Меню

Юзеф собесяк земля горит

Юзеф собесяк земля горит

Собесяк Ю., Егоров Р. Земля горит: [Докум. повесть / Сокр. пер. с польского В.И. Киселева и Л.Г. Кашкуревича; Ил.: Г.А. Сотсков]. — М.: Воениздат, 1965. — 403 с.: ил.; 21 см. — Тираж 50 000 экз. — 1 р. 20 к. Аннотация издательства Юзеф Собесяк (партизанская кличка Макс), командовавший в период Великой Отечественной войны партизанским отрядом на Волыни, в соавторстве с литератором Рышардом Егоровым рассказывает в этой книге о героической борьбе партизан с гитлеровскими захватчиками, о боевом содружестве польского и советского народов, плечом к плечу сражавшихся против общего врага. Отряд Макса вырос со временем в бригаду, которой было присвоено имя М. В. Фрунзе. Партизаны бригады имени Фрунзе наносили врагу большой урон: взрывали вражеские эшелоны, уничтожали гитлеровские гарнизоны. В тяжелейших условиях оккупации лесные мстители стали полными хозяевами обширной территории Волыни. Пользуясь горячей поддержкой местного населения, партизаны создали широкую разведывательную сеть. Даже в логове фашистов — гестапо они имели своих людей. Благодаря этому партизаны вовремя узнавали о намерениях гитлеровских карателей и наносили им неожиданные удары, сами оставаясь неуловимыми. В конце книги отряд Макса в глубоком тылу врага встречается с соединениями прославленных советских партизанских командиров — Ковпака, Бегмы и Федорова. В этом документальном повествовании авторы сумели создать живые, яркие образы партизан. Книга увлекательная и читается с неослабевающим интересом.

Источник

Юзеф собесяк земля горит

Собесяк Ю., Егоров Р. Земля горит: [Докум. повесть / Сокр. пер. с польского В.И. Киселева и Л.Г. Кашкуревича; Ил.: Г.А. Сотсков]. — М.: Воениздат, 1965. — 403 с.: ил.; 21 см. — Тираж 50 000 экз. — 1 р. 20 к. Аннотация издательства Юзеф Собесяк (партизанская кличка Макс), командовавший в период Великой Отечественной войны партизанским отрядом на Волыни, в соавторстве с литератором Рышардом Егоровым рассказывает в этой книге о героической борьбе партизан с гитлеровскими захватчиками, о боевом содружестве польского и советского народов, плечом к плечу сражавшихся против общего врага. Отряд Макса вырос со временем в бригаду, которой было присвоено имя М. В. Фрунзе. Партизаны бригады имени Фрунзе наносили врагу большой урон: взрывали вражеские эшелоны, уничтожали гитлеровские гарнизоны. В тяжелейших условиях оккупации лесные мстители стали полными хозяевами обширной территории Волыни. Пользуясь горячей поддержкой местного населения, партизаны создали широкую разведывательную сеть. Даже в логове фашистов — гестапо они имели своих людей. Благодаря этому партизаны вовремя узнавали о намерениях гитлеровских карателей и наносили им неожиданные удары, сами оставаясь неуловимыми. В конце книги отряд Макса в глубоком тылу врага встречается с соединениями прославленных советских партизанских командиров — Ковпака, Бегмы и Федорова. В этом документальном повествовании авторы сумели создать живые, яркие образы партизан. Книга увлекательная и читается с неослабевающим интересом.

Источник

Юзеф собесяк земля горит

Собесяк Ю., Егоров Р. Земля горит: [Докум. повесть / Сокр. пер. с польского В.И. Киселева и Л.Г. Кашкуревича; Ил.: Г.А. Сотсков]. — М.: Воениздат, 1965. — 403 с.: ил.; 21 см. — Тираж 50 000 экз. — 1 р. 20 к. Аннотация издательства Юзеф Собесяк (партизанская кличка Макс), командовавший в период Великой Отечественной войны партизанским отрядом на Волыни, в соавторстве с литератором Рышардом Егоровым рассказывает в этой книге о героической борьбе партизан с гитлеровскими захватчиками, о боевом содружестве польского и советского народов, плечом к плечу сражавшихся против общего врага. Отряд Макса вырос со временем в бригаду, которой было присвоено имя М. В. Фрунзе. Партизаны бригады имени Фрунзе наносили врагу большой урон: взрывали вражеские эшелоны, уничтожали гитлеровские гарнизоны. В тяжелейших условиях оккупации лесные мстители стали полными хозяевами обширной территории Волыни. Пользуясь горячей поддержкой местного населения, партизаны создали широкую разведывательную сеть. Даже в логове фашистов — гестапо они имели своих людей. Благодаря этому партизаны вовремя узнавали о намерениях гитлеровских карателей и наносили им неожиданные удары, сами оставаясь неуловимыми. В конце книги отряд Макса в глубоком тылу врага встречается с соединениями прославленных советских партизанских командиров — Ковпака, Бегмы и Федорова. В этом документальном повествовании авторы сумели создать живые, яркие образы партизан. Книга увлекательная и читается с неослабевающим интересом.

Источник

Юзеф собесяк земля горит

Войны — книги раздела сортируются по войнам, а войны — по столетиям. Выборки по войнам из всех книг сайта тут: Войны.

Войска — рода и виды войск, отдельные воинские специальности даются в секциях Небо, Суша, Море. В секции Иное находится всё, не вошедшее в предыдущие три. Выборки из всех книг сайта тут: Войска.

Темы — книги сгруппированы по некторым темам. Темы для всех книг сайта тут: Темы.

Собесяк Ю., Егоров Р. Земля горит: [Докум. повесть / Сокр. пер. с польского В.И. Киселева и Л.Г. Кашкуревича; Ил.: Г.А. Сотсков]. — М.: Воениздат, 1965. — 403 с.: ил.; 21 см. — Тираж 50 000 экз. — 1 р. 20 к. Аннотация издательства Юзеф Собесяк (партизанская кличка Макс), командовавший в период Великой Отечественной войны партизанским отрядом на Волыни, в соавторстве с литератором Рышардом Егоровым рассказывает в этой книге о героической борьбе партизан с гитлеровскими захватчиками, о боевом содружестве польского и советского народов, плечом к плечу сражавшихся против общего врага. Отряд Макса вырос со временем в бригаду, которой было присвоено имя М. В. Фрунзе. Партизаны бригады имени Фрунзе наносили врагу большой урон: взрывали вражеские эшелоны, уничтожали гитлеровские гарнизоны. В тяжелейших условиях оккупации лесные мстители стали полными хозяевами обширной территории Волыни. Пользуясь горячей поддержкой местного населения, партизаны создали широкую разведывательную сеть. Даже в логове фашистов — гестапо они имели своих людей. Благодаря этому партизаны вовремя узнавали о намерениях гитлеровских карателей и наносили им неожиданные удары, сами оставаясь неуловимыми. В конце книги отряд Макса в глубоком тылу врага встречается с соединениями прославленных советских партизанских командиров — Ковпака, Бегмы и Федорова. В этом документальном повествовании авторы сумели создать живые, яркие образы партизан. Книга увлекательная и читается с неослабевающим интересом.

Источник

«С54 СОББСЯК Ю., ЕГОРОВ Р. ЗЕМЛЯ ГОРИТ (Сокращенный перевод с польского) Юзеф Собесяк (партизанская кличка Макс), командовавший в период Великой Отечественной войны партизанским отрядом па . »

(Сокращенный перевод с польского)

Юзеф Собесяк (партизанская кличка Макс), командовавший в

период Великой Отечественной войны партизанским отрядом па

Волыни, в соавторстве с литератором Рышардом Егоровым рас­

сказывает в отой книге о героической борьбе партизан с гитлеров­

скими захватчиками, о боевом содружестве польского и советского

народов, плечом к плечу сражавшихся против общего врага .

Отряд Макса вырос со временем в бригаду, которой было при­ своено имя М, В. Фрунзе. Партизаны бригады имени Фрунзе наносили врагу большой урон: взрывали вражеские эшелопы, уничтожали гитлеровские гарнизоны, В тяжелейших условиях ок­ купации лесные мстители стали полными хозяевами обширной территории Волыни .

Пользуясь горячей поддержкой местного населения, партизаны создали широкую разведывательную сеть. Даже в логове фаши­ стов — гестапо они шмели своих людей. Благодаря атому партиза­ ны вовремя узнавали о намерениях гитлеровских карателей и наносили им неожиданные удары, сами оставаясь неуловимыми, В конце книги отряд Макса в глубоком тылу врага встре­ чается с соединения ми прославленных советских партизанских командиров — Ковпака, Бегмы и Федорова .

П атом документальном повествовании авторы сумели соз­ дать живые, яркие образы партизан. Книга увлекательная и чи­ тается с неослабевающим интересом .

Перевод с польского Киселева В, И. и Кашкуревича Л, Г .

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ДНИ НАДЕЖД И ГОРЕЧИ

А ведь все мы до по­ следнего момента на­ деялись, что неумолимо надвигавшуюся из Гер­ мании коричневую чу­ му удастся остановить общими усилиями Советского Со­ юза ц западных государств. Однако теперь эти надежды логшули как мыльный иузырь. Война!

Тогда я не мог и представить себе, какие страшпые бедствия несет она человечеству. Что ждет всех нас? Как сложится дальше моя жизнь? Мне тогда было двадцать пять лет, слишком мало, чтобы уметь правильно оцени­ вать крупные политические и исторические события. Все, чем я жил до этого, стало для мепя законченной главой книги. Открывалась первая страница новой главы .

II вот я, Юзеф Собесяк, рядовой роты связи, личный знак № 915035. Мне выдали обмундирование, винтовку, противогаз и прочее, что необходимо иметь, чтобы быть солдатом .

И вот однажды вечером мы выступили на фронт. Изза отсутствия средств связи наша рота стала пехотным подразделением .

Наш маршрут проходил через Пул туск, Ружан, Остролеику, Пятого сентября севернее Ружана я впервые услы­ шал гром артиллерийской канонады., .

Мы зашагалибыстрее — всем хотелось поскорее ока­ — заться па ноле боя. Нам казалось, что исход развернув­ шегося недалеко от нас сражения должен быть решен именно нами .

В пути встретили несколько подразделений пехоты — они заняли оборонительные позиции на высотке недале­ ко от опушки леса .

Наша рога тоже запила указанную ей позицию. Всю ночь напролет мы рыли окоиы. Ребята работали с остер­ венен нем. К утру все было готово .

Первый наш бой был пеудачпым, хотя дрались мы отчаянно. Но силы были неравны. Отступили к лесу» под­ считали собравшихся: всего шестьдесят человек, среди них — ии одного офицера .

Стали отходить в юго-восточном направлении, До .

роги было запружены, тысячи леодсп двигались п сторону Люблина, Не помню, когда мы добрели до Седльце, 11 сентября .

,. По дороге к Люблину нам встречалось много таких же, как мы, отступавших солдат из разных частей. Я собрал всех вместе, и мы отправились к Радзыыю. Недалеко от города пас остановил какой-то под офи­ цер п повел к ближайшему лесу. На большой поляне мы увидели толпу солдат, среди пих — несколько офи­ церов. Нас включили в одну из рот. Я вздохнул облег­ ченно: на1сопец-то после стольких дпей мытарств и не­ известности мы стали боевой единицей. Командование нашей ротой принял подпоручинк запаса. Парень произ­ водил неплохое впечатлен не .

В лесу уже собралось несколько батальонов, примерно тысячи три человек, а люди все прибывали и и рябы вали .

Кто-то сказал, что немцы уже форсировали Вислу в районе Гуры-Калъиарпи и продвигаются па Гарволин.. .

Ночью мы выступили в направлении па Радзыоь и FIеваглош. Идти было тяжело, но никто ие жаловался. На­ строение у всех было боевое. Мы не сомневались, что скоро займем новые оборонительные позиции, и верили в свою окончательную победу .

В нескольких километрах от Люблина, на Варшав­ ском шоссе, начали рыть окопы. У пас было несколько орудий и пулеметов. Копач но, мы не представляли собой сколько-пнбудь реальной сил!л и но могли выдержать длительную оборону, тем более вести бой в окружении .

Наши окопы кончались в полукилометре от шоссе. Гит­ леровцы без труда могли обойти нас, даже не вступая в бой .

Но разве кто-нибудь из пае тогда задумывался над тем, что будет с нами п дальнейшем?

Когда появились первые группы пемоцкнх солдат — раз веды вательных патрулей, мы уничтожили их в мгно­ вение ока. Вскоре подошли основные силы противника .

Несколько пехотных рот при поддержке танков и орудий атаковали паши позиции .

Обе стороны открыли ураганный огонь. Наши орудия били по немецким танкам, а пулеметы косили атакую­ щие цепи гитлеровцев. Целый час они упорно лезли впе­ ред, но и конце концов их атака захлебнулась и они ото­ шли. Мы ликовали .

Но не прошло п получаса, как немцы вдруг открыли адский артиллерийский огонь, Спа ряды лавиной обруши­ лись на наши позиции. Мы слились с землей. Несколько наших гтушчопок пытались отвечать па огонь. Но па нем­ цев это не произвело никакого впечатления. Мы поняли, что это означает, когда враг бросает против тебя десятки орудий, несколько мшюметпых рот и около двадцати танков. Смертельный огонь длился минут двадцать, а по­ том пехота п та шеи вновь пошли в атаку .

Дрались мы самоотверженно, но враг бросал против пас все новые и новые силы. Каждый из пас думал толь­ ко об одном: долго ли мы еще продержимся? Время от времени гитлеровцы залегали, а их орудия сразу же на­ чинали изливать па нас новую порцию металла, чтобы их пехота могла снова ринуться в атаку .

Немцы начали обходить паши позиции с правого фланга, и мы вынуждены были отступить. Так закончил­ ся этот бой .

В Л по вс к их лесах офицеры собирали солдат. Я был включен в одно из вновь формировавшихся подразделе­ ний, Пикто пока не знал, какова будет наша ближайшая задача .

Наступал вечер. К пам прибыл какой-то полков пи к .

Собрали людей. Полковник обратился к нам с речью:

— Солдаты, положение безнадежное. Немцы оккупи­ ровали всю страну. Нужно уходить в Румынию. Оттуда мы доберемся до Франции и сможем продолжать борьбу .

Поднялся шум, посыпались вопросы. Полковник както очень поспешно сел в свою машину н ретировался .

Солдаты кипели от негодования.

Кто-то громче других кричал:

— Сволочи! Продали Польшу швабам! В прошлом году помогали нм проглотить Чехословакию, а теперь во Францию приглашают. А нужно было пойти вместе с че­ хами против швабов .

— Конечно, нужно было! — поддержал другой голос, — Вы правы, — включился я в разговор. — Нас пре­ дали. Я считаю, что незачем нам идти в Румынию, а потом скитаться по дорогам до самой Франции. У вас есть и другой выход.. .

— Ну какой? — раздались голоса .

— Я думаю, надо идти на восток, к русским. Это вам не Франция .

Я замолчал, напряженно ожидая, какая реакция по­ следует на эти слова .

— С большевиками нам не по пути, — возразил ктото. — Не забывайте, какие у нас с ними отношения .

— А кто виноват в этом? — вмешался другой сол­ дат. — Наше правительство .

Некоторые, поддавшись уговорам полковника, отпра­ вились к румынской границе. Большинство разошлись по домам. Нас, решивших идти па восток, осталось чело­ век двадцать пять. Первую ночь провели в лесу, а рано утром двинулись за Западный Буг, на Ковель, Во Владимире-Волынском мы узнали, что Красная Армия вступила в Западную Украину и Западную Бело­ руссию .

Как-то утром, после нескольких дней пути, недалеко от Ковеля нам повстречалась колонна советских танков .

Мы смело пошли им навстречу .

ЛИЦОМ К ЛИЦУ С ВРАГОМ

Утро 22 июня 1941 года в Ковеле началось с грома артиллерийской канонады. Я быстро оделся и побежал к себе в машинно-тракторные мастерские, где работал ди­ ректором, замещая призванного в армию Черевятееко .

В воздухе стоял сплошной гул самолетов, хлопали зенит­ ки. У самых ворот мастерских я встретил Черевятенко;

он был в форме капитана, — Неужели война? — спросил я его .

— Почему война? Это учения,— спокойно ответил он, угощая меня «Казбеком» .

Я взглянул на небо: там на большой высоте волна за волной шли самолеты. Машины перестраивались как будто для атаки. Я отчетливо слышал уже знакомый мне противный вой моторов, разглядел те самые силуэты со зловещими крестами на крыльях, которые впервые увидел в сентябрьские дни тридцать девятого года .

— Да, война! — крикнул я капитану. — Товарищ ка­ питан! 1 таком случае и я должен быть в армии! Я сей­ час же иду в военкомат!

Но я уже не слушал его. Забежав домой, на улицу Мицкевича, чтобы взять нужные документы, я отпра­ вился в военкомат .

Военком долго изучал мои документы, “ Вы работаете директором машинно-тракторных ма­ стерских и должны пока оставаться на месте. Если потре­ буется, мы вызовем вас .

Город бомбили. В мастерские прибыло десятка два танков, автомашин и тягачей, которые нуждались в срочном ремонте, Размышлять было некогда — нужно бы­ ло работать .

В двенадцать часов дня мы услышали по радио со­ общение Советского правительства о вероломном нападе­ нии гитлеровской Германии на Советский Союз. Значит, повторится то, что я уже пережил однажды в сентябре 1939 года? Что же делать?. .

Четыре дня спустя пошел в райком партии. Здесь во­ всю шла подготовка к эвакуации. Не без труда нашел секретаря райкома Пшеничного. Я спросил его, что будет с нашим предприятием и с нами .

— Не волнуйтесь, — успокаивал меня Пшеничный. — Через веделю-две мы вернемся .

Я знал в городе нескольких товарищей из Люблин­ ского воеводства; Францпшека Юзвяка (Витольда), Ада­ ма Езёра, Вацлава Иванашека и других. Мне хотелось поговорить с ними, узнать, что они собираются делать .

Пошел к Юзвяку (кажется, он жил тогда на улице’ Колеёвой). Явился весьма кстати; в его квартире собрались поляки, решали, что делать.

Помню сам Юзвяк говорил:

— Немцы продвигаются в глубь страны. Сколько они продержатся на захваченной территории, пока трудно сказать. Нам нужно уходить вместе с Красной Армией .

Если война затянется надолго, мы сможем вступить в ар­ мию или работать в тылу для нужд фронта .

Юзвяк добавил, что этой ночью отходит эшелон и желающие могут выехать из Ковеля .

Однако в ту ночь эшелон уже не пошел .

Три дня я не покидал мастерских. Спал сидя за сто­ лом. С каждым днем до нас доходили все более горькие вести. Немцы нанесли удар на Белосток — Барановичи и Владимир-Волынский — Луцк. Ковель они обошли сторо­ ной. Стало ясно, что и из этого района советские войска должны отойти .

*** Через город отступали на восток части Красной Ар­ мии. В небе не прекращался гул немецких самолетов .

Грохот артиллерийской канонады все время нарастал .

Немцы были уже недалеко от города .

Эту ночь мы опять провели в мастерских. Какой-то офицер оставил у ворот ящик с ручными гранатами .

Взяв по нескольку гранат, мы закопали ящик во дворе .

Весь день 28 июня немцы обстреливали Ковель. • Ночью мы разбивали молотом станки и другие маши­ ны. А утром 30 пюпя увидели, что немцы уже вошли в город. На колокольне самого высокого костела развевал­ ся большой флаг со свастикой.. .

Несколько дней я не высовывал носа из дому. Обо всех событиях сообщали мне товарищи по работе Габрысь и Грычман. Немцы продолжали наступать .

— Юзек, немедленно беги! Немцы ищут тебя .

Оказалось, что кто-то долее в гестапо о моей работе в машинно-тракторных мастерских. Всю ночь я думал, что делать .

Я приехал сюда, потому что не хотел оставаться па оккупированной гитлеровцами родине, хотя очепь тоско­ вал по. ней, по своей семье и старым друзьям. И вот опять немцы настигли меня. Бежать сейчас на восток ри­ скованно. О том, чтобы перейти линию фронта, не могло быть и речи. Возвратиться в родные места я также не решался: там, в Пиляшковице, да и в соседних польских деревнях меня многие знали. Сразу же после сентябрь­ ских событий, когда граница еще не была окончательно установлена, Пиляшковице оказалось на советской сторосте, Вместе с братом Франеком, Людзиком Дзиком, Бо­ лес л а ком By йдиком и Яном Антоше неким мы организо­ вали в деревне революционный комитет. Что делать даль­ ше, мы и сами как следует не знали. Созывали митинги и собрания крестьян, В имении Эпштейна в Пиляшкови­ це организовали уборку картофеля, обмолот и сен хлеба .

Однако вскоре стало известно, что граница с Герма­ нией передвигается на линию Западного Буга, и наше Ппляшковице оказывалось под немецкой оккупацией. Не­ долго размышляя, мы, группа в несколько человек, отпра­ вились за Западный Буг. После долгих блужданий по разным городишкам я решил остановиться в Маневичах, небольшом волынском городке, расположенном в шести­ десяти трех километрах на восток от Ковеля. Здесь я поступил слесарем на паркетную фабрику, В марте 1941 года меня направили па работу в Ко­ вель, Здесь и застала меня война .

Куда теперь мне было идти? На восток, в Маневичи, или же на запад, в Ппляшковице?

Только под утро окончательно решил: вернусь в Ма­ невичи. В пользу этого решения говорило много доводов .

Малевичи находились в нескольких десятках километров от крупных городов, и можно было рассчитывать, что, по крайней мере первое время, там не будет гестапо и дру­ гих официальных учреждений. В Маневичах, кроме пар­ кетной фабрики, которая до войны принадлежала какомуто бельгийцу, и двух небольших лесопилок, других пред­ приятий почти не было. Жители большей частью занимались сельским хозяйством; некоторые работали па вырубке леса п лесопилках. Жили здесь в основном евреи, а кроме них — поляки и украинцы, всего около четырех тысяч человек .

Здесь в свое время у меня было много друзей, и я надеялся, что в случае опасности они помогут мне. Ра­ ботая на паркетной фабрике, я жил в доме Кулаковской, честной, трудолюбивой женщины. У нее были черногла­ зая красавица дочь Адел я и сын Стефан. Аделя была пемного влюблена в меня, да и я пе оставался к ней рав­ нодушным. В этой семье я думал найти себе вроменпос пристанище, прежде чем предпринимать что-пнбудь дальше .

