Меню

Эвенкийские сказки как земля появилась

Эвенкийские сказки как земля появилась

В давние-давние времена на Земле было много птиц и зверей, зеленых деревьев и трав, а в озерах и реках рыба всякая плавала. Лето было тогда круглый год, и никто не знал, что такое холод.
В те времена на небе две Луны жили: одна днем рядом с Солнцем светила, а вторая Луна на небо ночью поднималась.
Но в какой-то один день начался всемирный потоп. Затопило всю Землю и погибло много птиц и зверей. Спаслись только рыбы и те птицы и звери, что плавать умели. Под самое небо вода поднялась. Так высоко, что шея Лебедя, три раза согнувшись, в небо уперлась.
И одну Луну водой, оказывается, смыло, ту, что днем рядом с Солнцем светила.
После этого Хэвэки 1 собрал всех живых на большой суглан 2 , чтоб посоветоваться, как достать Землю.
Первой на суглане Гагара начала говорить:
— Я нырять умею. Попробую нырнуть. Может, дна достану.
Хэвэки сказал:
— Пусть Гагара ныряет. Она в клюве может принести земли. А рыбы и звери как принесут земли?
Гагара приплыла к одному месту и нырнула.
Долго не было Гагары. Прошло три дня, а может, и год. Как узнать, если Солнцу и Луне некуда спускаться и они все время были на небе?
Вот еще какое-то время прошло, и Гагара вынырнула. В клюве принесла кусочек земли.
Хэвэки взял этот кусочек земли, сделал его круглым, потом он положил земляной шарик в воду и сказал:
— Здесь пусть сотворяется новая Земля. Кусочек земли с каждым часом увеличивался, рос и поднимался из воды. Вот он уже начал подпирать небо, а потом и отодвигать его выше и выше, удерживая на самых высоких вершинах. А через сколько-то дней Земля выросла и стала такой большой, как сейчас. Вода только в морях и озерах осталась, а по рекам до сих пор стекает. По берегам и на сопках выросли травы, кусты и деревья. Снова появилось много зверей, птиц и всякой другой живности. Потом Хэвэки создал Человека, и жизнь на Земле такой, какая она есть. Так второй раз была сотворена наша Земля.

Читайте также:  Меркурий в нижнем соединении рисунок земля

1 Хэвэки — добрый дух, творец жизни, всего доброго и прекрасного
2 Суглан — собрание

КАК ХЭВЭКИ ДАЛ ЛЮДЯМ ПИЩУ

Так было давным-давно, как только Земля образовалась. Тогда на ней еще не было никаких растений, не было еще людей, зверей и птиц, рыб и насекомых, не было озер и рек, даже травы и деревьев не было. Земля была вся голая.
И на небе ни одно облачко не плавало.
Первыми, говорят, Хэвэки создал людей. А что делать дальше — не знал. Тогда он решил подняться в небо и посмотреть сверху на свою работу, увидеть, какими он создал людей, как они будут себя вести.
Когда он поднялся в небо, то оттуда увидел на Земле много людей. Все они бегали, кричали, что-то искали.
Хэвэки догадался, что люди ищут и просят еду, что они скоро умрут от голода. А что делать, чтобы их спасти, он еще не знал. Думал-думал и ничего не мог придумать.
Он долго летал по небу и от бессилия, что людям ничем не может помочь, заплакал.
Слезы Хэвэки полились на Землю. От них появились озера и реки, начали вырастать травы и деревья. Земля зазеленела и ожила. Тогда Хэвэки создал зверей, рыб, птиц.
Люди начали ловить рыбу, охотиться на зверей и птиц, обрабатывать землю и сеять хлеб. Научились говорить и петь песни.
Хэвэки и сам обрадовался, что все так хорошо получилось.
Теперь эвенки говорят, что дождь — это слезы Хэвэки. Он плачет от счастья, а дождь людям и всему на Земле дает жизнь и пищу.
«Злой дух Харги 3 хотел сделать так, чтобы на Земле все вымерло. Но добрый дух Хэвэки сильнее злого. Земля сейчас цветет еще краше. Вечно будут жить люди на Земле»,— так у нас говорят старики.

