Меню

Земля режиссер александр довженко 1930 год ссср

Мертвые, живые и нерожденные — обзор фильма «Земля» (1930)

Фильм «Земля» наравне с «Броненосцем Потемкина» считается одной из вершин, которые сформировали мощь и авторитет советского немого кинематографа. Выходца из украинской глубинки Александра Довженко всегда в определенной степени противопоставляли сыну крупных городов Сергею Эйзенштейну, ведь они такие же непохожие, как и их главные творения. Бешеный ритм технически безупречного «Потемкина», который воспел оду разрушению и свержению старого строя, противопоставлялся поэтической и умиротворенной «Земле». Один из первых фильмов новой Киевской студии был снят на западе эры немого кино и стал восклицательным знаком в конце главы о большом советском кинематографе, который после технических новшеств уже никогда не будет столь влиятельным в мировом масштабе.

В центре истории обычное украинское село тех лет в разгар коллективизации. Фабула для своего времени типична и даже немного банальна, все же советский агитпром тогда массово штамповал картины по подобной схеме. Но «Земля» Довженко как раз тот случай, когда было важно не что снято, а как. Довженко, возможно, вполне сознательно решил использовать идеологически лояльную схему для того, чтобы наполнить ее собственным, авторским видением. Конфликт кулаков и коммунистов он преподносит не как классовую борьбу, а в философском контексте, как естественный процесс отмирания старого и зарождение нового, когда первое еще недостаточно слабое, а второе недостаточно сильное. При этом новый общественный строй, по версии Довженко, должен быть основан вовсе не на соблюдении постулатов Маркса-Ленина, а на построении гармоничных отношений с природой и окружающим миром. Его метод подъема вечных ценностей с элементами пантеизма позволял нивелировать обязательную идеологическую составляющую каждого советского фильма, и был одной из истинных причин его холодного конфликта со Сталиным.

Читайте также:  Представьте себя фермером который приобрел землю для сельскохозяйственного использования вблизи

Вообще кинематограф Довженко принято рассматривать как продолжение традиций классической украинской литературы. Маленькая деревня была местом действия подавляющего большинства украинской литературной классики и местом, где собственно формировались национальные культура и традиции, и позволило сквозь века сохранить самобытность. Недаром натуру для «Земли» режиссер нашел в регионе с очень сильной энергетикой природы — на Полтавщине, воспетой еще Николаем Гоголем. И, несмотря на запущенный процесс индустриализации в СССР, Довженко и в новых условиях продолжает эту генеральную линию.

Революционным для своего времени была большая длина монтажного плана, которая, по мнению Довженко, способствовала тому, что зритель самостоятельно находил бы в длинных планах собственное содержание, а не получал навязанную коротким планом точку зрения режиссера. Довженко отрицает метод Эйзенштейна, отказываясь от агрессивного монтажа, дидактики и четкого сюжета. Его фильм — не завершенная история, а лишь частный эпизод жизни, состоящей из чередующихся партий рождения и смерти. На месте смерти старика играют его внуки, мать убитого кулаками Василия рожает сына, а похороны становится точкой отсчета нового времени. «Земля» — это полотно, в котором очень легко домыслить как прошлое, так и будущее, достаточно понимать законы бытия.

Источник

Открыл для себя советский фильм 1930-го года, который потряс меня своей глубиной и откровенностью.

Знаете, наверное не зря говорят, что с возрастом человек становится мудрее и видит всё окружающее его, по-другому. Взять, к примеру, меня.))) Если бы я лет 25 назад увидел фильм, о котором пойдёт сегодня речь, думается мне, он не произвёл бы на меня абсолютно никакого впечатления. Да я бы и вовсе не стал его смотреть.

И вот на днях эта кинокартина попалась мне на глаза:

Читайте также:  Сколько нужно земли для содержания 10 коров

Режиссёр: Александр Довженко.

Сценарист: Александр Довженко.

