на волшанов мамы и отца. Йор и Тьер спали, растянувшись на сиденье напротив. Размером с крупную собаку, покрытые серебристо-серым мехом и очень грациозные. Длинные гибкие хвосты чуть подрагивали, большие уши непрестанно шевелились, улавливая звуки.

Я хотела своего волшана. Скорее всего, у меня тоже будет водный – фьюрри. Маленькие – они просто сплошное умиление. Комок меха с огромными глазами и не менее огромными ушами. У фьюрри на лапках очень проворные пальцы, которыми они могут цепко хватать все, что им понравится. И еще это самые дружелюбные из волшанов.

А экипаж катился дальше, туда, где дома становились все богаче, зелень вокруг более аккуратной, подстриженной. Пока, наконец, мы не въехали на просторную улицу, по обеим сторонам которой тянулись заборы. На одних я видела диковинных зверей, на других – сложные узоры. В Клейроне подобного не водилось. У нас растут живые изгороди. А здесь заборы возносятся выше человеческого роста, из железа, окрашенного в темный цвет. А за ними дома, от которых захватывает дух.

Вопрос вырвался сам собой. Неужели мы приехали в этот дом?

Три этажа. Светло-бежевый крупный камень, большие окна и двери с цветными витражами. Парк вокруг дома благоухал розами и незнакомыми сиреневыми цветами.

– Ты не помнишь, Элизабет? Мы уехали отсюда почти девять лет назад.

Отец смотрел на дом и щурился, как всегда, когда вспоминал что-то приятное. Мама торопливо достала из ридикюля тонкий платок, приложила к глазам. И на

Источник

Волшаны. Пробуждение Земли (СИ)

Элизабет со всей семьей перебирается в столицу, здесь ее ждет обучение, обряд инициации и собственный волшан. Все, кто причастен к магии, обзаводятся своими волшанами. Это зверьки, сопровождающие их везде и всюду. Город Клейрон значительно отличался от столицы. Даже одежду в этих городах носили разную. И если в Клейроне Элизабет в своих нарядах выглядела пристойно, то здесь она казалась в них нищенкой и оборванкой.

Переезд и новая жизнь казались ей настолько интересным и привлекательным событием, но только все оказалось не таким радужным, как мечталось. Первым делом по приезду Элизабет с матерью отправились в магазин, чтобы приобрести новую одежду. Она сияла яркими красками и разноцветными каменьями, была обшита крупными кружевами. Вот и первая ложка дегтя в новой жизни. Такое совсем не по нраву девушке, но мать настаивает, что дочь непременно должна выглядеть прилично. К сожалению, вкусы у них не сходятся. Мечтая о своем будущем волшане, девушка представляла, как он будет выглядеть. В первый же день из густой темноты кто-то наблюдал за ней, что заставило ее дрожать от ужаса. Да она ведь совсем не знает о местных ничего. Что же ждет ее дальше?

Адриан, любимый Элизабет, почему-то не прислал ни одной весточки о себе, что казалось странным. Он оказался во враждующей школе с Элизабет, поэтому их общение крайне ограничено. Школа Аркано раскрыла двери перед главной героиней. Здесь ее научат обращаться с водной магией и своим даром. Что дальше? Новые друзья? Любовь? А теперь еще и новость – здесь ждет ее новый жених, о котором умолчали родители. Радостный обряд инициации также окажется неожиданным для девушки. Но и это далеко не все: старая школа – таинственное заведение, скрывающее в себе большие секреты. Ох, если бы Элизабет не совала свой нос куда не нужно, не знала бы дополнительных проблем! А теперь остается лишь делать все, чтобы остаться в живых.

Источник