На рассвете я выбрался из дому и отправился в путь, оставив в Ковеле своих друзей — Габрыся и Грычмана .

* Кулаковская, как я и ожидал, охотно приняла меня .

Первые дни мне пришлось питаться у нее. Я полагал, что вскоре паркетная фабрика снова будет пущена в ход п я устроюсь туда па работу. Но мои расчеты не оправда­ лись. Лесопилки тоже были закрыты. Люди бегали в по­ исках хоть какой-нибудь работы. Голод стал заглядывать во многие дома. Через неделю кончился хлеб у Пуликов­ ской, и сидеть па шее у гостеприимной хозяйки я боль­ ше пе мог. А в кармане не было ни гроша. Продать тоже было нечего .

Все это время я сидел па чердаке, по выглядывая па улицу, В Мапевпчах создали покую власть, так называе­ мую районную управу, в которую вошла всякая сволочь, Была создана и фашистская полиция. Начались аресты коммунистом .

Рядом с домом Куда конской тянулся большой сад, принадлежавший бывшему офицеру царской армии ка­ питану Паруцкому. Целыми днями сидя на чердаке, я смотрел через окошко на грядки с аппетитными краспымя помидорами, а по ночам брал корзинку и пробирался в сад. Помидоры были вкусные, по опи совсем не утоля­ ли голода. Благодаря Аделе, которая приносила мне иног­ да немного супу, я смог продержаться первый месяц. За это время я очень похудел п ослаб .

Девушка заботилась обо мне, как могла. Она приноси­ ла мне книги, в оспошюм детективы. И за чтением я уби­ вал время .

Иногда меня навещали мои товарищи, жители Мане­ вичей, Адам Рудницкий и Юзеф Токарский, Я узнавал от них о положении па фронте, и па душе становилось еще тяжелее. Немцы упорно продвигались в глубь страны .

В конце концов мне надоело сидеть на чердаке, Ре­ шил пойти в районпую управу и попросить какую-нибудь работу .

Председатель районной управы Ивапепко, хромой, слепой на один глаз бывший петлюровец, теперь выдавал себя за полковника времен досептябрьской Польши, хотя до вступления немцев служил дьякопом в городской церкви, — Что бы ты хотел делать? — спросил он, осматривав меня с ног до головы .

— Все, что прикажете, — ответил Я, — Тогда ты мне подходишь. В самый раз. Высокий, плечистый. Есть у меня для тебя работа. Поступишь в полицию.. .

— Большое спасибо за внимание, но.. .

— Это что еще за «но»? Согласен пли нет? Получишь мундир, харчи и немного денег. Будешь продвигаться по службе .

— Очень жаль, по моя религия не позволяет мне. — пытался я как-то вывернуться .

— Что еще за религия? Плюй на религию! Надо же жить!

— Дурак! — заключил Иваненко. — Можешь уби­ раться .

В подавленном настроении я лапрадился к выходу .

У двери меня остановил голос Иваненко:

— Если бы ты был печатником, тогда, может, что-ни­ будь вышло.. .

— Я немного разбираюсь в этом деле. До войны в Варшаве мне приходилось работать несколько лет в ти­ пографии, — торопливо солгал я .

— Ишь какой быстрый! В полицию не хочет, а как печатать, так он умеет! Ну ладно. Будешь руководить на­ шей типографией. Мне потребуется печатать много коечего. Сейчас сам увидишь. — С этими словами Иванен­ ко, надвинув на самые глаза шапку, вышел вместе со мной па улицу .

Типография находилась против районной управы .

С бьющимся сердцем я вошел вслед за Иваненко в не­ большую комнату, где стояли плоскопечатная типограф­ ская машина с ручпым приводом образца 1908 года и еще две небольшие машины .

Больше всего я боялся, что этот колченогий захочет проверить меня в деле, о котором я не имел ни малей­ шего понятия. На мое счастье, все три машины были ра­ зобраны па части .

Видишь, большевики хотели увезти эти машины,— стал объяснять Иваненко. — Слава богу, это им не уда­ лось. Они только успели разобрать их. Если потребуется слесарь для сборки, скажешь мне .

— Думаю, справлюсь как-нибудь сам, — ответил я. — Если чего-нибудь не будет хватать — тогда другое дело* Я был уверен, что смогу собрать машины. Работая сле­ сарем па паркетной фабрике, я пе раз собирал и разбирал довольно сло?кпые станки .

— Можешь сегодня же приниматься за работу. Сколь­ ко тебе нужно дней?

— Если все па месте, сделаю дня за три, за четыре,— заявил я .

При первом же беглом осмотре я понял, что па сбор­ ку уйдет не больше дня, Но мне хотелось иметь в запасе время, чтобы успеть освоить новую специальность, — Считай, что ты принят на работу, — сказал Ива­ ненко. — Как кончишь сборку, приходи ко мне. Вот тебе ключи от типографии. В той комнате лежит бумага, кра­ ска и шрифт*.. А вот тут можешь жить, — показал он мне еще на одну комнату.— Если что понадобится, прихо­ ди. — Иваненко ушел, плотно закрыв за собой дверь .

Я нашел несколько универсальных гаечных ключей, отвертку и другие инструменты и принялся собирать од­ ну из машины .

Часа через три она была готова к работе. Я тут же ре­ шил опробовать ее, В соседней комнате пашел кассы со шрифтом и попытался набрать несколько предложений .

Но это оказалось ве простым делом: литеры никак пе держались вместе, рассыпались .

Так я провозился всю вторую половину дня. Скло­ нившись над наборной кассой п размышляя, что же де­ лать, я вдруг услышал за тонкой стенкой коридора жен­ ские голоса .

— Нет, нет, я ясно слышала какой-то стук, Одна из женщин осторожио приоткрыла дверь и спро­ сила:

— Вы печатник? “ Спросила пожилая ж ен щ и н а.— А мы здесь живем. Мы вроде хозяек этого дома .

Это были польки, но что они за люди?

— Мне нужно выполнить заказ для районной упра­ вы, — ответил я уклончиво, 16 Зак. 343 — Л вы, оказывается, из центральной Польши, — за­ метила женщина помоложе. По вашему говору сразу определишь. Вы откуда родом?

— И из Варшавы, фамилия моя Собесяк .

Обе женщины, оказывается, когда-то тоже жили в центральной Польше. Одну из них звали Петровская, вторую, сестру Петровской, — Варминьская. Пани Пётроиская пригласила меня к обеду, я охотно принял при­ глашение, тем более что был страшно голоден .

Они оказались весьма интеллигентными особами, ми­ лыми п радушными. Под колец я доверительно сообщил им, что в типографском деле — ни «бэ», пи «мэ». Это всерьез огорчило их .

— Ивапепко — подлая личность, — совершенно уби­ ла меня Варминьская, — Л может, вы все-таки попробуете? Это не так трудно, — решила подбодрить меня ее сестра .

— Я уже пробовал. Ничего не получается .

— Тогда пойдемте со мной. Я немного разбираюсь в

Произошло чудо. Благодаря пани Петровской я в те­ чение трех дпей постиг тайны печатного дела. За это время Иваненко но разу не заглянул ко мне в типогра­ фию.

Па четвертый депьясам пришел к нему и доложил:

— Все готово. Можно начинать .

В тот же день, после обеда, я получил указание отпе­ чатать первую партию бланков. Это были какие-то анке­ ты и квитанции. Иваненко отдал приказание, чтобы меня снабжали продуктами в столовой для чиновников и по­ лицейских. Мне полагался, кроме того, небольшом паек хлеба, крупы, муки и сала .

Я понимал, что для Иваненко вопрос пуска типогра­ фии был важнейшим делом. Как же он мог отдавать рас­ поряжения и приказы, если у него не было никаких бланков! II я был, конечно, нужен ему .

Первые оттиски были отпечатаны на машине с по­ мощью моих повых знакомых — Петровской и Вармииьской .

Иваненко не скрывал своего удовольствия .

Смотри-ка, какой молодец! — похвалил он мою рапоту. — А теперь ты напечатаешь две таблички с моей фамилией: одну прикрепим к двери управы, а другую — У меня на квартире .

2 Земли горит От Иваненко я иол учи л удостоверение о том, что яв­ ляюсь служащим районной управы, и с этого времени стал смело расхаживать по городу и навещать друзей, У жившего поблизости Ковал ила я познакомился с Янеком Вуйтовичсм. Это был коммунист, родом из Копьсковоли, Пула некого новята, старше меня на несколько лет .

Однажды я сказал Иваненко, что мне стало трудно од­ ному управляться с работой в типографии, Оп порекомен­ довал мне кого-нибудь подыскать. Этот «кто-то» был у меня давно на примете — Янек Вуйтович, Мы начали работать вдвоем .

Как-то Янек принес распространенное в округе обра­ щение на польском языке, подписанное Вандой Василев­ ской. В нем говорилось о заключении договора между правительством Советского Союза и лондонским эмиг­ рантским правительством Сикорского. Известие это породило желапие действовать. Работа в типографии предоставляла кое-какие возможности для этого. Нужно было только дождаться подходящего момента, заручив­ шись спадала доверием председателя райопной управы .

И уже в начале сентября мы с Янеком Вуитовичем, посо­ вещавшись, решили отпечатать в пашей типографии ан­ тифашистские листовки. Отовсюду до пас доходили вести о зверствах гитлеровцев по отношению к польскому, еврейскому и украинскому населению. Фашисты стре­ мились вербовать себе прислужников. Мы считали своей задачей разоблачать действия врага .

Вот содержание первой пашей листовки, отпечатан­ ной в ста экземплярах:

«Граждане! Смертельный враг славянских па]юдоп оккупирует страну. Оп провозглашает лозунги об осво­ бождении нас от «советского ярма». Он «освобождает»

нас пулей и голодом. Гитлеровцы убивают тысячи паших людей. Но все это продлится не долго. Красная Армия наносит врагу чувствительный урон. Придет день осво­ бождения! Не давайте привлечь себя к подлой службе для фашистов. Уклоняйтесь от какой бы то ни было по­ мощи оккупантам!»

Пачки отпечатанных листовок мы с Янеком спрятали на чердаке дома Кулаковских. Несколько посвященных п это дело людей получили задание распространить ли­ стовки в удаленных от Маневичей населенных пунктах .

Выполпигь это задание взялись Ковалик, Лясота Зигмунт, Токарский и Фердинанд Козловский. На них можно было положиться. Их я зпал еще со времепи моего пер­ вого пребывания в Маневичах, когда работал па паркет­ ной фабрике .

Операция прошла как по маслу. Немцы в Ковеле пришли в бешенство, увидев листовки, расклеснпые на заборах .

У Ковалпка был радиоприемник, который оп собрал сам. Мы собирались у него, слушали сводки о положении на фронтах. Ковалик стал побаиваться: у него была боль­ шая семья, п ому пе хотелось лишний раз подвергаться опасности. Среди полицаев было несколько человек, ко­ торых бп считал своими личными врагами, и опасался, что к нему могут неожиданно нагрянуть и произвести в доме обыск. Я сказал Ковалику, что куплю у него радио­ приемник. Правда, денег у меня еще не было, но я дого­ ворился со знакомым мясником продать ему за тысячу рублей пятьдесят килограммов бумаги со склада типо­ графии .

Через несколько дней я перенес приемник на чердак к Кулаковекнм .

Два или три раза в неделю па атом чердаке мы слу­ шали сообщения о положеппп на фропте, передаваемые

Москвой и Лондоном. Место это было очень удобное:

дом Кулаковских стоял в стороне, л сверху можно было заметить любое движение па улице. Тайник для радио­ приемника мы оборудовали в дымоходе .

20 сентября в Маневичи прибыло несколько а вто ма­ ши п с гестаповцами. После продолжительного совещания с Иваненко гитлеровцы объявили приказ: всем мужчинам евреям собраться па базарной площади, чтобы отправить­ ся па работы за пределы Маневичей, Таким способом нем­ цы вывезли триста семьдесят человек. Вскоре недалеко от Маневичей раздались выстрелы. Они гремели до позд­ него вечера. Мы догадывались, что все это значило, по только утром узнали, что всех пывезеппых расстреляли в ближайшем лесу. Нескольким удалось бежать. Иваненко со своей бандой отыскивал беглецов и жестоко расправ­ лялся с ними. С этого времени началось систематическое преследование еврейских семой .

Мы оыли ошеломлены. Когда однажды Иваненко за­ шел в типографию, я по выдержал и высказал ему все, что думал об этом .

* — Ты, собачье семя! — гаркнул он. — Знай, что всех жидов, ляхов и москалей мы безжалостно вырежем и вме­ сте с немцами создадим здесь самостийную и вольную Украину! И ты, проклятый, тоже сгинешь! — Он изо всей силы хлопнул дверью и с тех пор долго не появлялся в типографии .

Однажды вечером но дороге к Кулаковой им я встре­ тил подростка, па вид лет пятнадцати .

— Дядя, скажи, где купить хлеба? — спросил хлопец .

Я с удивлением посмотрел па пего. В такое время все магазины в Маневичах всегда закрыты, К тому же хлеб продавался только по карточкам. Меня рассердило еще и то, что этот сопляк болтается по улицам в такое позднее время и напрасно привлекает к себе внимание полицаев .

— Мотай сейчас же домой! — прикрикнул я па него сердито, по мальчишка даже ее обратил внимания па мой грозный вид .

— Дядя, скажи, где купить хлеба? — повторил опсвой вопрос, В его голосе звучала мольба. — Я уже три дня ничего не ел .

Я зиал, что значит голод. Но как помочь ему?

— Л ты где живешь? Завтра утром я принесу тебе хлеба, — пообещал я ему .

— У меня пет дома, — ответил он .

— Нет, Пришлось вместе с парнишкой вернуться в типогра­ фию. Звали его Колей, и был ои страшно оборван и худ .

Я дал ему умыться, поесть и уложил в кос гель, И этот вечер он рассказал мне о себе .

Жил он с родителями в Киеве, учился там в техни­ куме. Когда разразилась война, отец пошел па фронт .

Дом их во время одного из налетов разбомбили. Мать погибла. Несколько дней подряд ои сидел на развалинах и плакал. Потом бродил по улицам, пока пе свалился от истощения. Его приютила какая-то старушка. А потом Коля решил навестить своего дядю по матери, который жил педалеко от Маневичей, в деревне Гулевичи па реке С/гоход, В кояе с сентября Коля отправился в путь. Что­ ^ бы но сбиться, он все время шел вдоль железной дороги, Питался тем, что находил в поле. Иногда ему удавалось достать где-нибудь кусок хлеба. Примерно за две не­ дели мальчишка прошел около трехсот пятидесяти кило­ метров .

Свой рассказ Коля закончил воспоминаниями об от­ це, которого очепь любил.

Уже засыпая, он шепотом по­ просил:

— Дядя, спой какую-нибудь песню .

И тогда я тихонько затянул украинскую песню «Дивчино, голубко* .

Утром я проводил Колю в путь. Договорился с одним крестьянином, чтобы оп подвез Колю до Гулевичей .

В конце октября немцы распространили обращение к местным жителям, в котором похвалялись, что в пух и прах разбили Красную Армию, а оставшиеся немногочис­ ленные «банды» собираются ликвидировать с наступле­ нием весны. Упорно обороняются якобы только Москва и Ленинград, но, по заявлению оккупантов, дни этих го­ родов уже сочтены .

Из сообщений же, которые передавало радио Москвы и Лондона, мы убеждались, что Красная Армия оказы­ вала немецким войскам упорное сопротивление .

Однажды в начале ноября 1941 года в типографию во­ шел комендант районной фашистской полиции Слипчук .

Его сопровождали четверо полицейских .

— Юзеф Собесяк и Ян Вуйтович, именем закона Гер­ манской империи вы арестованы! — объявил Слипчук .

— За что, господин комендант? — спросил я. — Мы ведь ничего плохого нс сделали .

— Узнаете позже, а сейчас собирайтесь .

Я натянул на себя куртку и вместе с Япеком вышел па улицу. Комендант шел впереди, а полицейские — сле­ дом за нами .

Слипчук приказал запереть нас в подвале здапия по­ лицейского участка .

Уже несколько часов мы сидели в сырой норе с ма­ леньким окошком, забранным толстой решеткой, и, дро­ жа от холода, ломали голову над тем, почему нас аре­ стовали. Единственной уликой могли быть листовки, на­ печатанные нами дна месяца назад. Мы решили в любом случае пи и чем не признаваться, отлично понимая, что, если гестапо до всего дознается, пострадают и те, кто по­ могал нам распространять листовки .

С наступлением темноты пас повели к Слипчуку. Тот сидел за столом и иронически усмехался. Я знал, что до 1939 года Слипчук был учителем в польской школе. Сей­ час, глядя па его красивое иптеллигсптное лицо, сильную и стройную фигуру, я ненавидел его всеми силами своей души .

Комендант долго молчал. Потом открыл ящик стола и достал оттуда одну из наших листовок. Теперь все ста­ ло яспо. Слипчук с минуту подержал листовку перед мо­ ими глазами, явпо ожидая увидеть на моем лице следы неописуемого страха, но я смотрел на листовку так, как будто видел ее впервые в жизни .

— Узнаешь? — спросил он наконец. — Неплохой из тебя специалист получился. Но и мы не дураки .

— Ничего не понимаю, — пытался я выразить удив­ ление .

— Не строй из себя дурачка. Нам уже давно извест­ ны твои штучки. Кто подстрекает людей? Кто распро­ страняет вражескую пропаганду? Говоришь, что не ты печатал эти листовки? А ты знаешь, что во всем дистрик­ те нигде, кроме вашей типографии, не найдешь зеленой типографской краски? Опа была только у тебя, и на атом ты сразу попался. И наконец, я вовсе не собираюсь скры­ вать, кто тебя /Выдал. Ты отлично знаешь Кмеця и Кми­ на. Или, может быть, забыл, что они бывали на ваших тайных собраниях? Это же твои земляки. За такие дела тебя ожидает пуля в лоб. Ты не хотел прийти к нам, а они охотно это сделали .

Я молчал. Мпе отчетливо припомнилось, как в одно из воскресений, сразу после обедни в церкви, у Кулаковских собрались мои друзья. Пришли Ковалик, Лясота, Рудницкий, Вуйтович, Валёшек. Я рассказывал собрав­ шимся последние известия, переданные московской ра­ диостанцией, когда в комнату вошла дочка Валёшека Ирка, а следом за пей два молодых парня — Кмець и Кмин. Первый был сыном бывшего коменданта польской полиции в Маневичах, другой— воспитанником владель­ ца лесопилки Стажиньского, Увидев вошедших, я замолчал, потому что не знал их. Но старый Валёшек кивиул мне головой, давая лопять, что это свои. Я продолжил свое сообщение. Кто бы мог подумать, что это предатели!

Хотя я понимал, что теперь нам с Япеком не выкру­ титься, я решил ни под каким видом не призиавать за со­ бой вины .

— Ничего по зпаю. Это всо ложь, О листовках тоже ничего нс знаю. Любой может иметь зеленую краску. — упорно твердил я .

— Увести их! — приказал Слипчук .

Мы опять оказались в затхлом и холодном подвале .

Тем временем наверху, прямо над пами, как раз там, где находился кабинет Слипчука, началось какое-то пир­ шество. То и дело до нас долетали слова пьяной песни и громкий хохот .

А не воспользоваться ли этим удобным случаем и попробовать бежать? Да, но ведь подвал находился в центре здаппя, п с трех сторон его окружали еще и дру­ гие подвалы. От улицы пас отделяла почти полуметро­ вой толщины кирпичная стена, а у нас под рукой не было никакого твердого орудия, которым можно было бы про­ бить в этой степе отверстие .

Мы тщательно обследовали стены, пол п потолок, на­ деясь обнаружить хотя бы гвоздь. Какова же была наша радость, когда Япек нашел наконец гвоздь, да еще какой!

Он как раз подходил для нашей цели, И вот началась кропотливая работа. Мы терпеливо скребли твердый це­ мент. На паше счастье, веселье наверху не прекраща­ лось, и мы с пеослабевающим усердием долбили стену, сменяя друг друга через каждые три-четыре минуты .

Вскоре пальцы у меня распухли. И Япек тоже изму­ чился. Наверху всо вдруг стихло. Мы, конечно, прекра­ тили наше занятие и стали прислушиваться. После такой бурной гулянки полицаи наверняка заснут мертвым сном .

По тишина воцарилась очень ненадолго. Послышались шаги полицейских, спускающихся в подвал. Заскрежета­ ли засовы, и к нам вошли двое пооружепных людей. Оли направили на нас электрические фонари. Мы встали у степы, заслонив собой проделанное нами углубление в степе .

Эй ты, Собеса к, пойдешь с нами, пемпого повесе­ лимся, услышал я хриплый голос одного из полицаев .

— Ну, бандит, пойдем! Сколько можно тебя ждать?! — И полицай угрожающе шагнул ко мне .

Я стоял, стиснув кулаки, — Попробуй дотронуться — задушу! — вырвалось у меня, — Оставь ты эту польскую сволочь, — подал голос другой полицай, отстраняя первого в сторону, — Оп и так завтра подохнет н гестапо, — Ты еще попомнишь меня! — пригрозил мне первый, но я уже понял, что они испугались моих слов и отказа­ лись от «забавы». Оба быстро вышли в коридор, с грохо­ том закрыв за собой па засовы дверь .

Снова мы были вынуждены ждать в бездействии: па­ ве рху все еще были слышны возбужденные выкрики, раз­ говоры — полицаи, вопреки нашим предположениям, бодрствовали. Не дожидаясь наступления тишины, мы ре­ шили продолжить начатую работу. На отот раз действо­ вали более осторожно .

Полицай вьгболтал, что завтра нас передадут в руки гестапо. Единственной пашей надеждой на спасение оста­ вался побег из этой проклятой поры. Так хотелось, чтобы эта ночь продолжалась как можно дольше!

Наконец первый кирпич зашатался под моими рука­ ми. Я с облегчением вздохнул, но в ту же минуту услы­ шал шаги па ступеньках, ведущих в подвал. Кто-то осто­ рожно подкрадывался к нашей двери. И снова стало тихо .