Композиторы: Вячеслав Овчинников, Лев Ревуцкий, Александр Попов.

Художник: Василий Кричевский.

Актёры: Семён Свашенко, Степан Шкурат, Юлия Солнцева, Елена Максимова, Николай Надемский, Иван Франко,Пётр Масоха, Владимир Михайлов и другие.

Премьера: 8 апреля 1930-го года.

Фильм о борьбе украинского крестьянства против кулачества в период организации первых колхозов. Воспевает красоту и щедрость земли. В Брюсселе-58 в результате международного опроса критиков фильм был назван в числе 12 лучших фильмов всех времён и народов.

Фильм был восстановлен в 1971 году на киностудии «Мосфильм».

Я посмотрел этот фильм впервые и с большим интересом. И знаете, скажу откровенно, для меня этот фильм оказался открытием. Несмотря на то, что сюжет, казалось бы, не затейлив и очень прост, фильм потрясающе сильный, невероятно эмоциональный и яркий. Он просто завораживает, да настолько, что очень сложно уловить все тонкости, все детали, всю красоту этой картины. Я лично не ограничился одним просмотром — посмотрел дважды.

После повторного просмотра создалось полное ощущение того, что я в прямом смысле слова прикоснулся к настоящему искусству. Вроде бы фильм и чёрно-белый, и немой к тому же, но это ни в коей мере не помешало Довженко передать настроение, дух той эпохи без единого слова, да так, что это просто удивительным образом захватывает зрителя.

Фильм признан одним из лучших киношедевров той эпохи, и, даже на мой непрофессиональный взгляд, совершенно заслуженно. Великолепный, необычайно сильный и довольно смелый фильм. Смелый хотя бы тем, что Елена Максимова снялась в нескольких эпизодах совершенно обнажённой, а это, на секундочку, 1930 год! Это первый советский фильм с обнажённой натурой.

В общем, подводя итоги, скажу, что фильм нужно обязательно посмотреть, потому что его сложно пересказать и описать более-менее вразумительно. Лучше один раз увидеть, как говорится. Если не видели, посмотрите обязательно!

Источник

Земля

История создания фильма

Ф ильм «Земля» снимался в 1929 году и вышел на экраны в 1930-м, когда кампания по раскулачиванию, коллективизации индивидуального хозяйства и вовлечению крестьян в колхозы была в самом разгаре. Это был так называемый «год великого перелома», как его назвал сам Сталин. Именно его статья в газете «Правда» дала старт жесткой политике на местах, приведшей к разорению крестьянских хозяйств, голоду и бунтам.

Но пока год великого перелома еще только начался — Довженко отразил в фильме «Земля» собственное понимание коллективизации, высветив этот исторический процесс как прогрессивный шаг на пути к всеобщему равенству и братству всех сословий и народов.

Во время Великой Отечественной войны была сожжена дотла киевская квартира Довженко, и в этом пожаре погибли и все рабочие варианты картины, которые, правда, не вошли в основную версию фильма, но были очень дороги режиссеру. Погиб и первый вариант сценария. Уже после войны Александр Довженко решил восстановить первоначальный вариант по памяти и написал литературный сценарий, который был скорее похож на повесть, где уже известный сюжет он дополнил новыми подробностями и постарался объяснить читателям и зрителям суть того, что происходит на экране.

Работа над фильмом проходила на недавно созданной Киевской киностудии, которая впоследствии будет носить имя Довженко

Актерский состав

В картине снималось много замечательных артистов. На главную роль Василия Трубенко был утвержден актер Семен Свашенко. Надо сказать, что этот персонаж проходит через все фильмы трилогии. Также в фильме «Земля» снимался замечательный актер Степан Шкурат, который позже будет сниматься в фильме «Аэлита» и многих других.