Читайте также:  Гипотезы происхождения жизни земле таблица
КАК СОБАКА СТАЛА ДОМАШНЕЙ

Это было в давние-давние времена, когда начиналась жизнь на Земле.
Говорят, Хэвэки сначала сотворил Человека, потом Собаку, чтоб она не подпускала близко Харги, который может в любое время подойти и напакостить. Тогда Собака умела говорить по-человечески.
Однажды Хэвэки собрался куда-то по своим небесным делам, Собаке наказал:
— Если придет Харги и будет спрашивать, где я спрятал Человека, ни за что не говори.
Как только Хэвэки улетел, к Собаке пришел Харги и спрашивает:
— Скажи мне, где Хэвэки спрятал Человека? Ничего плохого ему не сделаю. Только посмотрю. Даже не притронусь к нему.
Собака поверила Харги и показала место, где был спрятан Человек.
Харги издали плюнул на Человека и ушел.
Когда Хэвэки возвратился с неба, то сразу увидел, что приходил Харги и Собака ему показала Человека. Хэвэки рассердился на Собаку и говорит:
— Как только Харги плюнул на Человека, с того времени Человек стал смертным. Теперь ты будешь ему служить. Язык у тебя будет длинный, как печень большой щуки. Что Человек даст, то и будешь есть, а воду пить только языком. Лишаю тебя и человеческой речи. Будешь только лаять, скулить и рычать.
С тех пор Собака надежный друг и помощник Человека, она оберегает его и помогает в работе.

КАК ОЛЕНЬ ЭВЕНКУ ДОСТАЛСЯ

Говорят, давным-давно, когда добрый дух Хэвэки заселял Землю, то в этих краях он поселил двух человек: белого — русского, и желтого — эвенка.
И сотворил для них только одного оленя.
Когда Хэвэки начинал лепить оленя, он не знал, кому его отдаст.
Подумал-подумал, но ничего не мог решить.
Потом еще подумал и рассудил так:
— Создам только одного оленя. Даю вам его коленную чашечку. Кто отберет ее, тому и достанется олень,
Русский и эвенк согласились.
— Правильно. Будем коленную чашечку отбирать друг у друга.
Русский и эвенк пальцами взялись за маленькую чашечку, стали тянуть ее каждый к себе, отбирать друг У друга.
У русского человека была огромная сила. Он не рассчитал свою силу и так придавил пальцами, что растянул чашечку и оторвал от нее косточку. Большая часть чашечки осталась в пальцах эвенка. Хэвэки сказал:
— Олень пусть останется эвенку. Он меньше имеет
силы, но крепко держал чашечку и не отрывал косточку. Русскому человеку я создам других животных — больших и высоких, только ему будет под силу с ними справиться.
Хэвэки слепил и вторую чашечку такой же растянутой и с оторванной косточкой, налепил чашечки на колени задних ног оленя и вдохнул в него живой дух.
После этого отдал оленя эвенку.
Оба человека были очень довольны, что Хэвэки рассудил правильно и никого не обидел.
С тех пор эвенки имеют оленей.
У русских оленей не бывает — у них домашние животные другие.

Читайте также:  Вышка для юнги высматривающего землю 5 букв сканворд

«Человек сильнее всех» Сборник эвенкийских народных сказок, преданий, загадок, примет, наставлений. Записал на эвенкийском языке Николай Оёгир, пересказал на русском языке Виктор Ермаков. Красноярское книжное издательство, 1986.

Источник

Эвенкийские сказки как земля появилась

Кочевали в тайге эвенки. Учан, Атан, Умун. Хорошо промышляли зверя. Но всегда были голодны. В рваных чумах жили. Отбирал у них все злой хозяин.

Плохо было эвенкам. Умирали дети. Падали олени и собаки. Горько плакали эвенки. На жизнь худую жаловались.

Однажды сошлись Учан, Атан и Умун. Стали спорить, кто на земле самый счастливый. Учан говорит:

— Хозяин тайги — дедушка медведь!

— Хозяин реки — зубастая щука!