Сом пенни не было: этот «кто-то» подслушивал под дверью. Вот он стал подниматься наверх, по вдруг снова вернулся. Он, видимо, принес с собой стул и уселся за дверыо. Мы поняли, что этому типу приказано стеречь нас.

О продолжении нашей работы не могло быть и речи:

малейший стук в степс сразу же привлек бы к себе вни­ мание. Ясс наши падожды вырваться из подвала рухнули .

Измученные, упавшие духом, мы забылись тяжелым сном только под самое утро .

* а * На рассвете нас вывели из подвала. 1Та дворе было все бело от снега. Перед зданием полиции стояло трое крестьянских сапой, запряжен пых дохлыми клячами .

Но знаю, кто уведомил Петровскую, Варминьскую и Л делю о том, что в этот день пас должны перевезти в комольское гестапо, по все трос пришли к полицейскому участку, чтобы проводить пас п дать нам па дорогу еды* Лдед я принесла мне одеяло, которое я когда-то отдал ее матери за то, что она кормила меня. Я вспомнил о своей матери. Ведь она уже давно ничего не знает обо мне.. .

Читайте также:  Земли сельскохозяйственного назначения туризм

Целых два часа пас с Янеком продержали на дворе, Лагом меля посадили на одни сани под охраной двух по­ лицаев, Я п е к а — на другие. Его тоже охраняли два фа­ шиста. На третьих санях сидели еще два конвоира. Всей группой охранников командовал комендант полицейского участка в Повурске Сыкута. Мы тронулись .

По дороге я попробовал заговорить с одним из поли­ цаев, сидевших около меня .

— Куда вы везете нас? — спросил я .

— Разке тебе пичего не сказали? — удивился он .

— На свадьбу с твоей нареченной, — сострил другой полицай .

— Погоди ты! — оста повил его первый. Потом сказал, обращаясь ко мне: — Комендант пе разрешил разговари­ вать с вами, потому что вы бандиты .

— Какой же я бандит? — спросил я. — Я пи в чем ее пипокат .

— Ты — пгпца крупная, — возразил второй. — Вот те­ бя и посадят в клетку.. .

— Эго ты в гесгапо объясняйся. Скажи ему, Степан, пусть знает, что недолго уже ему осталось быть па атом свете .

П Степан рассказал, что нас везут в Ковель, но так как железнодорожный мост через Стоход взорван, мы на санях доедем сначала до Повурска, а оттуда поездом нас переправят к месту назначения .

Полозья саней громко скрипели. Снег еще не сделал­ ся, то п дело приходилось ехать по голой земле. Поэтому не было пичего удннительпого п том, что лошади быстро выдохлись и теперь едва переставляли ноги. Я настойчиво продолжал думать, как бы сбежать. Если не сменят лоша­ дей, прикидывал я, то они смогут дотянуть пас до Понур­ ена только к вечеру. Пам предстояло проехать еще кило­ метров тридцать. Если будем ехать по пять километров в час, мы дооеремся до места примерно часа в четыре ве­ чера .

Да, надо бежать. Терять псе равно печего. Только как быть с Янеком? Ведь я не успел с ним договориться, а оставлять его одного на произвол судьбы нельзя. Взве­ сив все возможные варианты, я пришел к окончательному выводу: если попробую бежать, полицаи определенно бро­ сятся в погоню за мной, тогда Япек, используя замеша­ тельство, тоже сможет бежать. В общем, стоило рискнуть .

Выло уже далеко за полдень, когда вдалеке показа­ лись первые строения какой-то деревпи. Лошади всхра­ пывали, пар клубами валил у них из ноздрей. Сани дви­ гались со скоростью черепахи, и это вполне отвечало моим намерениям. Проклятия и удары кнутом, которыми Сыну та осыпал замореппых лошадей, ни разу не возыме­ ли действия: саии едва тащились, словно по растоплснпой смоле .

Вдруг рядом с нашими сапямп, у обочппы дороги, я увидел парнишку в ватных штанах п бараньей шапке .

Он шел за сапямп и пристально смотрел на меня.

Потом он подошел поближе п спросил:

Я пздрогпул, услышав его голос: это был Коля .

— Пошел вон, собака! — крикнул на него один пз по­ лицаев .

Коля отскочил в сторону и, обогнав нас, быстро заша­ гал по дороге. Только теперь я догадался, что деревня, к которой мы подтезкалп, — Гулевичи. Там живет Колин Дядя .

У первых же домов деревин лошади остановились и ни за что не хотели идти дальше. Конечно, по такой до­ роге, когда очень мало снега, лучше ехать па телеге, чем на санях. Я уже не сомневался, что если охранники не сменят лошадей, то до Иову река в этот вечер мы пе до­ беремся .

Возницам удалось, правда, заставить песчастпых ло­ шадей протащить сани через всю деревню, по у послед­ ней халупы они опять встали .

Нам было разрешало сойти с сапен; мы прыгали, били рука об руку, чтобы согреться. Возницы тем временем по приказу Сыкуты изо всех сил охаживали лошадей кнута­ ми. Я жалел, что было еще светло, — уж очень это место подходило для побега. Невдалеке тянулся лес — там мож­ но было легко уйти от преследо па пня .

Вдруг пз хаты вышел какой-то человек с длинной бо­ родой и, подойдя к нам, с упреком сказал:

— И не жалко вам измываться над животиной? Кони заморенные, никуда не пойдут. Лучше заложить новых .

— Что правда, то правда, — отважился заговорить один из возниц. — Загнали до смерти. Может, Панове ми­ лостиво попросят старосту сменить лошадей? — обратил­ ся он к полицаям. Остальные возницы поддержали его .

Бородатый подошел к Сыкуте .

— Вы толчв, наверно, умучились? Дорога-то, видно, неблизкая? Передохнуть бы вам в самый раз. Заходите, дорогие, в хату, погрейтесь. Я вчера поросенка заколол, да и самогон у меня найдется. Заходите, я ж от чистого сердца.. .

Сыкута посмотрел па своих людей. Те, услышав об угощении, только и ждали его разрешения войти в хату .

— Пить на службе не положено, — заявил решитель­ но Сыкута, — а перекусить чего-нибудь можно будет. — И он последовал за бородачом в хату .

Полицаи страшно разозлились. Но через несколько минут Сыкута открыл двери и приказал заходить всем остальным .

Входя в теплую хату, я заметил проскочившего мпмо меня на улицу парнишку, в котором, к моему изумлению, опять узнал Колю. Тут я догадался, что все это — коме­ дия, затеянная им. Я обрадовался .

Два полицая, держа иа коленях виптовка, пристрои­ лись прямо у порога, остальные сели к столу. Меня и Янека посадили на табуретках около печки .

Я окинул взглядом комнату: она выглядела бедно, но чисто. Две молодые дивчины хлопотали около плиты — жарили сало. Хозяин, Колин дядя, вышел куда-то. В ок­ но я увидел Колю: он помогал возницам накрывать раз­ горяченных лошадей попонами н подносить им сено. Ког­ да Коля вернулся в избу, Сыкута приказал ему сходить с одним из полицаев к старосте и от его, Сыкуты, имени потребовать новых лошадей .

Тем временем девушки поставили на стол хлеб и ско­ вородку с салом, а хозяин принес литровую бутылку са­ могона и внушительного объема стаканы .

— Пить не будем, — заупрямился Сыкута .

Полицаи недовольно посмотрели па пего .

— По одному стаканчику вы нить не страшно, — па­ ста ивал Колин дядя, наливая стаканы до половины. — Для здоровья полезно .

Сыкута взял большой ломоть хлеба, обмакнул его в растопленное сало, потом сверху положил кусок жаре­ ного сала и стал есть. Все последовали его примеру. По­ лицаи ели молча, то и дело бросая жадпые взгляды на станапы с самогоном .

— Ну черт с вами, лакайте! Но только по одному ста­ кану, — со злостью произнес Сыкута и сам первый потя­ нулся к водке .

Глядя, с каким удовольствием охранники глотали са­ могон, я понял, как нам решили помочь Коля с дядей .

Только вдруг полицаи не станут больше пить? Однако это было маловероятно. Скорее всего, они не успокоятся, по­ ка не высосут из бутылки все до последней капли. И всетаки, когда Коля с полицаем вернулись от старосты, со­ держимое бутылки почти не убавилось. Хозяин палил прибывшему стакан, но полицай ни за что не хотел пить один. Кажется, только он из всей этой братии не имел особого пристрастия к водке, — Выпей, глупец, — подбодрил его Сыкута .

— С вами, пан комендант, выпью, — согласился тот .

— Вот же дурак! — буркнул Сыкута, налил себе чет­ верть стакана, поднес ко рту, потом задержал руку, по­ смотрев на своих подчиненных .

— Хлещите, черти, только у меня не упиваться! — пригрозил он, наливая всем .

— Нан комендант, вы позволите и арестованным дать немпого? — спросил хозяин. — Так, для сугреву?

Сыкута сначала насупил брови, но когда сидящий рядом с ним полицай зашептал ему что-то на ухо, он согласно кивнул головой. Нам тут Hie сунули в руки по куску хлеба с салом, а хозяин палил но полстакана при­ несенной Колен водки, Я сразу понял, что это не самогон, а обыкновенная вода, В общем, нам нужно было околпа­ чить этих подонков, Мы выпили .

Сыкута разлил остатки самогона по стаканам, и ока­ залось, что самому ему не хватило. Коля быстро поста­ вил на стол еще одпу бутылку. Через несколько минут она была пуста. Охранники повеселели, они все чаще стреляли глазами в сторону девушек. Сыкута мурлыкал себе под нос мелодию какой-то печальной украинской песни, отчаянно фальшивя. Девушки, слушая его, громко п заразительно хохотали .

Я украдкой поглядывал на Колю, который так умно вел себя, и был бесконечно благодарен ему .

Сыкута прекратил свое нудное пение и повернулся к нам:

— Иу вы, что задницы у печки греете? Тоскливо вам?

Мне тоже невесело. А ну пойте! — приказал он .

Мы с Янеком молчали. Я решил, что ни за что на свете не стану петь, пусть меня хоть на куски режут. По­ лицаи уставились на нас. Воцарялось тягостное молча­ ние. Только в печке весело потрескивали горящие по­ ленья .

— Еще раз говорю: петь! — Сыкута даже затрясся от злости — самогон делал свое дело. Полицаи усмехались .

Мы продолжали молчать. Я перевел взгляд на Колю и встетился с его глазами. Они напряженно смотрели на меня; в них я прочитал просьбу.. .

Я запел песню «Дивчино, голубко».

Спачала тихо, по­ том все громче и громче:

Лица охранников стали угрюмыми; Сыкута слушал, подперев подбородок ладонью; обе девушки прижались друг к другу, а Коля внимательно смотрел на меня свои­ ми большими сипими глазами, в которых видна была не­ выносимая печаль .

Когда я копнил петь, произошло неожиданное: мальчик вдруг разрыдался и вы бежал из комнаты. Следом за ним вышли обе депушки .

— Браво, браво! — восхищенно произнес Сыкута. — Кто бы мог подумать? Бандит, а как поет!

*** За окпами быстро темнело. Перед хатой уже стояли подводы, присланные старостой .

Мы вышли во двор. Я едва успел шепнуть Я пеку два слова: «Сейчас бежим», как Сыкута тут же приказал разъединить нас. Я ждал только момепта, когда можно будет рвануться в сторону .

Сыкута, словно чувствуя это, неотступно следовал за мной .

И приостановился и выпустил одеяло, которое дер­ жал в руках. По едва я нагнулся, чтобы поднять его, как тут же почувствовал у виска холодный ствол писто­ лета, — Не пытайся, псе равпо не убежишь! — га р к пул Сы­ кута, — Я вовсе по собирался убегать, — ответил я, вы­ прямляясь. Сыкута незамедлительно приставил к моей груди пистолет .

Дальше все произошло молппепоспо. Левой рукой я выбил из рук фашиста оружие, а правой что было сил ударил его в зубы. Полицай грохнулся на землю как ко­ лода, заорав во всю глотку. Я перепрыгнул через него и побежал к дороге .

Ноги у меня были сильные — когда-то в школе со мной никто пе мог сравниться в беге, и я пе сомневался, что уйду от преследователей, тем более что они п о р я д о ч н о хлебпули самогону и одеты были в длинные шипели, ме­ шавшие быстро бежать .

Полицаи почти сразу же бросились за мной. Пули одна за другой летели мне вслед, Я мчался как заяц, то и дело петлял, За спиной я слышал тяжелый топот ног и проклятия и не снижал темпа .

Не знаю, долго лк длилась эта ноголя. Когда я оста­ новился под наг;им-то деревом, то почувствовал, что окон­ чательно выбился из сил. Преследователя остались далеко позади, Я был свободой!

ВКУС СВОБОДЫ

Немного отдышавшись, я прежде всего подумал о Иноке Вуйтовиче. Удалось ли ему спастись? Когда я бро­ сился бежать, то успел заметить, что все полицаи сразу же кинулись за мной. Наверное, Я пек воспользовался этим и тоже бежал. Я даже пе сомневался в этом. Нуж­ но было как можно скорее пайти его — только бы до­ ждаться, когда станет светло .

Впереди была целая ночь, а оставаться под открытым пебом на морозе мне не хотелось .

Кругом расстилалось голос поле. Возвращаться в Гу­ левичи было опасно: Сыну та со своей бандой мог быть еще там .

Я свернул вправо и издали увидел светящиеся окна .

Подошел к одной из хат, постучался. Объяснил хозяину свое положение. Тот в ответ замахал руками: он не хочет рисковать, у него малые дети. Я попросил его сказать, где можно переночевать. Он посоветовал пойти к его брату Кучппьскому, но проводить меня отка­ зался .

У Кучпньского повторилось то же самое. Я едва уго­ ворил его отвести меня к кому-нибудь. Оп провел меня немного, дальше я пошел один. У опушки леса стоял оди­ нокий дом. По и здесь меня пе пустили, Я зашагал даль­ ше, Зашел в одну нз хат и договорился с хозяином но фа­ милии Ковальчук, чтобы оп довел меня до Майдана Тро­ яновского. Но войти в Майдан Трояновский помешала полиция. Пришлось от,махать еще пять километров до хутора Береч, где Ковальчук посоветовал заглянуть к его знакомому Чесликовскому. Но и Чесликовский побоялся меня принять. Наконец мпе все-таки удалось остановить­ ся и одной нз хатенок на краю леса. Здесь жил Ян Новак с семьей. Мепя накормили, хозяин уступил мне свою по­ стель .

По отдохнуть пришлось совсем немного. Хозяйка едва успела предупредить меня, чтобы я спрятался на чер­ дак, как в хату нагрянул Сыкута со своей бандой. На его расспросы обо мпе жена Новака ответила, что проходил, мол, здесь один утром, похожий па меня, спрашивал до­ рогу на Подрыжу. Полпцаи ушли. Новак посоветовал мне идти в польский хутор Впселки недалеко от Черевах и, а Черепаха находилась примерно в семи километрах от Маневичей .

Хутор Виселиц затерялся в лесной глуши, Чтобы до­ браться туда, нужно было за ночь пройти добрый десяток километров по лесу, без дорог, В Виселках жила семья Томаша Падуха, к которому меня и привел Ян Новак .

Через несколько дней жена Падуха, которая часто ез­ дила в Маневичи, сообщила мне, что Янеку Вуйтовичу бежать не удалось. Он вывихнул себе ногу, и его схва­ тили и переправили в ковельскую тюрьму. Наши друзья в Маневичах: Ковалик, Токарский, Варминьская, Пётровская и девушки Аделя Кулаковская и Антося Каделювна, симпатия Янека Вуйтовича, узнав о нашем аресте, орга­ низовали сбор денег, чтобы выкупить нас у полиции. Со­ брали тысяч десять рублей. На следующее утро Аделя и Антося отправились в Ковель, но по дороге, в Гулевичах, им рассказали обо всем, что с нами произошло .

У Падухов я прожил до тех пор, пока дальнейшее мое пребывание здесь не стало угрожающим для моих госте­ приимных хозяев. Дело в том, что одна из жительниц Виселок, некая Хелька Пловасювна, была связана с поли­ цией и могла в любую минуту, узнав, что я скрываюсь у Падухов, выдать меня .

Жена Падуха Агнешка приготовила мое на дорогу кое-что из еды, а Томаш отдал мне свои новенькие сапо­ ги. Когда стемнело, мы вышли с ним из дому а напра­ вились к лесу .

В ЛЕСНЫХ ДЕБРЯХ

Выпавший недавно первый снег быстро сошел, и с на­ ступлением ночи на лес Надвигалась тьма кромешная .

Я едва поспевал за Падухом. Ничего не видя перед собой, я то и дело налетал на деревья или падал на зем­ лю, зацепившись за что-нибудь йогой .

Наконец мой проводник остановился и СЕсазал:

— Побудьте тут. Никуда далеко не уходите, скоро увидимся. Когда вернусь, прокукую три раза .

Оставшись один, я развел костер и присел, прислонив­ шись к большому стволу. Закрыв глаза, я слушал тихий шепот деревьев. Иногда где-то в стороне раздавались странные звуки, заставлявшие мепя вздрагивать, Я за­ мирал, готовый в любое мгновение бежать .

Лес жил своей ночной жизнью, до сих пор для меня неведомой, Время тянулось невыносимо медленно. Я с нетерпени­ ем ждал, когда наконец ночной мрак рассеется. Но ночь нс спешила уходить, И вдруг около четырех утра мне почудился лай соба­ ки. В ту же секунду я вскочил на ноги как ужаленный и побежал сломя голову через заросли .

Как потом выяснилось, то, что я принял за полицей­ скую собаку, оказалось всего-навсего козлом .

Убегая, я забыл у костра пожитки, которые мне вру­ чила жена Падуха, Долго блуждал по лесу, пытаясь най­ ти старое место, чуть не угодил в болото, но все мои ста­ рания оказались тщетными. Очень хотелось есть. Поже­ вал немного продолговатых ягод барбариса, но голод уто­ лить так и не смог .

Вспомнив, что у мепя есть огниво — его мне дал Падух, — я быстро разжег костер, сел и протянул ноги к огню. Небо усыпали бесчисленные звезды. Уснуть никак нс удавалось. Много я передумал за эту ночь. Вспомни­ лись друзья, сентябрьская дорога, дом, Варшава и Вар­ ка \ предвоенные- годы.. .

. Варшава. 1936 год. Я приехал в столицу в поисках работы. Незадолго до этого я прошел практику в качестве слесаря, и мне ее терпелось поскорее устроиться куданибудь. Я снял небольшую комнатенку на Маримопте, па улице Опалиньского, 11 .

Перед моим отъездом в Варшаву мастер меня напут­ ствовал:

— Поезжай, поезгкай! Там тебя ждут не дождутся .

Не раз еще захочешь вернуться, покусаешь локти .

Да и другие люди предостерегали меня, что я не най­ ду там работы. И все же я поехал и вот уже торчал еже­ дневно по нескольку часов в очереди — и никакого проку, [безработных в Варшаве было хоть пруд пруди. Через две недели у меня за душой не осталось и ломаного гро­ ша, а об устройстве на работу нечего было а думать, * Район Варшавы. — Прим. ред, 3 Зеыл и горят Однажды» как обычпо, стоял я в очереди, и вдруг ко мне подошел незпакомый молодой человек, которого я, правда, не раз видел здесь вместе с какой-то женщиной .

Я со злостью посмотрел на пего. Есть хотелось невы­ носимо, и его вопрос взбесил меня. Не знаю, что бы я сделал, если бы не заметил доброго выражения его глаз .

— Может быть, пообедаете у нас? — продолжал муж­ чина .

— Спасибо, — ответил я спокойно .

Женщина, стоявшая поодаль, улыбнулась и подошла к нам. Молодой человек представил мне ее. Так я позна­ комился с Ядвигой и Леоном Вечорковскими, членами Коммунистической партии Польши. К этому времени я уже был членом партии н вступил в их ячейку. Мы соби­ рались па улице Опалиньского и вели продолжительные разговоры на политические темы. Кроме Вечорковских на’ нашу конспиративную квартиру приходили Яп Турлейский, Юзеф Малецкнй, Генрик Ланг. Турлейскпй и Малецкий только педавпо вышли из тюрьмы и теперь рабо­ тали па строительстве. Эти люди стали для меня всем .

Никогда до этого я не встречался с людьми такого склада .

Особенно полюбил я Янека Турлейского. Этот еще мо­ лодой коммунист уже имел за плечами несколько лет тюрьмы за партийную деятельность во время учебы в Варшавском политехническом институте. Оп помог мне найти смысл всей жизни, обрести веру в себя и стал для меня примером во всем .

Летом мы часто, захватив еду, мяч, гармонь, выбира­ лись за город, в Повсин. Мы отдыхали на лоне природы, а потом Янек Турлейскпй читал свой очередной реферат .

Я всегда внимательно слушал каждое его слово .

Моим основным партийным заданием было тогда рас­ пространение листовок и развешивание транспарантов .

Свободного времени было хоть отбавляй, и я много чи­ тал. Но отсутствие работы, конечно, очень беспокоило меня .

Однажды вечером ко мне пришел Янек .

— Слушан, Юзек, с завтрашнего дня у тебя будет ра­ бота, — сообщил он .

Я недоверчиво посмотрел на пего .

— Получишь работу па заводе в Варке* И действительно, работу я получил. Завод принадле­ жал братьям Люберт и официально пазы вал ся заводом строительной арматуры в Варке-на-Пиллце. Мы выполня­ ли заказы для армии* Вместе со мной здесь стала рабо­ тать п другие мои товарищи: Стах Собочипьский, Генрик Грохульский, Юзеф Калиновский (Юзеф Ивановский), Лп Кендзерский. Всех пас устроил сюда Япегс ТурлейМ Н Ш .

Янек рассказал мне, как ему самому удалось лопасть на завод да еще получить должность начальника инстру­ мента лызого цеха. В политехническом институте у него был близкий приятель Гузпцкпй, сын профессора из их института. Оба огш были членами партии. Вскоре после ареста Янека схватили и Гузицкого и тоже заключили в тюрьму, Пан профессор, боясь последствий, официально отрекся от своего сына. Однако позже, когда Янек отси­ дел свой срок, профессор нашел его и хотел через него передать в тюрьму сыиу посылку. Турл ейский охот по со­ гласился: ведь речь шла о его товарище .