Решили счастливых спросить, как счастье добыли. Пошли к солнцу. Спрашивают:

— Счастливый! Всегда ты веселый, горящий?

В это время туча закрыла солнце. Потускнело солнце. Опечалилось. Ушли эвенки.

Пришли к хозяину тайги, к дедушке медведю.

— Дедушка, ты счастливый. Все тебя боятся. Всегда ты сыт?

Медведь не отвечает. Катается по траве. Лапами землю роет. Видят эвенки: около медведя колода валяется, из нее туча пчел вылетает. Облепили пчелы медведя, жалят.

Убежали эвенки. Пришли к реке. Сеть большую забросили. Щуку зубастую поймали. Спрашивают:

— Ты всегда жирная, сытая. Все рыбы тебя боятся. Ты — счастливая.

Смотрят эвенки: щука корчится, бьется, умирает она. Спрашивают эвенки у рыб, что с зубастой щукой случилось. Налим насмешливо отвечает:

— Жадная щука пасть разинула. Не заметила — и колючую рыбу проглотила. Рыба та распорола ей брюхо острыми перьями.

Собрались в большом чуме. Стали думать, как отыскать счастливого. Решили пойти к Ленину.

Долго собирались. Еще дольше шли. Пришли к Ленину. Шапки сняли. Поклонились. Говорят:

— Ум твой потревожим. Немножко тебя спросим: помоги найти счастливого на земле…

— Долго ли искали счастливого?

— Всю жизнь искали прадеды, деды, отцы. Нам и детям нашим наказали искать!

— Плохо, эвенки, искали. Загляните в свои чумы! Эвенки посмотрели друг на друга. Улыбнулись. Каждый думает: «Не я ли самый счастливый?»

Поклонились эвенки Ленину. Обратно в тайгу пошли. Приходят в стойбище. Узнать его не могут. Всюду новые чумы стоят. Олени жирные пасутся. Жены и дети веселые песни поют. Собаки от голода не воют. Лежат сытые, на солнце. Заходит Учан в свой чум. Его встречает мать:

— Учан, радость в твоем чуме: жена сына родила… Учан выбежал из чума. Кричит на все стойбище:

— Я — счастливый! Сын у меня в новом чуме родился! Вошел Атан в свой чум. Его встречает отец:

— Атан, счастье в твоем чуме: все оленихи с оленятами стали! Стадо твое удвоилось!

Выбежал из чума Атан. Радуется, всем кричит:

— Я — счастливый! Стадо мое удвоилось! Вошел Умун в свой чум. Его встретил сын:

— Отец, радость в твоем чуме: жену я привел, красавицу Алачар. Внук скоро у тебя будет.

Выбежал из чума Умун. Радуется, кричит, чтоб все его слышали:

— Я — счастливый! Внук у меня скоро будет! Собрались Учан, Атан и Умун в большом чуме. Гостей позвали. Веселятся. Жирное мясо едят. Песни веселые поют. Повеселились. Притихли. Задумались. Умун говорит:

— Счастливые мы, но ненадолго… Время добычу нести злому хозяину. Опять горе: дети наши умрут, олени и собаки падут!

— Добыче своей вы хозяева. Злого хозяина нет теперь. Эвенки пошли на него войной. Из тайги выгнали.

— Кто же в тайге теперь хозяин?

Опять громко засмеялись гости. Позвали сына пастуха Патамы. Сказали:

— Счастливую грамоту прочитай Учану, Атану и Умуну. Они в долгой дороге были. Грамоты счастливой еще не знают…

Сын пастуха Патамы прочитал счастливую грамоту. Умун спрашивает:

— Какая под счастливой грамотой тамга[1]? Сын пастуха Патамы отвечает:

Умун, Атан и Учан от радости пляшут, песни веселые поют. Ленина в тех песнях славят…

Литературная обработка Г. Кунгурова.

В тайге живут эвенки, много трудятся, промышляя зверя. В мороз, в пургу ходят по тайге, на деревья глядят — белку ищут, на снег глядят — следы росомахи, рыси, колонка рассматривают.

Однажды собрались эвенки, юрту большую сделали, ельник наломали, ружья, луки к лабазу поставили — сели отдыхать. Жарили глухарей, о жизни разговаривали.

Вдруг смотрят — поднимается мох ягель, а из-под него олень выходит. У оленя грива золотая, а рога серебряные. Сидит на этом олене богатырь Куладай Мэргэн. Эвенки и говорят:

— Деды наши жили, отцы жили, а такого не видели!

Куладай Мэргэн ловко на олене сидит, лук в руках держит, за поясом у него стрелы. Унты бисером расшиты, одежда из тонкой замши блестит, золотом переливается.

— Зверя и пушнины добываете в тайге много, а жилы ваши сохнут. Худо живете.

— Оленей плодите, стараетесь, а стада ваши маленькие…

— Зимой холодно вам, летом гнус заедает, дети ваши болеют, умирают, темно кругом.

— Совсем темно, — плачут эвенки.

— Есть на свете большое солнце! Кто поверит, тот счастливо по тайге кочевать будет, жизнь новая наступит.

Обрадовались эвенки, но скоро совсем почернело небо, опустился мох ягель: нет оленя с золотой гривой, нет богатыря Куладай Мэргэна.

Поехали эвенки по стойбищам, сородичам своим рассказали, что видели.

Все друг друга спрашивают, никто не верит. Злые шуленги-старосты смеются:

— Сон это был, спали вы, во сне видели. Никакого солнца нет!

Так жили эвенки семьдесят, еще семьдесят да еще семьдесят лет. Плохо жили: весной, летом, осенью — темно, зимой — холодно.

Родился в роду Чальчагир богатырь Чакулай — сильный, верткий, храбрый. Быстрее оленя бегал, в кол на бегу стрелял.

Пришел Чакулай к лабазу, громко крикнул:

— Есть солнце! Искать его надо! Тяжело эвенкам дышать, совсем темно — сердце сохнет, умирают эвенки…

Раздвинулся мох, вышел олень — грива золотая, рога серебряные. Сидит на нем богатырь Куладай Мэргэн. Смело подошел к нему Чакулай.

— Знаю я, Чакулай, силу ты большую имеешь, эвенки любят тебя, о храбрости твоей говорят. Ты веришь — есть большое солнце! Сплети коробочку из волос. Ко мне смело приходи. Солнце добывать будем!

Опять исчез Куладай Мэргэн.

Идет Чакулай, смотрит — пожар в тайге, лисята горят. Схватил он лисят, спас.

— И мы тебе поможем, — сказали они.

Идет Чакулай, торопится, видит — волчата горят. Спас он волчат.

— И мы тебе поможем, — сказали они.

Подходит к большому озеру — карась лежит, задыхается. Столкнул он карася в воду, спас.

— Я тебе помогу! — крикнул карась.

Стал Чакулай волосы собирать, коробочку плести. Долго плел — семьдесят лет! Идет он к лабазу, на пути гора, до самого неба.

— Как перейти гору? — остановился Чакулай.

Прибежали лисята, о землю ударились — оленями стали.

Сел на переднего оленя Чакулай, через гору переехал.

Идет дальше. Стоит тайга страшная. Болота, колодник, камни — не пройти.

Прибежали волчата, о землю ударились — орлами стали, понесли на крыльях Чакулая. Через лес перенесли, опустили на широкую поляну.

Идет по долине, озеро большое разлилось — берега другого не видно.

— Как пойду? — задумался Чакулай.

Выплыл карась, перевез Чакулая через озеро.

На пригорке лабаз стоит. Смотрит Чакулай — мох поднимается, выходит олень с золотой гривой, с серебряными рогами, а на нем — богатырь Куладай Мэргэн. Посадил он Чакулая на своего оленя и повез по дремучей тайге к солнцу. Три года ехали — достигли солнца. Отломился кусочек солнца, в коробочку Чакулая упал.

Источник

Эвенкийские сказки как земля появилась

Кочевали в тайге эвенки. Учан, Атан, Умун. Хорошо промышляли зверя. Но всегда были голодны. В рваных чумах жили. Отбирал у них все злой хозяин.