Л когда Янек узнал, что профессор Гузпцкпй занят на строительство завода в Варке, он обратился к нему с просьбой устроить его на работу. Профессор пообещал уладпть это дело с хозяином завода. И вот Я пек начал работать начальником ипструмептальпого цеха. Мы при­ шли на этот завод, когда он только вступил в строй. Из заводского начальства никто, разумеется, и пе подозре­ вал, что мы коммунисты .

Паша ячейка соблюдала строжайшую конспирацию .

*** Уснул я далеко за полночь, по совсем по надолго. Мне приснилось, что за мной гонятся немцы с целой сворой собак. Когда один из них схватил меня за горло, я так энергично рванулся во сне, что сильно стукнулся лбом о ствол дерева, под которым улегся, Потпрая ушиблен­ ное место, я и в самом деле вдруг услышал где-то в сто­ роне лай собак. «Наверное, недалеко отсюда есть какоенибудь жилье», — предположил я. Не размышляя долго, я поднялся и пошел в ту сторону, откуда доносился со­ бачий лай .

з* 35 Пока я сггал, в лесу накаляло довольно много снегу .

Я промок и сильно озяб: костер, разведенный с вечера, погас. Очень хотелось есть. Я подошел к деревушке .

S ближайшей хате хозяева покормили меня. Но вскоре мое пришлось спасаться бегством от полицаев. Я скрылся в лесу .

Здесь я провел не одни месяц. Голод стал моим посто­ янным спутником, Я оброс, ослаб, исхудал. Питался чем попало .

Однажды в лесу появились полицаи. Прошло совсем близко, но, па мое счастье, не заметили меня. Они явно кого-то разыскивали. Этим «кем-то» вполне мог быть я .

Мне с самого начала было ясно, что Слппчук п Сыну­ та не скоро успокоятся и долго еще будут рыскать по округе в поисках меня. Поэтому приходилось торчать в лесу .

М все же однажды я решился отправиться к Падухам .

Шел целые сутки и только вечером следующего дня был у Томаша. Они с женой с трудом узнали меня .

У Падухов я пробыл несколько дней. За это время не­ много пришел в себя, отоспался как следует. Через не­ сколько дпей снова ушел в лес. Падухи спабдили меня провизией. Агнешка, жена Томаша, починила мою одежду .

Давно уже мне хотелось раздобыть какое-нибудь ору­ жие. Провожая меня в лес, Томаш посоветовал устроить засаду на полицая, по вечерам ходившего к одной моло­ ди не в деревню Ивановку, в семи ки лом страх от Виселок, У него всегда при себе был автомат .

Вскоре мне удалось-тани раздобыть этот автомат. Под­ стерег полицая и стукнул колом по голове. Теперь я был вооружен .

Через неделю я снова встретился с То машем. Через него я познакомился в Виселках с семьей Соболевских, у которых скрывался некоторое время, так как около дома Надуха постоянно шпырила Хелька Пловасювпа .

В один из последних дней февраля полицаи обнару­ жили меня в доме Соболевских. Я бросился в лес. Погоня была продолжительной. Бежал я босиком и сильно изра­ нил и обморозил ноги, В одпом месте пришлось идти по воде, чтобы сбить со следа собак. Полицаи в этой погоне потеряли несколько человек и громадную овчарку — это сработал мой автомат .

Я едва ушел от преследователей. Был момент, когда » уже не надеялся остаться в живых, но и аа этот раз мне повезло .

Мучительно напрягая все свои силы и волю, я через несколько часов выбрался из леса на открытое место, С трудом дополз до какой-то хаты, свет из окон которой успел заметить рапьше, привалился к порогу и потерял сознание .

Как это ни маловероятно, но оказалось, что это был дом моего товарища Франека Дудека, с которым я когдато работал на паркетной фабрике. Петляя но лесу, я уго­ дил в Маневичи. Дудек жил па окраипе городка, рядом с лесом .

Однажды, дня через три-четыре, Франек, придя позд­ но вечером с работы домой, сообщил страшные вести: фа­ шисты убили старика Соболевского, избили его жену, в Виселках забрали четырнадцать молодых парней, Падух ушол в лес, полицаи ищут меня по хуторам и селам .

Решено было переправить меня к леснику Казпку Сло­ нику, который жил в восьми километрах от Маневичей .

Франек отвез меня па санках той же иочьто .

У Словиков я пролежал две педели, а потом лесник устроил в зарослях укрытие и переправил меня туда, по­ тому что полицаи, кажется, начал» подозревать о моем пребывании в доме лесника .

Словик регулярно навещал меня, принося с собой еду .

Раны на моих ногах быстро заживали .

ДЫХАНИЕ НОВОЙ ЖИЗНИ

В один пз первых дней апреля Казлк Словик пришел ко мне с Томашем ГТадухом. Обрадовался я им несказан­ но. Мы крепко обнялись. Томаш сильно изменился с тех пор, как я видел его в последний раз. Постарел, похудел, щеки впали, глаза болезненно слезились .

Мы сидели у костра. Томаш поведал мне о страшных событиях, происшедших в Виселках. Кое-что мпе ужо было известно от Дудека, теперь я узнал все подробности .

После моего побега полицаи вместе с гитлеровцами убили Соболевского, сильно избили его жену и внуков, подожгли дом и все постройки во дворе. Потом па гряну­ ли к Падуху, но дома его не застали: после первых же выстрелов, раздавшихся в доме Соболевских, он выбежал на улицу и, не медля пи секунды, скрылся в лесу. По­ лицаи жестоко избили его деда, жену и дочь, ворвались в дом его зятя и убили его во дворе. Томаш зпал убий­ цу и поклялся отомстить ему. С этого времени он ски­ тался по лесу, не находя себе покоя. Кроме того, его мучило беспокойство за судьбу сына Генрика, который в ближайшие дни должен был выйти из госпиталя .

Генрик в 1940 году был призван в Красную Армию .

В боях под Киевом он оказался в окружении и попал в плен. Из плена бежал, пробрался домой. Однако вскоре немецкие власти издали приказ: всем бывшим бойцам Красной Армии прибыть на пункт сбора. Нетрудно было догадаться, что их ждут концептрациоппые лагеря. Ген­ рик на пункт не явился. Но уже через педелю за ним пришли немцы. Он пытался бежать — неудачно: его тя­ жело ранили в ногу и доставили в госпиталь в Маневи­ чах. После выздоровления Генрика ждала тюрьма или концлагерь. Рана его к этому времени уже почти зажи­ ла, он начал ходить .

Казик Словик, внимательно слушавший рассказ Томаша, вдруг предложил:

— Его нужно забрать из госпиталя .

— Как это забрать? Его же полицаи охраняют. День и ночь кто-нибудь сидит у дверей его палаты, — возразил Томаш, •— Я сам видел, когда ходил навещать его .

Словик усмехнулся и загадочно посмотрел на меня .

— Хотите отдать его в руки немцам? — спросил он .

— Бог ты мой! Что за глупости ты мелешь! Я хочу своего единственного сына отдать немцам, чтобы они убили его?! — Томаш рассердился на Казика. — Тебе хорошо так говорить. У тебя дома все жшзы-здоровы. Никто те­ бя не трогает. Можешь спокойно прожить всю войлу .

— Я вовсе не шучу/— продолжал Словик. — Ты вме­ сте с Юзеком можешь забрать Геприка из госпиталя .

У Юзека есть автомат. Нужно прийти ночью и застра­ щать цолицая .

Томаш с затаенной надеждой посмотрел па меня. Он ждал моего ответа .

— Я готов идти. Можно попробовать. Я у вас в долгу, а долг платежом красен, — сказал я не задумываясь .

Томаш крепко пожал мне руку .

Той же ночью мы отправились в Маневичи, а Казик вернулся домой .

Госпиталь находился на окраине городка, почти у са­ мого леса. Это было небольшое здание, всего из восьми комнат. Освободив Генрика, мы думали двинуться на се­ вер, в сторону Конинска, а потом вернуться в лес, в наш шалаш .

Далеко за полночь мы добрались до места, В здании госпиталя было темно, только в одной из комнат горел почник. В окно мы увидели лежащую на кушетке де­ журную медсестру. Неслышно подкрались к двери дома .

Осторожно, чтобы не вызвать шума, я взялся за ручку, но дверь была заперта изнутри. G минуту мы постояли, пошепталась, как же войти в здание, Я предложил по­ стучать в окно и попросить сестру открыть дверь, сказав, что со мной находится тяжелобольной. Томаш решитель­ но отверг этот вариант. Он считал, что так мы подни­ мем всех на ноги, а самое главное для успеха нашего предприятия — соблюдать полнейшую тишину .

— Подожди здесь, Я сейчас вернусь, — сказал Томаш и пошел осмотреть госпиталь с противоположной сторо­ ны, Вернулся он через минуту .

— Пойдем! Я нашел проход, — шепнул он, потянув мепя за рукав.’ Я последовал за ним, — Вот тут уборная, в ней открыта форточка. Слы­ шишь, как скрипит? — спросил он, — Слышу. Только высоковато. Да и пролезть будет трудно, — Сейчас подумаем, как быть .

Во дворе мы нашли большой пень для колка дров и подтащили его к уборной. Когда я взобрался на пень, окошко оказалось на уровне моей груди. Передав автомат Томашу, я попробовал протиснуться в форточку, но это мне пе удавалось. Томаш забеспокоился и стал дергать мепя за ноги, чтобы я спускался вниз. Ему хотелось по­ пробовать самому: тш сравнению со мной он был намно­ го худощавее, и ему, наверное, удалось бы это сделать быстрее, но отступать я пе мог. Я был куда моложе его и, конечно, должен был выполнить самую ответственную часть нашего плана. Позже я убедился, что Томаш, не­ смотря на свои пятьдесят четыре года, нередко в ловко­ сти и силе превосходил молодых .

Наконец мне кое-как удалось пролезть в форточку .

Томат подал мое автомат, я открыл окно, и через мину­ ту мы оба уже находились в здании, Падух был пемпого знаком с внутренним расположением госпиталя и знал, в какой комнате лежит Генрик, Теперь на Томаша возла­ галась роль проводника .

Мы осторожно открыли дверь уборной — опа слегка скрипнула. Мы замерли, прислушиваясь, не разбудили ли кого. Но, видно, весь госпиталь был погружен в соп; до нашего слуха пе долетело пи малейшего шороха .

Перед тем как пробраться в здание, мы договорились, что сначала пойдем в комнату дежурной медсестры, за­ ставим ее молчать в потребуем выдать нам одежду Генри­ ка; потом постараемся без лишнего шума расправиться с полицаем, Неслышно, как кошки, мы крались по темному кори­ дору. Вдруг под ногами у меня громко затрещали гпилые доски пола. На мгновепие мы оцепенели. Кто-то в темпоте заворочался, а вслед за этим я услышал храп .

Где-то впереди коридор пересекала узкая полоска све­ та, проникавшего из комнаты дежурной медсестры. Вре­ мя тяпулось страшно медленно. Мы слышали, как беше­ но колотятся наши сердца. Хотя мы ступали по полу очень осторожно, все же около комнаты дежурной сест­ ры Томаш умудрился наступить па гнилую доску — раз­ дался такой треск, что от него мог бы проснуться п мерт­ вый. Мы снова остановились как вкопанные. Собственно говоря, нам можно было бы уже и не бояться шума. Как только мы проникли в госпиталь, мы поняли: наше дело выиграно. Даже если полицай проснется и попытается оказать нам сопротивление, ничего у него не выйдет: пре­ имущество па нашей стороне. У пас автомат, а у него — только винтовка, Томаш заметил это, когда приходил к сыну в госпиталь .

Все шло как нельзя лучше. В здании царила тиши па, нарушаемая только храпом полицая .

Томаш наклонился ко мпе и шепнул па ухо:

— Все в порядке. Дрыхнет без задних ног, Мы вошли в дежурную. На кушетке лежала молодая девушка в белом фартуке. На столе стоял телефон, валя­ лись какие-то бумаги. Я вытащил иож ц перерезал те­ лефонный провод. Взял карандаш и написал на листке бумаги: «Пожалуйста, не пугайтесь, мы не сделаем вам ничего плохого. Возьмите ключ от кладовки и принесите о д е ж д у Генрика Падуха. Просим соблюдать спокойствие» .

Я разбудил девушку и подал ей листок бумаги. Оиа прочитала и сразу побледнела. Однако не испугалась .

Улыбнулась и кивнула головой, давая понять, что ей все ясно .

Теперь я припомпил, что видел ее не раз у Адели Кулаковской. Тем лучше для нас .

Девушка взяла ключи и вместе с нами вышла в ко­ ридор. Полицай, сидя па небольшом стульчике и раскрыв рот, громко всхрапывал. Винтовка его стояла прислонен­ ная к двери, Томаш взял ее, а я начал щекотать поли­ цаю под носом; не просыпаясь, он махнул рукой, словно отгоняя мух, и захрапел еще сильнее .

Наконец мне удалось его разбудить. Оп как ужален­ ный вскочил на ноги и протянул руку туда, где только что стояла его винтовка .

— Спокойно. Ие волнуйся, — произнес я шепотом. — Руки вверх!

Томаш обыскал его карманы, нашел в пнх несколько патронов. Полицай дрожал как осиновый лист. Глаза его от страха вылезли из орбит. Томаш выдернул у него из брюк ремень и связал ему сзади руки, потом вытащил из кармана кусок толстого шнура и, повалив полицая па пол, крепко скрутил ему ноги, а в рот запихал комок бинта, захваченного в дежурке .

Мы положили полицая лицом вниз и только после это­ го вошли в комнату, где лежал Генрик, Здесь вместе с ним находился еще один пациент. Мы зажгли свет .

Генрик буквально онемел, увидев нас, стоящих с ору­ жием в руках посредине комнаты. Оп удивленно уставил­ ся на меня. Мы видели друг друга впервые. Он, конечно, не знал, кто я и почему я здесь .

— Вставай, — торопливо пропзпес Тома пт. — Мы при­ шли за тобой. Пока пи о чем не спрашивай .

Генрик быстро вскочил с постели .

Гго сосед по палате сидел на койке у окна. Он сразу Догадался, в чем дело, и доброжелательно смотрел на нас .

Медсестра принесла одежду Генрика, оп стал быстро оде­ ваться. Полицая мы перенесли на койку Генрика .

Затем я сходил в дежурку, взял лист бумаги и напи­ сал: «Мы забрали Генрика Падуха. Обязаны этим бди­ тельности вашего полицая, который вполне достоин того, ‘1 гобьг получить от вас специальную награду. Скоро да­ дим о себе знать. Партизаны» .

Эту записку я сунул в верхпий карман кителя поли­ цая так, чтобы ее можпо было сразу заметить. После это­ го мы открыли дверь парадного входа и покинули гос­ питаль. Не прошли мei и десяти шагов, как пас догнала медсестра .

— Прошу вас, свяжите а меня! Иначе они меня убьют.. .

Я вернулся, связал медсестру биитамп а вставил ей и рот клип .

*^ * * После полупоча мы уже были в моем лес пом укрытии .

Я разжигал костер, чтобы вскипятить чай .

Проснулись мы поздно. На завтрак у нас был хлеб, горячий чай и немпого вареного мяса. Закурили — у ме­ ня было немного листьев табаку, мне дал их Слоник .

Я спросил Падухов, что они собираются делать дальше .

— Мстить, — ренштельно произнес Томаш .

— Бороться с фашистами, — уточнил Генрик .

— Да1 Пока последний из них не исчезнет с нашей земли, — продолжил отец .

— Тогда у нас с вами одна дорога, — заключил в .

После стольких дней скитаний и полной неопределен­ ности я вдруг почувствовал под ногами твердую почву .

Бороться с фашистской нечистью. Днем н ночью, беспо­ щадно, до самой победы. Или пока не погибну. Мне было легко и радостно при мысли о том, что вскоре я начну действовать — нападать на врага, уничтожать его. Теперь я уже был не одни — у меня были друзья-еди номы шлепники. У нас автомат и винтовка. Надо только раздобыть оружие для Генрика. А еще нам потребуются гранаты и взрывчатка .

*** Недалеко от нашего укрытия, в Копипеке, жила боль­ шая семья поляков по фамилии Сур мы. С ними я позна­ комился через Словика. Старый Сурма участвовал в вос­ стании 1863 года и по царскому указу был сослан в Си­ бирь. Там оп женился, вырастил пятерых сыновей .

В 1922 году вернулся в Польшу. Санационное правитель­ ство 1 «щедро» наградило его, выделив ему участок земли .

1 Фаш истское правительство Пилсудского, пришедшее к вла­ сти п результате переворота 12— 13 мая 192G года, — Прим, ред .

Когда семейство прибыло па место, опо увидело обшир­ ную пустошь, па которой не росло ничего, кроме серого мха — ягеля. Когда здесь посеяли рожь, опа выросла клочками, высотой с локоть .

Старый Сурма поделил землю между сыновьями. Но как они mi старались, пичего пе могли взять от этой земли. Зерна с нее собирали столько, что его едва-едва хватало, чтобы сводить концы с концами. Сур мы прокли­ нали тот депь н час, когда они решили уехать из дале­ кой Сибири, где жилось намного лучше, чем здесь .

Время от времени наведываясь к Сурмам, я познако­ мился с ними поближе к убедился, что это смелые, сво­ бодомыслящие люди. Мы сразу же нашли общий язык .

Франеку Сурме, старшему из сыновей повстанца, же­ натому па русской, было около шестидесяти. Как-то оп мне признался, что у него спрятано оружие и гранаты .

Сейчас, думая о том, как добыть оружие для Генрика ГГадуха, я вспомнил об этом и решил поговорить с Фра­ неком .

. Уже три дня, как мы жили в доме Сурмов. От Фра­ нека узнали последние вести с фронта, весьма радостные .

Красная Армия отбросила немцев от Москвы. Ленинград продолжал свою героическую борьбу. Под Ростовом шли ожесточенные бои. Немцы несли громадные потери .

Это окрылило нас. Захотелось действовать немедленно .

Ночью, лежа в риге, я думал над тем, с чего мы нач­ нем свою борьбу с оккупантами .

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ЛЕСНЫЕ МСТИТЕЛИ

сидел у костра и пил горячий чаи, задарен­ ный липовым цветом, Томатп и Генрик дыми­ ли самокрутками и молча смотрели на пы­ лающий огонь* Последние дни отец и сын были мрачны и неразговорчивы. По ночам долго не могли заснуть, за­ бывались коротким сном лишь под утро .

Приходилось пока оставаться в лесу, потому что мы с Генриком с трудом передвигались. Нашим больным но­ гам требовался хотя бы недельный отдых. Па дух и вы­ брали меня командиром пашей маленькой группы. Через неделю решили начать действовать, У нас было оружие и гранаты — их дал нам Франек Сурма, Для начала нужно было привести в исполнение несколько пригово­ ров предателям .

Падухи жаждали отомстить Ивану Сайдуку, убийце зятя Томата, и Нлонасюгше, которую считали виновни­ цей многих несчастий, обрушившихся на них .

Л же больше всего боялся допустить ошибку. Вдруг подозрения Па духов неоправданны? Может быть, опи ос­ нован га на личных обидах и старых соседских склоках?

Наша первая ошибка могла бы нам сразу здорово повре­ дить. Нужно было во что бы то ini стало ликвидировать только самых отъявленных мерзавцев — тогда ото дало бы нужный аффект и послужило бы хорошим уроком для других .

Поэтому и посоветовал Падухам с этим делом пока повременить .

Мы теперь часто встречались с Каэиком. Как-то оп заявил, что вступает в пашу группу и будет выполнять и ней роль разведчика-свизпого. Здешнюю местность оп, как лесник, прекрасно знал а мог всюду свободно пере­ двигаться, не вызывая ни у кого подозрений. Втайне от Падухов я попросил его рассказать мне все, что он знал о Сайдуке и Пловасювпс, Он сообщил мне вскоре, что Лловасговпа действительно сотрудничает с фашистской полицией. О Сайдуке же, кроме того что тот убил зятя То Mania, Казн к пн чего пе мог сказать, Я попросил его разузнать о нем поподробнее .

Казнк вернулся к пам в тот же день и сообщил:

— Сайду к — лютый живодер, настоящий палач .

Упичтожил украинскую семью в Черевахе. Истязал кре­ стьян, схваченных в Вис елках. Прожигал им ступни ра­ скаленным железом, вырывал ногти. Об этом говорят все в Маневичах и в Черевахе, — Подохпет, собака! — не выдержал Томаш .

— Сегодня же, — подтвердил Генрик .

— Да, — согласился я. — По только это должна быть чистая работа. Не нужно делать никаких глупостей. Ни в коем случае не выдавать себя .

Казн к рассказал еще кое-что об этом полицае. С пер­ вого дня вторжении оккупантов он стал их агентом, вы­ дал им нескольких коммунистов. Позже принимал уча­ стие в уничтожении трехсот семидесяти евреев из Ма­ невичей, грабил еврейские дома .

Каждую субботу вечером Сандук отправлялся и де­ ревню Черепаху — там жила его семья. Рано утром а понедельник оп возвращался в Малевичи, в полицию .

Как раз была суббота. Мы решили устроить засаду в лесу па дороге, ведущей из Маневичей в Череваху .

К приготовил записку следующего содержания:

«За выслуживание перед оккупантам и, за измену Ро­ дине и за убийство овинных. Приговор привели в исвол­ б не ei не партизаны» .

Еще засветло мы были па месте. Залегли в густых зарослях. Около ссмп вечера на дороге показалась теле­ га. Когда опа поравнялась с нами, я вышел из укрытия .

II ад ух н остались в кустарнике. Я пе хотел, чтобы их ви­ дели. Меня же и этих местах никто не зпал, Па телеге ехал крестьянин в шапке из бараньего меха, надзпиутой почти па самые глаза. Я подошел поближе. Крестья­ нина испугал мой вид .

Я сошел с дороги. Крестьянин огрел копя кнутом, й телега затарахтела, пропав вскоре из виду. Минуты че­ рез две показались еще две телеги. Я вышел па дорогу и стал смотреть, кто едет. У меня всегда было хорошее зрение, а за время пребывания в лесу оно еще больше обострилось. И сейчас а еще издалека увидел, что это ехали жители польских деревень, возвращавшиеся из Маневичей. Вскоре все опять стихло .

После восьми вечера жители окрестных деревень не отваживались выходить из своих домов, потому что боялись нарушать распоряжение гебитскомнссара Баснера .

Читайте также:  Ядро земли бросок в преисподнюю качестве

С наступлением полицейского часа немцы а полицаи стреляли в людей без предупреждения .

Был девятый час, когда на дороге спова послышалось тарахтенье колес и пьяное пение. Мы сразу па сто рожа­ лись, догадавшись, что это мог быть только Сайду к .

Я выскочил из кустов, Падухн стояли за мной в несколь­ ких шагах, — Стой! Кто едет? — громко окликнул я .

Возница натянул вожжи. Телега остановилась. За спиной крестьянина, правившего лошадью, я увидел по­ лицая. Оп сидел, сильно раскачиваясь из стороны в сто­ рону .

“ Л ты кто такой? — грозно спросил Сайдук. — Или захотел, чтобы я тебя свинцом нашпиговал?

— Заткнись, фашист проклятый! — крикнул Томаш, пеожиданЕго выйдя вперед и направив на полицая вин­ товку .

Я отвел его руку. Подошел Генрик .

— Заберите у него оружие, — приказал я .

П мгновение ока Падухи набросились на полицая и стащили его с телеги на землю. Сайдук громко закричал, но, получив от меня сильный удар по шее, тут же замол­ чал, сразу протрезвев .

— Ты убивал еврееr в Маневичах?

— Ты убил человека в Бис елках?

— Так приказал комепдант Слинчу к.. .

— А р есто в а н н ы х пы тал?

— Я проводил следствие А кто ты такой, что напа­ даешь на лродствителя власти? Ты еще пожалеешь об этом!

Едва Сапдук произнес эти слова, как Генрик двинул сто прикладом по слипе. Тот, охнув, упал .

— Хватит! — решительно произнес я. — Расстрелять!

— Помилуйте! — заголосил Сайду к, хватая меня за ноги, но Иадухи быстро оттащили его к дереву. Крестья­ нин, сидевший па телеге, громко молился. Я успокоил его, сказав, что ему нечего бояться .

Возница перекрестился и произнес:

Хлестнув лошадь, оп отъехал .

Мы забрали у Сайдука оружие и патроны, а в кар* ман ему сунули нашу записку .

На следующий вечер к нам пришел Казик и расска­ зал, что в Маневичах, как только стало известно об убий­ стве Сайдука, среди полицейских поднялся страшный переполох. Зато жители города облегченно вздохнули, избавившись от мучителя .

В Маневичах у Казика было много знакомых. Его бывший пачальник, инженер Шевчук, сейчас исполнял обязанности секретаря районной управы. От него Казик узнал, что сразу же, как только нашли убитого Сандука, из Маневичей было послано донесение в ковелнекое ге­ стапо. Немцы в Мапевичах вместе с полицаями начали готовиться к ответной операции. Однако через два часа от гебитскомиссара Каснера пришел приказ временно от­ ложить карательные меры и приготовиться к торжествен­ ным похоронам убитого. На похоронах должен был при­ сутствовать сам Касоер. В Маневичи стянули полицию со всего района .

Итак, наш первый удар был нанесен удачно. Враги почувствовали, что на оккупированной ими территории действуют какие-то силы, способные оказывать им сопро­ тивление, Я попимал, что задумал Каснер. Он хотел поднять дух всех фашистских прислужников и организовал это сбо­ рище местных фашистов в Мапевичах .

Похороны были пазпачепы на пятнадцатое апреля, Казнк полупил задание участвовать в о их, чтобы потом рассказать нам, как они проходили, А мы уже подумывали о новых налетах, более смелых и более широкого размаха. Пока мм решили ликвиди­ ровать еще трех предателей — Плова сю вну, Слипчука и Кмеця. Кмець — одни из самых близких, доверенных людей Слипчука. Едва поступив в собственно­, полицию он ручно замучил несколько человек .

В ожидании, когда вериется Казнк, мы выбрала для себя новую базу, подальше от Копи пека. Место было сильно заболочено, а стало быть, и менее доступно для немцев. Засиживаться долго па одном месте мы опаса­ лись .

Еще раньше я слышал от Слоника, что в районе Мавовичей бродят семь человек, которые, как и я, скрывались от фашистов. Родом они из деревни Малевичи, лежащей в нескольких километрах от города того же названия .

Немцы сразу же арестовали их как коммунистов и поса­ дили в ковельскую тюрьму. Через два месяца они бежали из тюрьмы, выломав оконные решетки. Мне давно хоте­ лось установить с связь, А Слови к за это время по­ ними терял их след .

Доходили слухи, что в окрестных лесах скрывается еще какая-то большая группа вооруженных людей. Томаш, после побега из дому прятавшийся в лесу от пре­ следовавшей его полиции, часто встречал следы подавно погашенных костров. Но как найти этих людей?

Кб апреля вечером мы собрались в уело плен пом месте .

Примерно в девятом часу услышали шаги. Обменявшись паролем и отзывом, вышли из укрытия.

Казнк выглядел страшно иамучеппым, говорил отрывисто:

— Сегодня ночью. можно устроить засаду на дороге к Карасину. Проедет семь фашистов. Гранаты есть?

— А что с похоронами? — перебил я его, — Потом все расскажу. Берите оружие и пошли, а то они могут уйти от нас .

— Ты тоже хочешь идти с нами? — спросил я .

— Конечно, ce-таки пас будет четверо. Бросим пару гранат. Добудем еще немного оружия. Пригодится, скоро пас станет больше.. .

— Как это больше? — удавился я .

— Это тот из Береча, который но пустил меня тогда к себе?

— Он самый. Вспоминал про этот случай. Но ты не обижайся на него. Он порядочный человек. Фашисты сле­ дят за пим, и ему все время проходится быть насторо­ же. Он встретился с группой Мазурека. Их десять чело­ век, хотят увидеться с тобой. Остальное потом расскажу, а сейчас пошли скорей .

— Километров пять-шесть отсюда .

Мы продвигались по зарослям и болотам. Снег таял, всюду стояла вода. В сапогах хлюпало, иногда приходи­ лись идти по колено в ледяной воде. Но мы пе останав­ ливались на па минуту: нужно было вовремя добраться до места .

В половине одиннадцатого мы, все четверо, залегла недалеко от дороги в какой-то яме. У пас было два ав­ томата, два карабина и пять гранат. Договорились, что но моему сигналу Генрик с Казаком бросят по гранате, а мы с Томашем ударим из автоматов .

Мы ждали, а Казн к начал подробный рассказ о том, что он видел в Малевичах в этот день .

В город съехалось отовсюду несколько сотен полицаев и немцев. Гроб с телом Сайдука был покрыт немецким флагом, украшен цветами. Па кладбище по специальному распоряжению Иваненко и Слипчука согнали жителей городка .

Гебитскомиссар Каспер произнес над гробом «пламен­ ную» речь, высоко оценив рвение убитого во имя «вели­ кого дела». Обратившись к жителям, он заявил, что огнем и железом истребит всех бандитов. Каспер напомнил по­ лиции о ее обязанностях, о необходимости усилить ре­ прессии против всех «бунтовщиков», и в особенности про­ тив коммунистов .

После похорон Иваненко устроил в честь гостей боль­ шой прием. Он обошелся жителям ближайших деревень почти в двадцать голов скота и несколько сотен кур и гу­ сей, реквизировавших полицаями. Прием должен был окончиться поздно ночью. Вот почему у Казака и появи­ лась такая мысль — устроить засаду на пьяных полицаев, которые будут возвращаться из Малевичей а Кара­ син .

4 Земля горнт 49 * Ночь была черпым-черна, Тншнпу ее нарушало толь­ ко крякапье диких уток да ласковое журчание ручейков .

Теплый и влажный ветер приносил с собой сладкий запах приближающейся веспы. Все ото настраивало иа роман­ тический лад .

Вдруг до моего слуха долетел едва уловимый далекий звук, а спустя минуту я уже отчетливо различал тарах­ тенье колес. Кто-то ехал в телеге по иа правлению к нам .

Вот из темпоты показалась первая телега, за ней — вторая. На обеих гомон и смех, Я вскинул автомат и выпустил длинную очередь. По­ летели гранаты, Я прижался к земле .

Два взрыва последовали одип за другим. По слипе застучали мелкие камешки. Мы ве прекращали огня до тех пор, пока на дороге все не стихло. Фашисты не успе­ ли сделать ни одного выстрела .

На этот раз нашей добычей стали пять винтовок, два автомата и много патронов. Две винтовки были повреж­ дены осколками грапат. Мы взяли с собой и три по­ лицейские формы. Перед рассветом прибыли на свою базу. Три дня после этого не выходили из укрытия, Казик пополнял наши продовольственные запасы .

Нетрудно было представить, какой эффект вызвал наш налет под Карасином. Полицаи были ошеломлены .

Новое, массовое, погрсбспие уже не было таким пышным* Слоник принес известие от Ч если ков ского, что тот в ближайшие дни может связать пас с группой Мазурека .

Эти люди услышали про нас и тоже хотели объединить­ ся с нами .

Я пе медленно отправился к Ч если конскому .

За чаркой самогона Чесликовский рассказал мне исто­ рию Мазурека, которого он хорошо зпал .

Фраицишек Мазурек был родом из Гулевичей, где имел небольшое хозяйство. Там он жил с женой, тремя детьми и сестрой. Ведя свое хозяйство, он в свободное время нанимался на работу в лес. После сентябрьской катастрофы и с освобождением Красной Армией Западной Украины а 1039 году он стал одним из организаторов к о л х о з а в своей деревне. Его поддержал ближайший со­ сед и друг украинец Федор Карпенко. Вскоре к ним присоединились и другие бедняки, которых в Гулевичах было мпого, Так было положепо начало колхозу. Рабо­ тали пс покладая рук, чтобы получить от своей тощей земли все, что она могла дать. Война неожиданно разру­ шила все их планы. На земли Волыни вторглись немцы .

Мазурек, Карпепко тт многие другие жители Гулеви­ чей, о р га пи,за торы колхоза, оказались теперь в оккупации, под угрозой расправы. Местные богачи, кулаки, ненави­ девшие Советскую власть, быстро нашли общий язык с немцами и ждали случая отомстить бывшим членам кол­ хоза .

Уже в сентябре 1941 года сын местного попа Андрей Пест рак организовал в Гулевичах фашистскую полицию н с этой бандой па чал измываться над людьми. Не прохо­ дило и ночи, чтобы в деревне не слышались стоны и кри­ ки истязаемых .

Долго II ест рак не отваживался ворваться в дома Мазурека и Карпенко — знал, что это люди смелые и силь­ ные, уважаемые во всей округе. Но постепенно он так разошелся вместе со своей бандой, что начал поджидать лишь удобного случая, чтобы схватить Мазурска .

Однажды п Гулевичи приехали на грузовике пятеро немецких жандармов, чтобы забрать реквизированные Г] ест раком у жителей ирод учеты.: птицу, масло, яйца. Нем­ цы прибыли из Повурска, где охраняли строительство железнодорожного моста (на этих работах, проводимых организацией Тодт, были заняты в основном евреи и от­ части поляки). Огги остановились у Пестрака, Поповский отпрыск угостил их па славу, он прямо из кожы лез воп, чтобы угодить гитлеровцам. Всячески пре­ вознося спою «деятельность» в Гулевпчах, он начал жа­ ловаться па то, как тяжело ему приходится: не все мест­ ные жители признают пемецкую власть. Как главпых бунтовщиков Пострак назвал Франека Мазурека и Фе­ дора Карпенко, On считал, что этого вполне достаточ­ но — остальное сделают немцы и таким путем он изба­ вится от своих врагов .

Одип из жандармов, изрядно подвыпивший, с нас­ мешкой спросил его:

— А ты па что? Почему бы тебе не схватить их?

4* — В самом деле! — поддержал его другой, — Веди их сюда. Мы заберем их с собой .

Пестрак побледнел и молча уставился на бутылку ВОДКИ .

— Давай-давай, иди! — напирали на него немцы. — У тебя ведь и люди, и оружие., .

Пестпак помял, в какое он попал положение. Но выф бора не было, “ Ладно! — выдавил он. — Приведу, Франек Мазурек давно уже ожидал «визита» Псетрака и был готов к нему. В этот памятный для него день (дело было после обеда) Мазурек, случайно глянув в ок­ но, увидел во дворе Пестрака, направлявшегося к его дому вместе с двумя полицаями .

В ту же секунду он выскочил во двор, бросился к риге и залез на самый верх. Из соломы вытащил автомат, принесенный в дом старшим сыном. У автомата был раз­ бит приклад, но Мазурек сделал новый, смазал оружие и спрятал его в риге. Теперь он ему пригодится! Франек ждал, что будет дальше. Пестрак ворвался в дом. Через щель в досках Франек увидел, что полицаи быстро вы­ шли во двор, заглянули в хлев и направились к риге .

Франек не боялся их. Он был готов драться за свою жизнь .

Полицаи шарили по всем закоулкам, перевернули мошки с зерном, расшвыряли солому.

Тогда Пестрак при­ казал одному из полицаев:

— Степа, влазь наверх. Он, паверно, там сидит .

— Может, лучше Сашка? У меня жена..* — Трус несчастный! — заорал взбешенпый Пестрак. — Черт с тобой, полезет Сашка. А ты проваливай отсюда, чтоб твоего духу здесь,пе было!

На мипуту воцарилось молчание. Сашка колебался, но, понукаемый Пестраком, взял лежащую на полу не­ большую лесенку .

Мазурек притаился, сжимая автомат в руках, готовый в любое мгновение встретить врага пулей. Скрипнула одна перекладина лесенки, другая: полицай медленно, с неохотой поднимался наверх. Страх удерживал его на каждой перекладине .

И вдруг полицай поспешно спрыгнул вниз .

— Полезешь или пет? — прикрикнул Пестрак на Саш­ ку и стукпул его прикладом .

Снова заскрипели перекладины лестницы .

Франек увидел глаза полицая, застывшие от ужаса, н выпустил в него очередь из автомата. Полицай тяжело рухпул на землю. Франек вскочил и выстрелил в двух остальных. Пестрак как шальной выскочил из рига с ди­ ким воем. Франек увидел, что он сильно хромает. Сашка и Степа лежали на полу мертвые .

Франек бросился вслед за рапспым Пестраком, пыта­ ясь догнать его. Из дому с плачем выбежала вся его род­ ня. Не обращая ни на кого внимания, он гнался за Пе­ страком. Тот услел забежать в дом его соседа Федора Карпенко, и эго спасло его от смерти .

Мазуреку не хотелось расправляться с подлецом в доме Карпенко: у того была жена и трое детей. Франек вернулся домой. И тут ему пришла в голову мысль не­ медленно идти в дом попа, где находился полицейский участок, и уничтожить остальных прихлебателей Пестрака. Откуда ему было знать, что там немцы?

С быстротой молнии разпеслась по деревне весть о случившемся. Немцы и трое оставшихся полицаев выско­ чили на улицу. Полицаи стгли уговаривать немцев окру­ жить дом «бандита» и взять его живым или мертвым .

Немцы остановились около машины и о чем-то громко говорили. И вдруг метрах в ста от пих, держа автомат наизготовку, появился сам Мазурек .

И тут произошло неожиданное. Немцы вскочили в машину, мотор взревел, и автомобиль быстро покатил по дороге в сторону Иову река. Мазурек пошел прямо на полицаев. Те в страхе разбежались кто куда .

После этого Франеку ничего больше не оставалось, как уйти в лес. По прежде он собрал около двадцати гулевичских хозяев, явно сочувствовавших Нестраку, и предупредил их, что они головой отвечают за его семью .

Затем Фрапек попрощался с женой и детьми и ушел .

Вскоре к нему присоединились еще несколько человек,# скрывавшихся от иемцев и полиции .

*** Из рассказа Чесликовского я понял, что Мазурек будет нам надежным товарищем по борьбе. Мы решили через три дня встретиться с пим в условленном месте .

Л пока, чтобы нс терять напрасно времени, я хотел свести счеты еще с двумя предателями. Осмотрев три оставшиеся гранаты и взяв пистолет, я заявпл Падуху, что иду к Слипчуку и Кмецю .

— Почему один? Л мы? — спросил Генрик .

— У меня с пими особый разговор. Пойду один. Если пе вернусь, не волнуйтесь, идите на встречу с Мазуреком без меня. Л вернусь, пойдем вместе к Пловасювне .

Опи проводили меня до опушки леса, где должны бы­ ли ожидать моего возвращения .

Слипчук жил педалско от полиции. Словпк сообщил, что маневичские полицаи почти есс ночуют у себя дома, на службе остаются только деж урны е. Я знал, где шил Кмецъ .

Улицы были темные, пустынные. Я шел бесшумно:

на ногах у меня были галоши. Я знал здесь каждый дом и без особого труда добрался до цели. В доме Слипчука было темно. «Тем лучше», — подумал я. Вытащил гра­ нату, быстро выдернул чеку и изо всей силы швырнул в окно. Граната, разбив стекло, влетела в комнату. Я изо всех сил бросился бежать .

Глухой взрыв разорвал тишину ночи .

Когда я оказался у дома Кмеця, тот уже вскочил с постели и зажигал лампу. В окно было видно, как он по­ спешно натягивал штаны. Я швырнул гранату и отбежал на безопасное расстояние. Через мгновение увидел осле­ пительную вспышку.. .

На рассвете встретился в лесу со своими. Словик и Чесликовский, которые пришли около полудня, расска­ зали о результатах моей ночной вылазки .

Оказалось, что каким-то чудом Слипчук остался жив .

Правда, он был сильно оглушен, по пи один осколок не задел его. Зато Кмець умер на месте. За Слипчуком сей­ час смотрел врач, который заверил, что его пациент через несколько дней будет здоров .

Я дал себе слово, что он, несмотря ни на что, погиб­ нет от моей руки .

В тот же вечер мы отправились в Виселки и распра­ вились с Пловасювной .

ВСТРЕЧА Таким я себе его и представлял: высоким, широко­ плечим, с крупными чертами лица. Он сидел на пеньке ц курил. Увидев нас еще издалека, встал и пошел на­ встречу .

— Очень рад, что встретил вас, — сказал он, гляиув па меня своими голубыми глазами. — Мазурек .

Я крепко по?кал ему руку. G первого же взгляда он пришелся мне по душе .

— Просим, — пригласил он и провел нас на поляну, где вокруг костра сидели несколько человек. Они чисти­ ли оружие, дымя цигарками. Над огнем висел большой закопченный котел, и из него шел пар. Мы познакоми­ лись. Нашими новыми товарищами по оружию оказа­ лись Копищук, Нулик, Иерода Иван, Нерода Александр, Порода Никита, Нерода Михаил .

Я с любопытством посмотрел на этих четверых: не подшучивают ли надо мной? И спросил, не скрывая удив­ ления:

— Да нет, не всей. А из всей можно целую роту составить. Но другие пока дома остались. Если нужно будет, придут, — со смехом ответил младший из братьев, светловолосый Иван .

Мазурек засмеялся и угостил меня немецкой сига­ ретой .

— Это все моя родня, — с гордостью сказал он. — Сыповья моей сестры .

Мы уселись у костра. Люди Мазу река разглядывали пас с любопытством. Мы молчали. Падухи, как я заме­ тил, чувствовали себя здесь не в своей тарелке. Чесликонекий, проводивший нас сюда, с недоумением смотрел то на Мазурека, то па меня .

— ТТу что же вы? Хотели встретиться, а теперь мол­ чите, как в рот воды набрали, — сказал он .

Я и Мазурек взглянули друг па друга а одновременно оба произнесли:

— Когда вы убегали от полицаев из Гулевичей, — продолжал Мазурек, — я был недалеко в лесу. Я узнал оо этом и целую неделю искал вас. Думал, вдвоем нам лучше будет. Но найти вас мне так и не удалось .

— Я не знал об этом. Охотно встретился бы с вами тогда .

— Л лотом услышал о том полицае из Иваловки и сразу подумал, что это ваша работа. Смелый вы человек .

— Ну, вы тоже здорово насолили Пестраку .

Мозурек усмехнулся и продолжал:

— Немного погодя по мне присоединились Кошицук в мои родственники, а потом Врона, Були к, Зимний.. .

Когда мы узнали о смерти Сайдука, его похороыах и ла­ па дени и на полицаев из Карасина, сразу решили, что это вы. Обрадовались.

Коннгцук все время теребил меня:

«Пойдем, надо найти этого печатника. С ппм нам будет веселее. Надо и нам что-то делать, нельзя больше сидеть сложа руки» .

— Да ты и сам все время рвался. — перебил его Кон ищук .

— Ну, вот и хорошо. Будем действовать вместе! — сказал я. — Может, у вас есть какие планы?

— Планы есть, — ответил Копищук. — Но об этом по­ говорим потом. Для начала хорошо бы поесть чегонибудь .

Мы вышли на встречу с группой Мазурека почти на рассвете и с полудня вчерашнего дпя ничего не ели .

У Мазурека и его товарищей было немного провизии:

сало, мясо и хлеб. Б котле был горячий картофельный суп. Мы ели прямо из котла .

Было тепло и солнечно. Па дух и легли прямо па мши­ стую землю и тут же уснули. Двое ушли па пост охра­ нять наш лагерь .

Я лежал па животе, справа от мепя устроился Мазу­ рок, а слева — Копищук .

— Вот ведь как получается, — начал Кон ищу к. — У всех у пас почти одно, и то же. Кабы пе вой па, зачем бы нам уходить в лес и жить здесь, как диким зверям?

И не знали бы мы друг друга. Взять хоть меня. Моя де­ ревня Грива около Камля-Кпшнрского. При Советской власти мспя выбрали там председателем г ром аде ко го на­ родного Совета. Я не лез. Мспя люди сами заставили, чтобы я согласился. Ну, я делал все, что мог. Не каждо­ му угождал; были п такие, которые грозились убить ме­ ня, если вдруг что изменится. А потом вой па началась .

В районном комитете партии мне сказали: «Товарищ Конищук, вы остаетесь на месте. Организуете диверсии в тылу врага». А я и понятия не имел, как проводить эти диверсии. К себе в Грину вернулся расстроенный. А в деревне уже были немцы. Меня предупредили, что нем­ цы и несколько наших богатеев, ненавидевших меня, уже приходили за мной. Так и ее повидал семью. Вместо дома отправился в лес. У меня был пистолет. Тяжело пришлось, по потихоньку скоротал зиму. А когда услы­ шал о Мазуреке, пошел к нему. Встретились, — Ничего,— сказал я. — Будем действовать все вме­ сте .