Плохо было эвенкам. Умирали дети. Падали олени и собаки. Горько плакали эвенки. На жизнь худую жаловались.

Однажды сошлись Учан, Атан и Умун. Стали спорить, кто на земле самый счастливый. Учан говорит:

— Хозяин тайги — дедушка медведь!

— Хозяин реки — зубастая щука!

Решили счастливых спросить, как счастье добыли. Пошли к солнцу. Спрашивают:

— Счастливый! Всегда ты веселый, горящий?

В это время туча закрыла солнце. Потускнело солнце. Опечалилось. Ушли эвенки.

Пришли к хозяину тайги, к дедушке медведю.

— Дедушка, ты счастливый. Все тебя боятся. Всегда ты сыт?

Медведь не отвечает. Катается по траве. Лапами землю роет. Видят эвенки: около медведя колода валяется, из нее туча пчел вылетает. Облепили пчелы медведя, жалят.

Убежали эвенки. Пришли к реке. Сеть большую забросили. Щуку зубастую поймали. Спрашивают:

— Ты всегда жирная, сытая. Все рыбы тебя боятся. Ты — счастливая.

Смотрят эвенки: щука корчится, бьется, умирает она. Спрашивают эвенки у рыб, что с зубастой щукой случилось. Налим насмешливо отвечает:

— Жадная щука пасть разинула. Не заметила — и колючую рыбу проглотила. Рыба та распорола ей брюхо острыми перьями.

Собрались в большом чуме. Стали думать, как отыскать счастливого. Решили пойти к Ленину.

Долго собирались. Еще дольше шли. Пришли к Ленину. Шапки сняли. Поклонились. Говорят:

— Ум твой потревожим. Немножко тебя спросим: помоги найти счастливого на земле…

— Долго ли искали счастливого?

— Всю жизнь искали прадеды, деды, отцы. Нам и детям нашим наказали искать!

— Плохо, эвенки, искали. Загляните в свои чумы! Эвенки посмотрели друг на друга. Улыбнулись. Каждый думает: «Не я ли самый счастливый?»

Поклонились эвенки Ленину. Обратно в тайгу пошли. Приходят в стойбище. Узнать его не могут. Всюду новые чумы стоят. Олени жирные пасутся. Жены и дети веселые песни поют. Собаки от голода не воют. Лежат сытые, на солнце. Заходит Учан в свой чум. Его встречает мать:

— Учан, радость в твоем чуме: жена сына родила… Учан выбежал из чума. Кричит на все стойбище:

— Я — счастливый! Сын у меня в новом чуме родился! Вошел Атан в свой чум. Его встречает отец:

— Атан, счастье в твоем чуме: все оленихи с оленятами стали! Стадо твое удвоилось!

Выбежал из чума Атан. Радуется, всем кричит:

— Я — счастливый! Стадо мое удвоилось! Вошел Умун в свой чум. Его встретил сын:

— Отец, радость в твоем чуме: жену я привел, красавицу Алачар. Внук скоро у тебя будет.

Выбежал из чума Умун. Радуется, кричит, чтоб все его слышали:

— Я — счастливый! Внук у меня скоро будет! Собрались Учан, Атан и Умун в большом чуме. Гостей позвали. Веселятся. Жирное мясо едят. Песни веселые поют. Повеселились. Притихли. Задумались. Умун говорит:

— Счастливые мы, но ненадолго… Время добычу нести злому хозяину. Опять горе: дети наши умрут, олени и собаки падут!

— Добыче своей вы хозяева. Злого хозяина нет теперь. Эвенки пошли на него войной. Из тайги выгнали.

— Кто же в тайге теперь хозяин?

Опять громко засмеялись гости. Позвали сына пастуха Патамы. Сказали:

— Счастливую грамоту прочитай Учану, Атану и Умуну. Они в долгой дороге были. Грамоты счастливой еще не знают…

Сын пастуха Патамы прочитал счастливую грамоту. Умун спрашивает:

— Какая под счастливой грамотой тамга[1]? Сын пастуха Патамы отвечает:

Умун, Атан и Учан от радости пляшут, песни веселые поют. Ленина в тех песнях славят…

В тайге живут эвенки, много трудятся, промышляя зверя. В мороз, в пургу ходят по тайге, на деревья глядят — белку ищут, на снег глядят — следы росомахи, рыси, колонка рассматривают.