— Немцы выжимают из люден последние соки,— вступил в разговор Мазурек. — Почти в каждой деревне продовольственные пункты открыли. Увозят масло, мо­ локо, яйца. Птицу забирают. Мои хлопцы иногда ходят к себе домой и приносят такие вести, что мороз по коже пробирает .

— А мы им можем помешать, — сказал я убежден­ ий, — Пункты эти нужно уничтожить. Вот и будет ди­ версия. В районе Маневичей есть несколько складов с зерном и продовольствием. В некоторых имениях немцы накапливают мясо и другие продукты и отсылают их на фронт .

— На полицейские участки тоже нужно нападать, — предложил Мазурек .

— И па железнодорожные транспорты, идущие па во­ сток, — добавил Кон ищук .

Мы увлеклись, рисуя перед собой планы будущих операций .

— Мне кажется, нам здесь долго оставаться нельзя, — сказал Мазурек, осмотревшись вокруг. — Есть место по­ лучше. Километров восемь на восток от Гулевичей боль­ шие болота, там есть островок, заросший кустарником. Он называется Еловый. Даже из местпых пикто пе найдет 1УДа дороги. Проход знают только двое — я и Чесликовсыш, ‘Гам можно оборудовать базу .

Предложение Мазурека показалось нам заманчивым .

Действительно, хорошо бы иметь такую базу, где можно как следует подготовиться к каждой операции и отдох­ нуть после успешного ее проведения .

Мы решили уже этой ночью отправиться к Еловому островку. По прямой до него было километров двадцать пять. Наш маршрут мы рассчитали на три дня. За это нремя нам предстояло добраться до цели я но пути уни­ чтожить несколько продовольственных пунктов и поли­ цейских участков. Всего мы должны были пройти боль­ ше пятидесяти километров .

Мы унесли с собой добытое оружие. У нас было те­ перь три лишних винтовки и один пистолет. Трое из группы Мазурека не имели оружия; опи получили его от нас. У Мазурека и Конищука, кроме того, было несколь­ ко гранат.. .

В группе, возглавляемой Мазуреком, девять человек были украинцами. Теперь в пашей объединенной группе стало тринадцать человек — четыре поляка и девять украинцев .

*** С наступлением темноты мы подошли к южной окра­ ине Гулевичей .

Здесь мы разделились па три группы. Я с Коиищуком, Куликом, Иваном Неродой и Падухами бесшумно подобрался к полицейскому участку. Полицаи уже спали .

Мы швырнули в окно гранату и сразу после взрыва во­ рвались в здание. Там оказалось только трое полицаев (остальные ночевали у себя дома), и все трое мертвые .

Мы забрали оружие, патроны и несколько гранат. Конищук сорвал со стены два портрета Гитлера, свернул их в трубку и спрятал за пазуху, Я не понял, зачем он это делает. У продовольственного пункта мы встретилось с Мазуреком, который уже успел здесь разрушить все, что было можпо. Третья группа, патрулировавшая по дерев­ не, перерезала линию телефоипой связи, соединяющую Гулевичи с Малевичами .

После этого мы направились к Грудеку, расположен­ ному примерно в десяти километрах к юго-востоку от Галузи. К югу от деревей Маневичи пересекли узкоко­ лейку и вышли из лесу.’Устали порядком: как-пнкак, а позади узко было километров двадцать тяжелого пути по болотистой местности .

К Грудеку добрались только после полуночи. Оказа­ лось, что местные полицаи сразу же после нашего напа­ дения па карасипских полицаев убрались из Грудека в Маиевичи — испугались, что их может постигнуть такая же участь. Мы уничтожили продовольственный пункт, н втроем, Мазурок, Полищук и я, зашли в одну из хат, стоящую посреди деревпи. Здесь жала знакомая Мазуро­ ва. Она угостила нас горячим борщом. Случайпо бросив взгляд на печку, я увидел па карнизе ровно уложенные желтые кубики. Мазурек тоже заметил их.

Встал, взял одни из кубиков и, повертев в руке, спросил:

— Сама не знаю, — ответила женщина. — Сашка мой принес. На солдатской повозке нашел. Когда еще тут красноармейцы проезжали. Я думала, это мыло. Пробо­ вала стирать, да оно не мылится .

Мазурек подмигнул мне многозначительно .

— И много у вас этого «мыла»? — спросил он .

— Да кусков тридцать будет, — ответила хозяйка. — Л что?

— Не могли бы вы их нам отдать?

— Берите. Сашка, можно отдать? — обратилась она к своему сыну, на вид которому было лет десять .

— Л вы мне что за это? — задал законный вопрос мальчишка, поудобнее устраиваясь на кровати и поправ­ ляя волосы, спадавшие на лоб .

— Мне десять нужно, — твердо сказал Сашка .

— Как тебе не стыдно! — оборвала его мать. — От гор­ шка два вершка, а уже на деньги зарится .

— Я велосипед себе куплю! — Сашка проворно вско­ чил с постели и начал вытаскивать изо всех углов желтые кубики .

Это был тротил — взрывчатка, которой так не хвата­ ло нам для проведения диверсий. Мы забрали все куби­ ки, наполнили ими карманы и, вручив парнишке десять карбованцев, покинули гостеприимную хозяйку, доволь­ ные такой неожиданной добычей .

Через лес двинулись на восток, в направлении на Градиск. К утру остановились на привал около неболь­ шого озера. Распределили между собой дежурство и лег­ ли спать .

Проснулся я около полудня, когда солнце как сле­ дует припекло мне спину, и сходил к озеру сполоснуть заспанные глаза. В зарослях камыша я увидел Булика и Ивана Породу. Они ловили рыбу. Я смотрел, с какой ловкостью Иерода и Булик запускали руки в ил и выта­ скивали темных скользких вьюпов, золотистых карасей н липей. На берегу лежало уже около трех десятков ры­ биц. Мы собрали добычу и все трое рернулись с озера, »срез час у лас была готова уха .

% Прежде чем добраться до пашей базы на Еловом ост ровне, мы управились с продовольственным пунктом в Град иске .

За это время я хорошо узнал Мазу река. Он произво­ дил впечатление человека исключительно честпого и от­ зывчивого. Часто давал очень цепные советы. Л кроме того, был мужествен и смел .

Общительный и заботливый, Копищук всегда умел под­ бодрить товарищей, по-братски делился последним кус­ ком хлеба .

Мы остановились па отдых в лесу около Троянов к и .

Падухи отправились в Биеелки — захотели повидаться с родными. Обещали вернуться к рассвету. Как всегда, мы установили дежурство н легли спать. Правда, не все .

Я заметил, что Мазурек и Копищук о чем-то оживленно разговаривают у костра, и подошел к ним, Мазурек кол­ довал над трапагой .

— Ты что делаешь? — спросил я испуганно .

— Запал выворачиваю, — спокойно ответил он, — Здесь же люди рядом спят!

-* lie бойся. Два года служил подрывником. Кое-что * понимаю в этом деле .

— Вы знаете, что через пять дней праздник? — спро­ сил Коншцук .

— Не помшо, какое сегодня число, — сказал я .

Я вспомнил вредное иные годы. Рассказал товарищам, как встречал этот день в Варшаве в тридцать седьмом году .

— Надо что-то сделать, — предложил Коншцук, — чтобы фашист].! почувствсншш наш праздник на своей шкуре .

Копищук показал па Мазурека, возившегося с гра­ натой .

— Франек хочет поставить в Мапевичах несколько мин-лоаушек на немцев. Тротил-то у нас теперь есть .

— Не знаю, удастся ли, — возразил Мазурек. Он на­ конец вытащил запал и стал присоединять его к троти­ ловой шашке .

Мне поя ранился их замысел. Я сказал, что тоже хочу у ч а с т в о в а т ь в этой операции. Но сначала надо было ис­ п ы т а т ь, как действует мина, изготовленная Франеком .

Как только рассвело, мы заложили заряд под прогнив­ ший дубовый пень. Франек присоединил к запалу тон­ кий шнур метров двадцать длиной и, укрывшись на рас­ стоянии, дерпул за конец шпура .

Раздался взрыв. Тротил выворотил пень, разорвав его па части. Блестящий результат!

Было решек о изготовить несколько красных флагов и в ночь с тридцатого апреля на первое мая повесить их в городе вблизи домов, где расположились немцы. Крас­ ную материю взялись добыть Иван Нерода и Булик .

Теперь я узнал, для чего понадобились портреты Гит­ лера. Кои ищук объяснил мне, что портрет будет насажен па древ но флага. Флаги с проткпутыми портретами будут соединены шпуром с запалами, укрытыми вместе с тро­ тиловыми шашками под грудой мелких камней. Кто сор­ вет флаг, погибнет на месте, *,* Еловый островок лежал в полутора километрах к юговостоку от небольшой деревни Береч, Вокруг простиралось обширное непроходимое болото, поросшее ольхой, лозой и высоким камышом. Кое-где глубина его доходила мет­ ров до двадцати. Забрызганные грязью по пояс, мы бре­ ли по болоту добрых два часа, прежде чем выбрались на небольшой, гектаров с пятьдесят, островок. На нем росли граб, ольха и дуб, кое-где возвышались одинокие сосны .

Посредине островка пробегал небольшой ручеек. Кругом ни души. Это было то, что нужно. Надежное убежище, неприступное для посторонних .

Утомленные переходом по болоту, мы тут же заснули как убитые. Проснулись уже за полдень. И тут обнару­ жили, что у пас ничего пет из еды. А ведь мы только что уничтожили продовольственный пункт — можно было захватить с собой хотя бы немного масла и яиц. И ни­ кому это ле пришло в голову. Теперь не оставалось ни­ чего другого, как послать нескольких человек добывать продукты .

Пошли Коншцук и два брата Нероды. Я с Иваном Породой отправился па болото ловить вью до в, а Булик 1 Врона взялись драть лыко для лаптей .

Вечером возвратился Конищук. Он принес целый киндю к1 килограммов в десять и две буханки хлеба .

Кпндюк был очень вкусный и жирный. Хлеб кончился быстро, и мы ели один киндюк, запивая его водой .

Мы решили уничтожить еще один продовольственный пункт в Гулевичах, чтобы запастись какой-нибудь едой .

Этим занялись Мазурек с двумя своими племянниками, Г1адух и и Вропа .

Остальные, в том числе и я, принялись ставить четы­ ре больших шалаша из веток и листьев, выкладывая их изнутри подстилкой из мха. Кроме того, начало рыть вре­ менный колодец. Когда вернулись наши, лагерь был уже более или менее оборудован. Падухи и Вропа притащили три молочных бака с сыром, маслом и сметаной, всего килограммов тридцать. Нероды принесли несколько гу­ сей и с десяток кур, а Мазурек — пол мешка муки. В об­ щем, запасы у нас получились неплохие. В случае чего мы теперь могли просидеть па острове целую педелю, не опасаясь голода. Баки закопали в болото, чтобы продук­ ты в них не портились .

Начали готовиться к встрече праздника Первое мая, Иван Нерода и Б улик достали для флагов метров пять красной ткани. Мазурек разобрал три гранаты: выкру­ тил из них запалы и соорудил мины. Тридцатого апре­ ля, когда стало смеркаться, трое — Мазурек, Конищук и я — покппули Еловый островок .

За день до этого к пам в лагерь приходил Казн к Слогшк, которого провел сюда Чеслпконекий. Казик подробно объяснил пам, где т Маневичах находятся главные квар­ * тиры немцев. Мы вместе начертили подробный план. Ме­ ня так и подмывало воспользоваться случаем и распра­ виться со Слинчуком, по этр могло пометать пашей опе­ рации, и мпе пришлось отказаться от своего намерения, Маневичи были погружепы в соп. Мы бесшумпо шли и своих новеньких, только что сплетенных Буликом лап­ тях. Первую мину-ловушку установили вблизи районной управы, в здании, где разместилась немецкая коменда­ тура. Укрепили флаг, насадив па древко портрет ГитлеЕда местны х ж ителей. Куски свиного и говяжьего мяса сильно приправляют перцем, чесноком, солы о и лавровым листом, начиняют ими коровий ж елудок, который заш иваю т иптка.мп и заливают воском. — Прим, авторов, G2 pa. Мину заложили внизу, сделав вокруг валик из гра­ нил. Мы представили себе, как немцы сначала остолбе­ неют, а затем придут в бешенство, когда увидят у себя гюд носом красный флаг и проткнутый портрет фюрера .

Вторую мину поставили недалеко от квартиры комендан­ та гестапо, третью — у здания полиции .

Никем не замеченные, мы перед рассветом вернулись и лес. Мазу рек на обратном пути заглянул в свою дерев­ ню. Я и Конищук вернулись на базу. Быстро поев, легла спать .

Утром второго мая Франек Мазурок привел с собой своего друга Федора Карпенко, которого считал погиб­ шим. Я уже слышал о нем от Ч сслпковсешго. Вскоре по­ сле случая с Мазуреком в Гулевичи понаехали гестапов­ цы н полиция из Маневичей, чтобы провести аресты сре­ ди бывших колхозников. Правда, когда Пестрая, пресле­ дуемый Фрапском, спрятался у Карпепко, тот обмыл рану полицаю и проводил его к отцу. Утром Пестрак «от­ благодарил» его, передав в руки гестапо. ‘ Федор попал в ков ел ьс кую тюрьму и пробыл там до девятого марта сорок второго года. В это время немцы проводили массовые расстрелы заключенных. Жена Кар­ пенко получила официальное уведомление, что ее муж умер в тюрьме от тифа .

Федор страшно исхудал и еле держался на ногах .

Вечером, когда большинство наших спали, мы с Мазу­ реком услышали от пего рассказ обо всем, что ему при­ шлось пережить в тюрьме .

Каждую ночь в камеры врывались разъяренные ге­ стаповцы, прикладами выталкивали арестованных в ко­ ридор и зверски истязали. Когда в конце поября сорок первого сода семеро заключенных, выломав решетки и разоружив охрану у ворот, бежали из тюрьмы, гитлеров­ цы окончательно взбесились. Каждый день они насмерть забивали по нескольку заключенных .

Федор молился ночами, чтобы кончились наконец его wучения. Но время шло, а он, истерзанный непрерывны­ ми пытками, все еще жил .

Прошли первые дни марта. Рало утром девятого марта* как обычно, его вытолкали из камеры. Ои едва держался на ногах. Чувствовал приближенно смерти. Ми­ нувшей ночью ему приснилось, что он умирает под уда­ рами палачей. Он стал звать жепу и детей: хотел уви­ деть их перед смертью. Но в этот раз гестаповцы попели его не туда, где обычно истязали арестован пых, а на тю­ ремный двор. Здесь уже стояли три крытых грузовика .

Вместе с другими заключенными его втолкнули в кузоЕ»

Их везли на смерть — Федор был уверен в этом. II он был спокоен. Смерти не боялся, даже ждал .

Вскоре машины остановились на территории казарм в Гурке. Посредине плаца был вырыт длинный ров. Нем­ цы выстроили заключенных вдоль рва, приказали нм летать на колени. Федор знал, что это значит. Он едва успел крикнуть «Будьте прокляты!», как прогремел залп .

С н а ч а л а он н и ч е г о н е п о ч у в с т в о в а л. Б ы л уверен, что умирает, но слышал стук своего сердца п раскатистые залпы, гремевшие наверху. И никак но мог понять: по­ чему совсем пе чувствует боти?

Наверху не переставая раздавались выстрелы. Вне­ запно сверху па Федора свалилось что-то тяжелое. Оп почувствовал, что у пего спина стала мокрой. Это была кровь убитого. Федор стал двигать ногами и од пой рукой .

Теперь оп окончательно поверил, что жив. Ни одна пуля не задела его .

«Л они-то думают, что убили меня, — подумал Фе­ дор. — Я даже не ранен». И тут же испугался, как бы гестаповцы не заметили его. Им вдруг овладело страстное желание в ы ж и т ь. Бели расстрелянных не засыплют сра­ зу землей, то с наступлением темноты ему удастся вы­ браться отсюда!

Стоял мороз, а на Федоре почти ничего пе было. Он начинал замерзать .

Грузовики отъехали. Выстрелы прекратились, и те­ перь Федор отчетливо услышал голоса гестаповцев, их громкий, довольный смех .

Прошло с полчаса —Федор снова услышал урчание моторов: грузовики возвращались на плац. Раздались громкие выкрики гитлеровцев и стоны избиваемых при­ кладами заключенных .

Привезли очередную партию. Команда — и вслед за пой оглушительный грохот выстрелов, в Будьте прок ляты!» — шептал Федор. Ему казалось, что это оп сам во второй раз стоит на коленях у рва. Л потом опять нем­ цы громко переговаривались и хохотали .

11ерез полчаса все повторилось в третий раз. Ров бы­ стро заполнялся телами расстрелянных .

Федор услышал шаги и голоса. Мимо рва проходили гестаповцы .

Федор не знал, сколько временя он пролежал во рву .

Наверху раздались шаги. Люди шли быстро, почти бес­ шумно п молча. «Наверно, могильщики, — подумал Фе­ дор. — Сейчас забросают землей н похоронят заживо» .

Оп прислушался: не раздастся лн стук лопат. Нет. Тихо .

Люди вытаскивали изо рва трупы и относили куда-то .

Сердце его сжалось в тревоге .

Через какое-то время он почувствовал, что с его спи­ ны подняли труп п понесли. Люди вскоре вернулись .

Один из них пасту иил Федору па руку, Оп не выдержал и охнул.

Кто-то быстро наклонился над ним и, взяв за плечи, прошептал по-русски:

— Кажется, — едва слышно ответил Федор .

Федор с трудом открыл глаза н увидел перед собой двух советских военнопленных .

— Мы перенесем тебя в другой ров. Ползи направо .

Там большой сугроб снега. Заройся в пего, а ночью бе­ ги,— шептал Федору одип из пленных, поднимая его за плечи. Второй подхватил его за ноги .

В этот момент па илеыных налетел гестаповец н, за­ орав «IIIноль, баидктев!», ударил одного пз пих рукоят­ кой маузера. Пленный все же удержал в руках Федора .

Они отнесли его в сторон у и уложили поверх трупов .

Федор осмотрелся: рои был уже заполнен, справа виднел­ ся большой сугроб спera. IIлепные работали долго. Не­ сколько минут Федор лежал неподвижно, потом вылез из рва и пополз, медленно продвигаясь к намечеппоя цели, Наконец добрался до снежного сугроба и зарылся в него .

Пролежал Федор в нем часа три. Больше не выдер­ жал, высунул голову и стал прислушиваться. Кругом было тихо. Он приаодпялся на локтях и осмотрелся: на плацу ни души .

Пополз на четвереньках. Метр за метром, метр за метром, все дальше и дальше. И вдруг наткнулся на ! Земля горит 65 колючую проволоку. Долго никак ее мог перелезть через пее, наконец ему ото удалось, Он пополз дальше .

Рассвет застал его па окраине Ковеля. По дороге ему встретилась группа людей. Увидев его, они вдруг побе­ жали. Потом ему попались навстречу еще двое. Они бы­ стро свернули в сторону, с тревогой оглядываясь на пего .

Прошли еще несколько человек.

Какой-то мужчина остановился около него и спросил:

— Что с вами? Вы весь в крови.. .

Теперь Федор понял, почему его пугались, и тут же принялся счищать снегом засохшую кровь, усиленно тер руками лицо и голову. Снег вокруг пего становился крас­ ным. Мужчина повел его к себе домой .

На следующую ночь Федор вернулся к своим. Жена спрятала его в риге, и гам он просидел полтора месяца .

Мог бы так пересидеть всю войну. Теперь, по сведениям фашистов, «бандита» Федора Карпенко больше не было в живых .

Франек Мазу рек навестил семью Федора и от его жены узнал обо всем: он ведь был лучшим другом Кар­ пенко. Федор решил присоединиться к вашему отряду .

ПО СЛЕДАМ ЛЮДЕЙ С БОЛЬШОЙ ЗЕМЛИ

Мы переживали новую радость: наш отряд вырос еще ва семь человек. Сразу 7ке после прибытия Федора Кар­ ие пко, буквально на следующий день, к вам присоеди­ нились те семеро, что бежали из ковельской тюрьмы .

Среди них был Дмитрий Хвищук, Григорий Лукьянчук, Сергеи Борисюк, Сильвестр Меткалик, Наум Меткалик .

Они были хорошо вооружены, имели запас патронов и немного продуктов, а главное — все они были членами Коммунистической партии Западной Украины .

Как мы узнали, от наших мин-ловушек погибло чет­ веро гестаповцев и двое полицейских, В течение недели мы совершили налеты на полицейские участки и продо­ вольственные пункты в Трояновке, Черевахе, Новой Руде, Зайцевке. Наши налеты в значительной степени затруд­ няли немцам организацию сбора и хранения продуктов .

Благодаря этим палетам мы завоевали симпатии и ува­ жение местных жителей .

Однако действия ваши были стихийными. Пора было придать им более целеустремленный характер, сделать нашу группу более организованной, выработать единую программу, назначить командира, серьезно заняться снаб­ жением группы продовольствием .

То один, то другой заговаривали об этом. Высказы­ вались п Мазурек, и Конищук, и Хвшцук, и Борисюк .

Утром десятого мая, сразу же после завтрака, я при­ нялся чистить свой автомат. Ночью, во время нашей оче­ редной вылазки, лил сильный дождь, и я боялся, как бы оружие не заржавело. Я уже вычистил ствол, когда ко мне подошел Хвшцук .

— Пойдем! Есть важное дело, надо обсудить, — ска­ зал он .

— Подожди. Вот соберу автомат.. .

— Пошли, пошли, все ждут тебя .

Я не понимал, в чем дело, почему народ собрался .

Подошел, присел. Все как-то особенно смотрели ва меня .

Первым заговорил Конищук:

— Видишь, Юзек, мы не можем так дальше. Рыскаем, как банда Махно. Сам знаешь, чего мы хотим. Мы дол­ жны быть партизанами, а сейчас какое-то сборище без всякой организованности и порядка. В общем, что тут долго рассуждать. Хлопцы решили выбрать тебя коман­ диром .

Читайте также:  Всю тебя земля родная в рабском виде царь небесный

Я растерялся. Обвел всех взглядом — хлопцы смот­ рели па меня выжидающе .

— Л вы хорошо это обдумали? — начал я. — Вы представляете меня в роли ком ап дпри? Я пришел сюда из-под самого Люблина. Не знаю пи местности, пи лю­ дей. Даже не умею как следует говорить по-украипски .

А вы ведь все украинцы, Поляков здесь только четверо .

Среди вас есть товарищи опытнее п старше меня. Ты сам, Копищук, мог бы командовать. У тебя есть опыт, ты был председателем Совета. Или Хвшцук, или же Бо­ рисюк. Вы из этих мест, хорошо зпасте людей .

— Пет, — перебил мепя Конищук, — насчет тебя мы туг все твердо решили. Мы тебя достаточно знаем.. .

Возражений моих пе приняли. Проголосовали «за» .

Этой ночью мы долго говорили о своих организаци­ онных делах и плапах на будущее. * — Пе думай, — говорил Хпищук, — мы вовсе пе со­ бираемся все взваливать на твои плечи. Помогать будем по всем .

5* 67 — Очень хорошо, — отвечал я. — Мпе кажется, что все наши решения должны быть коллективными. А са­ мые главные вопросы, которые нам надо прежде всего решить, — это общий плап действий, снабжение отряда продовольствием и политическая липия, — Ну, по первому вопросу все и так яспо. Будем продолжать борьбу с немцами, — сказал Мазурок .

— Конечно, — подхватил Коншцук. — Только ведь открыто бороться мы не можем — мало пас. Значит, главное для нас — это диверсии, — Правильно] Устраивать засады, поджигать склады, уничтожать продовольственные запасы фашистов, под­ рывать поезда, убивать предателей, не давать немцам захватывать имущество наших людей, отбивать награблеппое зерно и скот, — высказался Хвищук .

— Согласен с вами, товарищи. Только для успешных действий нам как воздух нужна самая тесная, самая непосредственная связь с местным населением .

— Вот это верно, — вмешался в разговор Спльвестр М еткалик.— Надо, чтобы там, у немцев, мы имели свои глаза и уши. А без этого толку будет мало. В семнадца­ том году я партизанил под Киевом и около Коростеня .

Иной раз дорого приходилось расплачиваться, если у нас ее было хорошей связи с населением. А позже, в де­ вятнадцатом году, мы этот грех свой исправили. Везде, куда бы мы ни приходили, у нас были свои люди. Они передавали нам что нужло .

— Это можно сделать. У каждого из нас остались там друзья и товарищи,— сказал Борисюк. — В Галузн есть у меня друг — Антон Смигельский. Думаю, он согласит­ ся нам помогать .

— У нас уже есть Словак и Ч если ко веки й. Нужно дать им задание: пусть они следят за немцами в Мане­ вичах, — предложил Мазурек. — У меня в Федора тоже много здесь знакомых, И в Гулевичах, и в Майдане Трояновском, и в Трояповке, и в Берече. Правда, Фе­ дор? — повернулся он к Карпенко .

— Если надо, пойду и поговорю кое с кем, — с готовноЛыо согласился Федор. — А вообще мпе пе пра­ вится, как у пас с едой обстоит дело. Сердце кровью об­ ливается, как посмотрю я ва хлопцев. Нельзя питаться только всухомятку. И каждый на свой манер. Достанет из кармана кусок хлеба или сухарь и грызет. Когда съест что, а когда ничего. У вас горячее должно быть!

— Правильно* Федор. Да ты ведь и сам повар хоро­ ший, Вот и займись, — предложил Франек Мазурек .

— Вот было бы здорово, если бы ты занялся этим долом! — сказал я, — Могу. Только чтобы потом ие проклинала меня .

Разговор был живой и горячий. Участвовали в нем асе, и каждый предлагал что-то полезное. Только Па дух и почему-то держались в стороне, отмалчивались. В чем дело? Но поговорить с ними в этот раз мне не удалось — слишком много всего надо было решить .

Кто-то должен был отвечать за политическое воспи­ тание людей, проводить политинформации. Нужно было укреплять дружбу между поляками и украинцами в на­ шем отряде и дружбу со всеми* кто в будущем мог к нам прийти. Эта работа была возложена на Копищука, Бори­ сюка и Мет кал ина .

Каждый из нас выбрал себе партизанскую кличку:

— Макс, Мазу рек — К инор, Карпенко — Терял ил ый* я Хшпцук “ Виктор, Иван Не рода — Ястреб. Были и дру­ гие: Лазолый, Вропа, Бегун, Зимный. Это делалось для того, чтобы не пользоваться своими настоящими фами­ лиями и именами и обезопасить положение семей пар­ тизан .

В течение следующей недели наш отряд, разделив­ шись на небольшие группы по четыре-пять человек, со­ вершал палеты на продовольственные пункты и полицей­ ские участки. Каждый раз, выполпив задание, мы остав­ ляли после себя записку: «One рацию именем народа провели партизааы».

Далее следовала моя подпись:

«Командир партизанского отряда Макс» .

Вскоре нам стало известно, что в Маневичах геста­ повцы вместе с полицией готовятся к ответным дейст­ виям против нашего отряда. В ближайшую неделю они собирались устроить крупную облаву в лесах в районе Ч’рояновки* Градыека, Бережницы и Новой Руды .

Нам сообщили также, что где-то поблизости от Галузи появилась группа вооруженных людей, у которых была радиостанция. Мы понятия не и м е л и, кто это таше. Узнал о пих Иван Нерода от одного хлоица, на ко­ * торого особенно нельзя было полагаться. Этот хлопец кружил недалеко от нашего укрытия на Еловом островке и, как передал нам Иван, утверждал, что ему кто-то из Галузи поручил уведомить об этой группе командира партизан, находящихся около Береча. Иван прогнал нацапа, боясь как бы он не обнаружил местонахождение нашего отряда .

— Да это Hie от Аптона Смигелъского, — вскочил вдруг Борисюк, услышав эту весть. — Я три дня назад был у пего, Оп тогда пообещал мне, что, если что-нибудь случится важное, сразу же пошлет к нам мальчика .

— А мне откуда было знать? — возразил Иван, — Я прогнал его, потому что подозрительным он мне пока­ зался, Его с таким же успехом могли заслать сюда поли­ цаи или немцы. Если свой, то должен знать хотя бы пароль .

— Верно, — поддержал я Ивана. — Нужно будет устапа вливать пароли для связпых, — Если его прислали полицаи, значит, кто-то высле­ дил и сообщил о пас. Стало быть, нужно тикать отсюда подальше, — проговорил Мазурек .

— Надо бы проверить то, что говорил хлопец, — ска­ зал я, заинтересовавшись этим случаем .

Появление неизвестного отряда, действующего в том же районе, что и мы, могло означать одно из двух: или увеличение наших рядов, или же, наоборот, борьбу с новым врагом. Ото могли быть партизаны, прибывшие сюда из других районов, а могли быть и гестаповцы, на­ чавшие свою карательную опералшо против вас. Одним словом, надо было все тщательно проверить. Приходи­ лось согласиться с предложением Мазу река покинуть Еловый островок. Мы быстро собрались и, ве теряя вре­ мени, двинулись в путь .

Отряд разделили на две группы. Первая, в составе десяти человек под командованием Конищука, направи­ лась в сторону Ивановки, Она должна была уничтожить там полицейский участок и установить связь с жителями в районе Мельницы .

Группа, которой командовал я, пошла в сторону Галуэи. Мы захватили с собой три полицейские- формы .

Я выбрал маршрут, проходивший по бездорожью, через леса, урочиша, вдоль речных рукавов, далеко в стороне от человеческого жилья. Место встречи наших групп мы назначили через пять дней в районе озера Хиджа, в трех километрах западнее Градяска, Путь предстоял пам нелегкий — пятьдесят километ­ ров, хотя по прямой было вдвое меньше. Необходимо было соблюдать все меры предосторожности, чтобы слу­ чайно не попасть в засаду .

На рассвете следующего дня мы вышли в район бо­ лот, в двух километрах восточнее Галузи. Переодевшись в полицейскую форму, я и Борисюк, оставив свою группу в лесу, отправились к Смигельскому. Увидев нас из окна своего дома, он перепугался. Долго не хотел открывать двери н только после пастоятельных увещеваний Бори­ сюка впустил пас в дом .

— Ну и папугалп вы меня? Я и в самом деле поду­ мал, что полиция пожаловала, — с облегчением произнес Смигсльский, узпав наконец нас. — Я послал к вам сы­ на, а он вернулся со слезами. Рассказал, что вы не пу­ стили его к себе .

— Мы уже знаем, — пояснил Борисюк. — Ну так в чем дело? Зачем ты его посылал?

— Теперь уже поздно, — вздохнул Смнгельский. — Были тут у меня семь советских парашютистов. С авто­ матами. Гранаты у них есть, ручной пулемет и радио­ станция, Хотели найти какой-нибудь партизанский отряд .

Какого-то Конищука называли.. .

— Это нас искали,— обрадовался Борисюк. — Ну и что дальше?

— Хотели с вами встретиться. Больше ничего ее ска­ зали .

— Как вернулся от вас мой хлопец и рассказал обо всем, о пи тут же и ушли .

— И ты не знаешь, где они теперь могут быть?

Пам нельзя было больше терять ни минуты. Я хотел во что бы то пи стало встретиться с парашютистами .

Они бы нам здорово помогли. Ведь у них радиостанция!

Значит, можно было бы установить связь с каким-пибудь командованием, получить от него и помощь, и конкрет­ ные указания, необходимые для продолжения нашей борьбы с врагом .

Разделившись па мелкие группы по два-три человека, М начали кружить в лесах около Галузи, пытаясь на­ Ы пасть хоть иа какой-нибудь след парашютистов. Свет уже давно сошел, и следы ног можно было обнаружить только где-нибудь на влажных местах или иа песке .

И хотя влажных и песчаных мест здесь было в избытке, все-таки эти поиски вслепую не сулили нам особого успеха .

Я шел с Карпенко, который оказался не только отлич­ ным поваром, по и, как я вскоре убедился, прекрасным следопытом и знатоком местности. Он уже несколько раз находил на песке следы чьих-то ног, но каждый раз, прой­ дя несколько метров, говорил: «Это не они» ила «Здесь шли пять человек на базар в Маневичи» .

Я внимательно всматривался в следы и никак не мог попять, как Федор узнавал, кому они принадлежали .

Так шли мы до тех пор, пока Федор вдруг не оста­ новился.

Наклонившись, он радостно вскрикнул:

— Смотри, смотри! Здесь прошли! Видишь эти следы?

Я быстро подошел и взглянул на песок.

Федор объяс­ нил мне:

— Те были как мы — в лаптях, а эти — в сапогах,„ Здесь никто, кроме городских и немцев, не носит салог .

У немцев сапоги подбиты гвоздями, да и тяжелые она .

А это паши прошли, сразу видно .

Я не так хорошо все это рассмотрел, однако факт оста­ вался фактом: найденные следы разительно отличались от всех предыдущих .

Я собрал группу, и мы двинулись по этим следам в северном направлении. Остановились на отдых только с наступлением темноты, наткнувшись в лесу па потухший костер, оставленный здесь теми, кого мы пенал и. Мы решили здесь започеватъ и, как только рассветет, идти дальше .

Утром все почувствовали зверский голод. Запятые эти два дпя поисками, мы даже не подумали раздобыть гденибудь еду. Уходя с базы, захватили с собой только пемпого хлеба н сала. Все уже давно было съедено. Я при­ казал приготовиться в дорогу, но видел, что некоторые не­ довольны этим .

— Надо бы сначала чего-нибудь перекусить, — ска­ зал Врона, — здесь недалеко, метрах в ста, есть несколь­ ко лесных бортей. Можно набрать.меду .

— Сейчас там ничего не найдешь, — возразил Фе­ дор. — В мае в ульях пусто, — Совсем нет, Я могу сходить и сбросить несколько пней. У моего отца были ульи, так что я кое-что смыслю н этом .

— Да, неплохо бы съесть чего-пибудь, хотя бы и меду, — поддержал его Б улик, глотая слюну .

— Ну давай, иди. Только я тебе не советую. Все-таки рискованно, — сказал я Вропе в, обратившись к остальним, объявил: — Подождем ente полчаса .

Вропа быстро направился к росшим неподалеку ста­ рым дубам. На толстых ветках висели большие пни, при­ вязанные проволокой к стволу дерева. Эго были лесные борти, прикрытые сверху сделанными из соломы макуш­ ками.

Иван Неро да, следовавший за Вроной, крикнул ему, когда тот стал взбираться на дерево:

— Осторожней! Лесные пчелы злые. Однажды они у нас пастуха насмерть искусали .

— Ничего они мне не сделают. Я их хорошо анага .

Я пошел за Неродой с, остановившись метрах в пяти­ десяти от бортей, стал смотреть, как Врона быстро взби­ рался вверх по корявому стволу дуба. Схватившись одной рукой за ветку, он другой рукой начал откручивать про­ волоку .

Вдруг из отверстия пня показался густой рой пчел .

Казалось, какая-то серая мгла окутала лицо Вроны. Я ви­ дел, как он ожесточенно замахал рукой, отгоняя пчел, но с дерева пе слезал. Мы закричали ему, чтобы он не­ медленно возвращался. Напрасно. Пчелы тучей наброси­ лись на смельчака, который, несмотря па это, упорно продолжал свое дело .

Через несколько минут он вместе с бортью упал па Крича от боли, он вскочил на есть зем лю. боги и что духу побежал к ближнему болоту. Пчелы ринулись за ним, безжалостно жаля его. Он прикрыл руками лицо и бежал, кидаясь из стороны в сторону. Добежав наконец до болота, он окунул л e до в черную болотную жижу .

i Пчелы разлетелись. Врона обмыл лицо и застои а л от боли .

Пчелы действительно здорово искусали парня. Лицо его распухло, стало красным. В борти меду яе оказалось .

Я был зол па Врону за эту выходку. По его милости мы потеряли полчаса, а теперь еще должны были выслу­ шивать его стоны .

Не прошло, однако, о часа, как Врона, шедший последним, чуть не плача, взмо­ лился:

— Не оставляйте меня! Подождите! Я ничего не вижу!

Я подошел к нему и внимательно осмотрел его лицо .

Опухоль закрыла ему глаза, и он действительно ничего не видел. Черт возьми! Я приказал Ивану и Булику взять Врону под руки, а сам перешел в голову колонны, где шагали Карпенко и Мазурек, а за ними — Падухи и Борисюк .

— Из-за этой истории мы можем их потерять и ни­ когда не найти, — обратился я к Карпенко .

— Может, все-таки пам повезет, — ответил Федор. — Если они па ночь тоже останавливались, тогда мы долж­ ны их скоро догнать. Боюсь, дождя бы только не было .

Я посмотрел па пебо. Да, надвигались тучи. А дождь мог смыть все следы .

Хотя мы шли довольно быстро, догнать парашютистов никак не удавалось. Наверное, ночью они не останавли­ вались. В самом деле, разведчики как раз по ночам и передвигаются. И мы тоже для безопасности часто совер­ шали переходы по ночам, а днем отдыхали где-нибудь а зарослях. В этот раз мы вынуждены были отступить от правила. Предполагая, что парашютисты шли всю ночь, мы рассчитывали встретиться с ними после полудня, когда они сделают привал. Я боялся только, как бы при встрече не произошло случайной перестрелки, и приказал нм в коем случае не открывал» огня, если вдруг побли­ зости раздадутся выстрелы .

Все время мы шли па северо-запад, в сторону посе­ ления Лиспевка, а около двенадцати дня заметили, что следы сразу повернули на запад.

В это время Иван Поро­ да, который помогал Булику вести ослепшего Врону, подошел ко мне и попросил:

— Разрешите мне идти вперед. Я тут почти каждый куст знаю. Километрах в пяти отсюда наша деревня На­ броска .

Я охотно согласился. Следы вели прямо к родной де­ ревне Неродов, Иван очень радовался, жалел только, что его старшие братья пошли в другой группе вместе с Коншцуком. Мазурек тоже был доволен: удобный случай давал ему возможность увидеться со своей сестрой — матерью Ивана .

Еще не успело стемнеть, когда мы подходили к окра­ ине деревни. Для безопасности, конечно, нам нельзя было показываться из лесу до тех пор, пока не наступит ночь, по мы боялись, что разведчики, если они останови­ лись в Наброске, могут каждую минуту покинуть де­ ревню. Поэтому я охотно принял предложение Ивана: on хотел незаметно пробраться к деревне и выяснить обста­ новку .

Я смотрел, как он быстро продвигался по полю, ук­ рываясь за отдельными деревьями и переползая на взгор­ ках. Потом я перестал следить за ним, лег на спину и закрыл глаза. Усталость и голод валили всех с ног. Мы пс знали, чего хотели больше, — есть или спать. И всегаки больше всего хотелось найти людей с Большой зем­ ли. Я уже представлял себе эту встречу. Поздороваемся, присядем, закурим по папироске и так же, как тогда при встрече с Мазуреком, будем долго молчать, не зная, с чего начать разговор. А потом.. .

Вдруг. что это? Я быстро вскочил па ноги. Со сто­ роны Наброски послышались автоматные очереди. Ребя­ та паши выбрались на опушку леса. Я испугался за Ивана. Вдруг парашютисты приняли его за полицая в открыли по нему стрельбу? Но уже через минуту я понял, что это не так. Стрельба не только не утихала, но все больше усиливалась. Было похоже, что огонь ведут сразу несколько десятков людей. В общем грохоте я разли­ чал отдельные винтовочные выстрелы, автоматные и пу­ леметные очереди, иногда взрывы гранат. Словом, шел настоящий бой. Передо мной лежала деревня: слева я видел вытянувшиеся цепочкой с востока на запад белые избы, крытые соломой, справа — желтела песком высот­ ка. Я заметил, как к этой высотке из лесу бросились полусогнутые фигуры людей в темно-зеленой форме .

У подножия высотки их собралось уже около тридцати .

Ото были немцы. Я понял все. Случилось самое ужасное!

В это время сзади ко мне подполз Иван.

Едва пере­ ведя дух, он крикнул:

— Надо выручать! Немцы их окружили!

Что делать? Нас девять человек, не считая Вроны, С такими силами вступать в бой с врагами, которых бы­, ло раз в десять больше, не имело смысла. Они перестре­ ляли бы нас, как куропаток. Оставалась единствен пая возможность: открыть неожиданно огонь по немцам пря­ мо из леса, чтобы дезориентировать их .

Я прикинул па глаз расстояние, отделявшее нас ох места боя: примерно метров восемьсот, — Огонь по швабам! — крикнул я .

Ребята немедлеппо последовали моему приказу .

Стреляла как одержимые. Немцы обнаружили нас и группами по иескольку человек стали отходить от высот­ ки, направляясь в пашу сторону. Увидев это, мы обрадо вались. Мой замысел в том и заключался, чтобы от­ влечь их па себя. Гитлеровцы перебежками приближа­ лись к лесу. Я насчитал их около сорока.

Мы не боялнсь быть окруженными: паша позиция была выгоднее:

нас скрывали деревья, а немцы находились на откры­ том месте. Теперь мы стреляли увереннее, точнее. Но пемцы были еще слишком далеко, и мы не могли вести прицельный огонь. Нее же несколько зеленых фигур ос­ талось лежать па поле. Я намеревался подпустить гит­ леровцев метров на сто, а потом отходить в глубь леса, увлекая пх за собой. Однако фашисты стали продвигать­ ся медленнее, все чаще прижимаясь к земле. Наконец опи совсем залегли, беспорядочно стреляя в пашу сто­ рону .

А в ото время па высотке разгорелся ожесточенный бой. То и дело слышались разрывы гранат. Плохо дело .

Пи дно, финал этого трагического боя уже был близок .

Передо мной вдруг всплыла картина септябрьского от­ ступления, когда мы, атакованные танками, отбивались гранатами. Гранаты всегда были последней надеждой обороняющихся .

От бессильной ярости я так прикусил губу, что по­ чувствовал во рту солоноватый вкус крови. Я не знал, что предпринять: пойти ли на последний шаг и с кри­ ком «ура» выскочить из лесу или же оставаться па ме­ сте. В короткие секунды затиптья я бросал взгляды на своих ребят, пытаясь прочесть на их лицах, что они ду­ мают на этот счет. По они были совершенно поглощены горячкой боя. И если бы я вдруг приказал им идти впе­ ред, то, наверное, они бросились бы иа врага не разду­ мывая. Я чуветнОЕшл это, по что же в конце концов пред­ принять — не знал. Я был беспомощпым, как ребепок .

В эти ужасные минуты я пожалел, что согласился нрапять на себя командование отрядом. Я чувствовал, что бой на высоте уже догорает и что вина за то, что там случится, ляжет в какой-то степени и на меня .

Стреляли мы теперь реже. Немцы тоже ослабили огонь и начали отходить к высоте. Прошло еще с пол­ часа, и все утихло. Только где-то далеко, в деревне, за­ урчали вдруг моторы автомашин да слышался лай со­ бак, Мы стали уходить в глубь леса. Долго шли молча .

Меня вывели из оцепенения обращепттие К О мне слова:

— Разрешите нам пойти с Буликом. Узнаем, что случилось, и через час-дпа верпемся. Да и поесть чегонибудь надо принести .

Это был голос Ивана, Я положил ему руку на плечо и сказал:

Ночь была ясная, звездная. И думал я в эту ночь только об одном: чем закончился бой на высоте?

В том, что немцы оставили место боя и уехали па ма­ шинах в направлении Камня-Каширского, сомнений не было. А что же с группой парашютистов? Надеяться на то, что они вырвались из окружения, было бессмысленно .

Наблюдая за тем, что делалось па высоте, я пришел к вы­ воду, что у немцев было по меньшей мере две роты солдат или гестаповцев. Поле боя было открытое, и вырваться из вражеского кольца парашютистам было невозможно .

Откуда-то из чащи леса до моего слуха донесся крик совы. Я вздрогнул .

Ваня и Булик долго ие возвращались. Многие из на­ ших задремали, только я о Мазурек с беспокойством ожи­ дали их .

— Боюсь, как бы опи не нарвались па засаду, — про­ изнес после долгого молчания Фрапек. — В деревне много местных фашистов. Поэтому моим племянникам и при­ шлось бежать в лес, Я знаю старосту. Это пемецкий при­ хвостень и заклятый враг Неродов. Оп уже троих в де­ ревне выдал немцам .