Однажды собрались эвенки, юрту большую сделали, ельник наломали, ружья, луки к лабазу поставили — сели отдыхать. Жарили глухарей, о жизни разговаривали.

Вдруг смотрят — поднимается мох ягель, а из-под него олень выходит. У оленя грива золотая, а рога серебряные. Сидит на этом олене богатырь Куладай Мэргэн. Эвенки и говорят:

— Деды наши жили, отцы жили, а такого не видели!

Куладай Мэргэн ловко на олене сидит, лук в руках держит, за поясом у него стрелы. Унты бисером расшиты, одежда из тонкой замши блестит, золотом переливается.

— Зверя и пушнины добываете в тайге много, а жилы ваши сохнут. Худо живете.

— Оленей плодите, стараетесь, а стада ваши маленькие…

— Зимой холодно вам, летом гнус заедает, дети ваши болеют, умирают, темно кругом.

— Совсем темно, — плачут эвенки.

— Есть на свете большое солнце! Кто поверит, тот счастливо по тайге кочевать будет, жизнь новая наступит.

Обрадовались эвенки, но скоро совсем почернело небо, опустился мох ягель: нет оленя с золотой гривой, нет богатыря Куладай Мэргэна.

Поехали эвенки по стойбищам, сородичам своим рассказали, что видели.

Все друг друга спрашивают, никто не верит. Злые шуленги-старосты смеются:

— Сон это был, спали вы, во сне видели. Никакого солнца нет!

Так жили эвенки семьдесят, еще семьдесят да еще семьдесят лет. Плохо жили: весной, летом, осенью — темно, зимой — холодно.

Родился в роду Чальчагир богатырь Чакулай — сильный, верткий, храбрый. Быстрее оленя бегал, в кол на бегу стрелял.

Пришел Чакулай к лабазу, громко крикнул:

— Есть солнце! Искать его надо! Тяжело эвенкам дышать, совсем темно — сердце сохнет, умирают эвенки…

Раздвинулся мох, вышел олень — грива золотая, рога серебряные. Сидит на нем богатырь Куладай Мэргэн. Смело подошел к нему Чакулай.

— Знаю я, Чакулай, силу ты большую имеешь, эвенки любят тебя, о храбрости твоей говорят. Ты веришь — есть большое солнце! Сплети коробочку из волос. Ко мне смело приходи. Солнце добывать будем!

Опять исчез Куладай Мэргэн.

Идет Чакулай, смотрит — пожар в тайге, лисята горят. Схватил он лисят, спас.

— И мы тебе поможем, — сказали они.

Идет Чакулай, торопится, видит — волчата горят. Спас он волчат.

— И мы тебе поможем, — сказали они.

Подходит к большому озеру — карась лежит, задыхается. Столкнул он карася в воду, спас.

— Я тебе помогу! — крикнул карась.

Стал Чакулай волосы собирать, коробочку плести. Долго плел — семьдесят лет! Идет он к лабазу, на пути гора, до самого неба.

— Как перейти гору? — остановился Чакулай.

Прибежали лисята, о землю ударились — оленями стали.

Сел на переднего оленя Чакулай, через гору переехал.

Идет дальше. Стоит тайга страшная. Болота, колодник, камни — не пройти.

Прибежали волчата, о землю ударились — орлами стали, понесли на крыльях Чакулая. Через лес перенесли, опустили на широкую поляну.

Идет по долине, озеро большое разлилось — берега другого не видно.

— Как пойду? — задумался Чакулай.

Выплыл карась, перевез Чакулая через озеро.

На пригорке лабаз стоит. Смотрит Чакулай — мох поднимается, выходит олень с золотой гривой, с серебряными рогами, а на нем — богатырь Куладай Мэргэн. Посадил он Чакулая на своего оленя и повез по дремучей тайге к солнцу. Три года ехали — достигли солнца. Отломился кусочек солнца, в коробочку Чакулая упал.

Источник