— Почему же ты мпе не сказал об этом раньше? — спросил я его с упреком, — Я яе знал ничего. Пошли бы тогда все туда .

— Было бы еще хуже, — возразил он .

Я ничего не ответил ему, Беспрерывно курил, напряжоппо прислушиваясь и всматриваясь в ту сторону, от­ куда должны были появиться Нерода и Булик.

хлопцы не возвращались. Приближался рассвет. Я был в отчаянии: ведь если так пойдет дальше, то очень быстро я погублю весь отряд. Я твердо решил, что, как только встречусь с группой Конищука, сразу же откажусь от командования отрядом. Мне хотелось быть только простым исполнителем приказов, а не командиром, обязанным ориептироваться в самой сложной обстановке .

Вдруг я услышал совсем рядом карканье вороны. Это был наш условный сигнал, Карпенко и Мазурек облегчен­ но вздохнули .

— Возвращаются! — обрадовался Мазурек .

Я поднялся с земли и вместе с Франеком вышел на­ встречу. Эх, подумал я, отчитаю как следует Ивапа. И тут я увидел его: он шел как иьяпый, едва держась па ногах .

Лицо его исказила гримаса боли, по щекам катились сле­ зы. Он бросился ко мне и разрыдался .

— Что случилось? — спросил я его .

— Всех потерял. Отца. мать. всех. Нет у меня больше никого. никого.. .

Мазурек вдруг смертельно побледнел .

— Ваня, что ты говоришь? — крикнул он, не веря своим ушам .

Иван упал на землю и зарыдал еще громче. Ребята молча стояли вокруг, Булик, нервно дрожа, со слезами на глазах поведал нам о случившемся .

Опн поднялись на высотку, где только что шел бой .

Нашли здесь три трупа. При бледном свете месяца рас­ смотрели па пих форму советских солдат. Покинув высот­ ку и направившись в сторону деревин, услышали вскоре, как где-то совсем близко стонет человек. Это был один аз парашютистов. Спасти его не удалось. Собрав остаток сил, умирающий успел рассказать им, что произошло с их группой .

Они подошла к Наброске примерно в девять утра. За­ шли к одному аз хозяев, где их накормили, После трех­ часового отдыха покинули Наброску и направились к лесу .

Но едва они вышли на песчаную высотку, как сразу же заметили, что со всех сторон окружены немцами. Решили занять оборону. Завязалась схватка, в которой у развед­ чиков почти не оставалось шанссв на спасение. Вместе с немцами (их было примерно с сотню) были местные фа­ шисты и полицаи. Разведчики твердо решили драться до последнего патрона .

Немцы все туже стягивали вокруг них кольцо. Двое парашютистов погибли в самом начале боя. Товарищи отомстили за них, убив и ранив с десяток немцев. Однако боеприпасы у них таяли па глазах. Вскоре пал третий — радист группы. Теперь их оставалось только четверо. Фа­ шисты уже были метрах в ста от них, когда услышали выстрелы из лесу. Они пришли в замешательство, не по­ нимая, что это могло означать. Большая часть их была брошена в направлении, откуда раздавались выстрелы. Рус­ ские, не теряя ни секунды, бросились вперед, намереваясь вырваться из кольца. Они стремительно пробежали сквозь первые ряды фашистов, и вдруг один из разведчиков, тот, которого наши партизаны нашли умирающим от ран, по­ чувствовал острую боль в ноге. Он понял, что ранен, я остался на месте, проводив последним взглядом товари­ щей, которым удалось спастись .

Немцы преследовали их, но безуспешно. Вернувшись, они обнаружили раненого. Один из гестаповцев выстрелил ему в грудь. Немцы подобрали своих убитых и раненых, взяли радиостанцию и покинули место боя. Вскоре сюда иришли местные националисты. Увидев раненого совет­ ского солдата, они начали его бить, потом тот, у кого раз­ ведчики останавливались отдохнуть, перебил ему ноги .

Этого фашиста звали Голодюк .

Умирая, разведчик прошептал: «Отомстите за пас» .

Ивап и Булик отправились в деревню, откуда все еще допосились крики и шум. Оба не были уверены, что нем­ цы уехали из Наброски. Приходилось проявлять величай­ шую осторожность, чтобы не попасть в руки гестаповцев .

Ивап и Булик, как лисицы, прокрадывались от хаты к хате. По окраинам деревни патрулировала охрана, вы­ ставленная старостой. В одном из зданий разместилась полиция. Направляясь к своему дому, Иван весь дрожал, охваченный каким-то смутным, тревожным предчув­ ствием .

И вдруг на месте, где когда-то стоял их дом, он уви­ дел груду развалин. Дом сровняли с землей. Иван как помешанный заметался вокруг развалин. Споткнувшись о что-то мягкое, он с ужасом узнал зверски истерзанное тело своей матери. Рядом обнаружил еще три трупа: отца, брата и сестры.. .

Иван пошел к одному из соседей, с которым был в дружбе, и тот рассказал ему обо всем, что произошло. Рас­ праву учинплп местные фашисты во главе со старостой .

Сосед назвал имена убийц. Они стреляли и в двух млад­ ших братьев Ивана — десятилетнего Гришу и тринадцатилетпего Бориса, которые пасли около леса коров. Ребя­ там удалось убежать в лес. Все имущество Неродов было разграблено. Фашисты увели трех коров, двух лошадей, нескольких свиней, забрали зерно и все вещи, а дом раз­ рушили до основания .

Мы были подавлены услышанным. Никто не проро­ нил ни слова. Иван еще долго плакал. А Мазурек, разра­ зившись проклятиями, вскочил на ноги и бросился в лес, — Стой, куда ты? — крикнул я ему вдогонку, но он даже не остановился. Боясь какого-нибудь необдуманно­ го шага с его стороны, я послал посмотреть за ним Падухов. Все трое вернулись только во второй половине дня, ведя за собой двоих испуганных ребятишек. Это была Гриша и Боря — младшие племянники Франека, братья Ивана. Мазурек разыскал их в лесу и привел к нам. Мы должны были позаботиться о мальчиках. Теперь в нашем отряде стало шестеро братьев Неродов, Ребята, увидев Ивана, заплакали. Долго их не могли успокоить. Падухи принесли раздобытую где-то буханку хлеба и сало. Мы немного подкрепились .

У меня из головы не выходили те трое, которым уда­ лось уйти от карателей’в лес. Очень хотелось их найти, по было ясно, что после всего случившегося они ее скоро выйдут из своего укрытия .

И опять я был в полной растерянности: что же пред­ принять дальше? Встреча с группой Конящука была на­ значена па следующий день. Сняться с места, где мы остановились на отдых, можно было только с наступле­ нием темноты. А до вечера оставалось еще целых пять часов мучительного ожидания. Настроение у всех было угнетенное. На Ивана и Мазурека нельзя было спокойно смотреть. Я боялся даже представить себе, что будет, когда мы встретимся с остальными братьями Неродама, которые ушли с Коппщуком .

Мазурек» до этого нервно ходивший взад-вперед» вдруг подошел ко мне и сердито спросил:

— Что же» так и оставим все это?

— Если ты не прикажешь» пойдем сами. Иван прове­ дет нас к старосте» к Голодюку и остальным бандюгам .

— Дядя» дай меаи гвинтивку» я його сам убыю, того гада Голодюка, И старосту також убыю! — попросил за­ плаканный Гришка .

— Подождите! — приказал я решительно. — Нельзя пичего делать так сразу, сгоряча. Давайте сначала обду­ маем план действий .

— Какой еще план? Надо как можно быстрее при­ кончить этих гадов! — возразил Б у л и к,— Иван, Гришка и Борис знают их всех .

— Послушайте, — спокойно и твердо заговорил Федор Карпенко. — Партизаны мы или бандиты? У нас есть командир. Мы сами его выбрали. Пусть он и приказывает .

Без балагана, без крика все сделаем.. .

После его слов все немного успокоились и я смог го­ ворить, — Расправиться с убийцами надо так, чтобы пе было папраспых жертв с нашей стороны, II убить только тех, кто действительно виновен во всем .

— Я знаю их всех, — торопливо заговорил Иван. — Голодюк убил мать и отца.» А староста. отрубил брату голову топором» а потом вместе с Гол од юном затащил се­ стру в сарай. Там изпасиловал ее и задушил .

— А полицаи стреляли в пас с Гришкой, — плача, го­ ворил Борис. — Они гнались за нами по полю, только мы убежали, — Ну ладно, А теперь обдумаем план действий, Бу­ лик говорил о какой-то охране на окраине деревни и о полицейском участке.. .

Небольшая речка Череваха, протекавшая через деревпго, в эти дпи весеннего половодья вышла из берегов. По обе стороны ее стояли хаты. Выделенные старостой охрапЗемля горит ники, вооруженные вилами и топорами, ходили вдоль де­ ревни двумя группами, Иван привел пас к зарослям, где мы укрылись в ожидании, когда подойдет патруль .

Ждать пришлось недолго. Охранники вынырнули из темноты, как ночные призраки. Их было четверо. Они ле­ ниво переговаривались между собой сонными голосами, проклинали свою собачью должность. Мы пабросилпсь па них, окружив сразу со всех сторон .

— Руки в в ер х ! — негромко произнес Маэурек, Охранники побросали вилы н топоры и немедленно вы­ полнили приказ, трясясь от страха .

Мы отвели их метров па триста в сторопу от деревни, Я приказал им лечь па землю лицом пштз, одип возле дру­ гого, и ые двигаться под страхом смерти. Мы приставила к и им Врону, вооруженного винтовкой со штыком. Броня още неважно видел —опухоль пе совсем сошла с лица, — поэтому от его участия в наших дальнейших действиях было бы немного толку. Он остался охранять этих в об­ щем пи в чем не виноватых крестьян, которых мы вовсе не собирались убивать. Для нас важнее было пе допу­ стить, чтобы в деревне поднялась тревога .

Иван перевел пас через речку. Мы шли осторожно, стараясь не наделать шуму и не вспугнуть вторую группу охранников. Через час мы поступили с ними так же, как и с первыми. Смотреть за ними оста aim и То маша Па духа .

Теперь мы могли безбоязненно идти но дере впо .

В доме с т а н е т было темно. Я послал Ивана п Б ули­ ка стучать в окна домов и вызывать людей, «Мы, поли­ ция из Малевичей, — должны были говорить оба, — ловим бандитов. Если хотите пам помочь, идите к дому старо* сты, там все собираются». Чтобы пе возбудить подозре­ ний, они переоделись в полицейскую форму. Па мне тоже была форма. Гепрнк Падух и Маэурек получили задание наблюдать за полицаями, чтобы они пе помешали пам выполпнть задуманный план. Гришка и Борис провели их к дому, где были расквартированы полицаи. Задача Падуха и Мазурока заключалась в том, чтобы при первых же выстрелах бросить в окно две гранаты и немедленно присоединиться к нам .

Пас осталось четверо. Теперь пришла и моя очередь действовать. Я подошел к дому старосты и сильно посту­ чал в окно, — Кто там?

— Полиция! — громко крикнул Карпенко. — Мы ло­ вим банду Макса. Они недалеко тут в лесу. Нам нужно немного людей в помощь. Открывайте!

Загрохотали отодвигаемые засовы. В комнате зажегся свет. Перез окно я увидел одевающегося старосту. Он был невысокого роста, коренастый и лысый .

Я вошел в дом вместе с Карпенко,

Староста осмотрел меня с ног до головы и спросил:

— Где эти бапдиты? Сейчас позовем наших людей .

— Человек двадцать будет, — ответил Карпепко .

— Двадцать два. Хотим устроить облаву. Нам нужно еще человек десять ваших. Мы слыхали, есть у вас такие, что не боятся бандитов. Гонимся за ними от самых Маневичей .

Староста засмеялся, показав три золотых зуба .

— Сейчас все сделаем. Марфа, Ульяна, бегите к Го лодкжу и к остальным пашим хлопцам, — приказал оп дочерям. — Стучитесь в каждую хату. Пусть поскорее со­ бираются сюда.. .

Обе дивчины поднялись с постелей и в одних платьях выбежали во двор, где их уже ожидали двое наших, ко­ торым я приказал задерживать каждого, кто будет выхо­ дить из дома, У старосты горели глаза от возбуждения.

Посадив меня около стола, он достал из-под кровати винтовку и сказал:

— Неплохое дело. Там могут быть и наши Нероды .

Уж я посчитаюсь с ними. Отдадите мпе их?

— Гели ваши, можете делать с ними все, что хо­ тите, — ответил я .

Староста сел рядом со мной, и я начал ему объяснять, как мы намерены пронести облаву. Я сказал, что бандиты остановились па отдых в районе урочища Пеньки, в кило­ метре от Наброска, и что мы хотим незаметно подкрасться и окружить их со всех сторон. Староста готов был хоть сейчас отправиться с нами.

Я спросил его, за что оп Tai:

— Проклятущие коммунисты. Вся семья выслужива­ лась перед большевиками. Заставляли людей в колхоз вступать, сопротивлялись немецким властям. Подговари вали людей в лес уходить.. .

— Пав комендант» не можем больше ждать. Они же убегут!

— Сейчас придут наши» — успокоил его староста .

Действительно, через несколько минут в дом вбежали двое, У одного в руках был короткий обрез, у второго — топор. Через четверть часа в избу ввалились еще несколь­ ко мужиков» едва продравших глаза, У двоих были вин­ товки, у остальных — топоры и вилы .

— Полицейских из участка еще нет, — сказал ста­ роста .

— Они уже ждут за деревней, — успокоил я его и встал против собравшихся. Рядом со мной были Карпен­ ко, Булик и еще два партизана, все вооружены автома­ тами. Иван все еще ожидал во дворе. Наступил самый ответственный момент. Я заговорил:

— Вы уже знаете, зачем мы вас собрали здесь. Нам нужна ваша помощь. Банда Макса недалеко в лесу. Бу­ дем ее ловить. Придется вести трудный бой, могут быть убитые. Кто боится, пусть возвращается домой. Мы ни­ кого не хотим принуждать .

— Все пойдем! Давно пора!— раздались голоса. Никто пе пожелал уйти домой .

— Ну, раз так, значит, все в порядке. Очень хорошо, оставайтесь. А теперь все руки вверх!

Хлопцы направили на них автоматы, Фашисты совершенно очумели, подняли руки. Оружие побросали на пол .

— Что это значит, пан комендант? — пролепетал перепуганный насмерть староста .

— Знай, фашистский ублюдок, что я но комендант .

Ты не знал Макса? Теперь ты его знаешь. Я — Макс!

Староста едва удержался на ногах, прислонился к стене .

— Не двигаться! — приказал я ему, Булик собрал брошенное на пол оружие и сложил его на стол .

Староста через минуту опомнился и дрожащим голо­ сом спросил:

В комнату вбежал Иван. Теперь и староста, и все дру­ гие поверили, что это правда .

— Господи помилуй! Пропали мы. — запричита­ ли опи .

Застрекотали автоматы. С другого конца деревни им ответило эхо разрывов гранат.

Я сел к столу и написал на листке бумаги:

«За выслуживание перед оккупантами» за измену своему народу. Приговор привели в исполнение народные мстители. Командир партизанского отряда Макс. 10 мая 1942 года» .

ОПЕРАЦИЯ D начале июня наш отряд увеличился до тридцати че­ ловек. Мы возвратились на свою базу на Еловом остров­ ке н отсюда по ночам совершали нападения на пункты сбора продовольствия .

Когда мы разбили оборудование на всех молочпых пунктах, немцы завезли в каждую деревню железные и деревянные бочки вроде кадушек, чтобы крестьяне скла­ дывали туда нужные немцам продукты. Но уверенности, что жители сами доставят собранные продукты в Мане­ вичи, Камень-Каширский, Ковель и Повурск, у фашистов не было. Мы осматривали все подводы, на которых пере­ возилось продовольствие. Продукты, скот и зерно мы рек­ визировали и распределяли среда жителей, а часть остав­ ляли себе. Чтобы собрать продовольствие, немцам прихо­ дилось проводить целые операции .

Во всех деревнях чуть ли не в каждом дворе у нас были свои люди, которые заблаговременно извещали пас об очередном сборе продуктов для оккупантов. И мы на­ чинали действовать, причем небольшими группами, по три — пять человек, и одновременно в нескольких местах, чтобы создать у противника впечатление о нашей много­ численности, а также дезориентировать его относительно нашего местонахождения .

Нас уже давно подмывало устроить какую-нибудь крупную диверсию: уничтожить важный объект или ли­ нию коммуникаций. Но у нас но было взрывчатки .

«Федеральное агентство научных организаций Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Краснодарский научно-исследовательский институт хранения и переработки сельскохозяйств. »

«ПРИОРИТЕТНЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ «ОБРАЗОВАНИЕ» РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ В.Г. ЛАРЕШИН, Н.Н. БУШУЕВ, В.Т . СКОРИКОВ, А.В. ШУРАВИЛИН СОХРАНЕНИЕ И ПОВЫШЕНИЕ ПЛОДОРОДИЯ ЗЕМЕЛЬ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ Учебное пособие Москва Инновационная образовательная программа Российско. »

«ООО «Центр корпоративных решений» 119049, Москва, 1-й Люсиновский пер., д. 3Б тел./факс (495) 646-04-62, info@cs-center.ru, www.cs-center.ru ОТЧЕТ № 160123 об оценке справедливой стоимости железнодорожного тупика, протяженностью 499 п.м., адрес объекта: Россия, Тверская область, Спировский р. »

«Проблемы деградации земель как результат их нерационального сельскохозяйственного использования и пути улучшения ситуации Проблема опустынивания является проблемой мирового значения. 70% засушливых земель в мире или около 3,6 млрд. га подвержены процессу деградации. В Центральной Азии общая пло­ щадь, подвер. »

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по дисциплине Ветеринарная х. »

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФАКУЛЬТЕТ ПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИХ. »

«РУКОВОДСТВО ПО ИЗГОТОВЛЕНИЮ, ПЕРЕРАБОТКЕ, МАРКИРОВКЕ И РЕАЛИЗАЦИИ ОРГАНИЧЕСКИХ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ ВСТУПЛЕНИЕ Комиссия Кодекса Алиментариус (Codex Alimentarius Commission) – межправи. »

«ГЕНЫ «ЗЕЛЕНОЙ РЕВОЛЮЦИИ» И ГОРМОНЫ РОСТА РАСТЕНИЙ ГИББЕРЕЛЛИНЫ Владимир Подольный С начала сороковых годов прошлого века и до конца 70-х была проведена исследовательская програ. »

«Наземное оборудование для космической инфраструктуры: Стартовая система Стартовая система предназначена для установки на нее ракеты-носителя, удержания ее при стоянке, подготовке к пуску. »

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ, НАУКИ И КАДРОВ Учреждение образования «БЕЛОРУССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ» АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕНСИВНОГО РА. »

«VI международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 20 11 г. ВЛИЯНИЕ ОБРАБОТКИ ПОЧВЫ НА НАКОПЛЕНИЕ ЭЛЕМЕНТОВ МИНЕРАЛЬНОГО ПИТАНИЯ В ПОЧВЕ ПОД ПОСЕВОМ ПОДСОЛНЕЧНИКА ГИБРИДА ТРИУМФ Лавриненко Е.В. 350044, Краснодар, ул. Калинина, 13 Кубанский государственный аграрный университет nlavrinenko@ramb. »

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Рязанский государственный агротехнологический университет имени П.А. Костычева» Технологический факультет Кафедра агрономии и агротехнологий МЕТ. »

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕ. »

«ОРГАНИЗАЦИЯ PIC ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Программа Организации Distr. Объединенных Наций по GENERAL окружающей среде UNEP/FAO/PIC/INC.8/16 11 June 2001 Продовольственная и RUSSIAN сельскохозяйственная Original: ENGLISH организац. »

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова» Программа государственной итоговой аттестации выпускников Специальность 110305.65 Технология пр. »

«СМЕЛКОВА ИРИНА АЛЕКСАНДРОВНА СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ ГЕРБИЦИДОВ В РЕСУРСОСБЕРЕГАЮЩИХ ТЕХНОЛОГИЯХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЭЛЕМЕНТОВ ТОЧНОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ Специальность 06.01.01 общее земледелие, растениеводство Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный. »

«ДНИ БИБЛИОТЕКИ В ВУЗЕ 2015 Научная библиотека активно содействует достижению высокого качества обучения и подготовки высококвалифицированных специалистов агропромышленного комплекса, обеспечивает информационную поддержку образовательного проце. »

«МАРКЕТИНГОВОЕ АГЕНТСТВО Обзор рынка комбикорма и кормов для животных в РФ в 2010 году ДЕМО-ВЕРСИЯ Череповец 2011 Оглавление Введение Глава 1. Виды комбикорма и различные добавки 1.1. Классификатор продукции комбикормовой промышленности 1.1.1. Комбико. »

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра информационных систем УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой «_»_20 г. ЛЕКЦИЯ №3 по дисциплине «Технологии обработк. »

«Патюта Марина Борисовна ПОЧВЕННАЯ МЕЗОФАУНА ЛЕСОСТЕПНЫХ И СТЕПНЫХ АГРОЛАНДШАФТОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ Специальность 25.00.23 – физическая география и биогеография, география почв и геохимия ландшафтов Диссертация на соискание ученой степени ка. »

«КАТАЛОГ УЧАСТНИКОВ ВЫСТАВКИ АГРОУРАЛ-2016 30 МАРТА 1 АПРЕЛЯ 2016 ГОДА ПЕРМЬ ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА: МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ ПЕРМСКОГО КРАЯ ПАРТНЕР ПЕРМСКОГО АГРОКЛУБА И. »

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ _ В.А. Ефимов, И.В. Солонько, М.В. Величко ОСНОВЫ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКОЙ БЕ. »

«Научный журнал КубГАУ, №90(06), 2013 года 1 УДК 631.361.2:633.174 UDС 631.361.2:633.174 ОПТИМИЗАЦИЯ КОНСТРУКТИВНОTHRESHING AND SEPARATING DEVICE OF ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ INERTIA-DRESSING TYPE МОЛ. »

2018 www.new.z-pdf.ru — «Библиотека бесплатных материалов — онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.

Источник