Помимо профессиональных актеров, Довженко активно привлекал непрофессионалов. Съемки проходили на Полтавщине, в селе Яреськи на берегу реки Псёл, и очень много ролей — эпизодических, массовых — сыграли жители села. Александр Довженко искал «типаж» — именно он ввел в кинематограф это понятие. У него был типаж крестьянина, типаж кулака, типаж советского партработника и т. д. Интересно, что уже после окончания съемок жители села Яреськи предложили Довженко стать председателем колхоза.

Андрей Тарковский считал себя учеником выдающегося режиссера Александра Довженко. Кадры фильма «Земля», где под ветром колышется необъятное поле ржи, и вдохновили Тарковского на долгие операторские натюрморты и пейзажи во всех его киношедеврах, часто озвученных стихами отца.

Награды и призы

В 1930 году «Земля» была отмечена премией Национального совета кинокритиков США как лучший зарубежный фильм. В 1958 году на Всемирной выставке в Брюсселе лента вошла в десятку лучших фильмов за всю историю кинематографа.

Источник

Земля

В центре сюжета украинского фильма Земля — история обычной крестьянской семьи, которая жила в небольшой деревне. Советская власть понемногу занялась раскулачиванием состоятельных крестьян. Молодой активист Василий Турбенко убежден в том, что когда в селе появится новая современная сельскохозяйственная техника, со старой жизнью и нынешними порядками будет покончено. Его отец Опанас переживает за сына. Он предупреждает его о том, что ему нужно быть осторожным.

Упрямый парень не желает слушать отца. В только что созданный колхоз вскоре прибывают новые тракторы, и Василий на них лично перепахивает землю, стирая черту между частным и коллективным. Это вызывает бурю эмоций, негодования и протест среди местных жителей деревни. Разгорается острый конфликт, который оборачивается драматическими последствиями.

В 1930 году талантливый кинорежиссер Александр Довженко завершил работу над завершающей частью своей трилогии. Драма, над которой известный отечественный писатель и кинодраматург потрудился в качестве автора сценария и режиссера, оказалась самой успешной и известной его работой. Лента Земля стала одним из первых фильмов, снятых на Киевской киностудии. В современном мире многие называют его триумфом формы над содержанием.

Драма неоднократно занимала ведущие места в рейтингах кинолент двадцатого века. В Брюсселе-58 в результате международного опроса критиков фильм был назван в числе 12 лучших фильмов всех времен и народов. Кинолента была восстановлена в 1971 г. на киностудии «Мосфильм».

Источник

Земля / Земля (1930)

Другое название: «Земля» / «Earth» (международное англоязычное название).

Продолжительность 75 минут.

Режиссёр Александр Довженко.

Автор сценария Александр Довженко.

Композитор Лев Ревуцкий (без указания в титрах), Вячеслав Овчинников (в титрах как В. Овчинников, версия, восстановленная в 1971-м году), Александр Попов (1997).

Краткое содержание
Крестьянин-середняк Опанас Трубенко ( Степан Шкурат ) не очень одобряет сына Василя ( Семён Свашенко ), ставшего во главе комсомольцев-активистов, агитирующих земляков вступать в колхоз. Всё село сбегается посмотреть на чудо — прибытие первого трактора, который, несмотря на небольшие технические неполадки, производит неизгладимое впечатление своими возможностями. А ночью кулацкий отпрыск Хома Белоконь ( Пётр Масоха ) подло убивает тракториста Василя, идущего домой со свидания с любимой невестой Натальей ( Елена Максимова )…

Также в ролях: Юлия Солнцева (дочь Опанаса), Николай Надемский (Семён), Иван Франко (кулак Белоконь), Владимир Михайлов (священник), Павел Петрик (секретарь комсомольской ячейки), Павел Уманец (председатель сельсовета), Е. Бондина (молодая крестьянка), Лука Ляшенко (молодой кулак), Василий Красенко (Петро).

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 24.10.2013

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

«Земля» появилась на свет в тот момент, когда звук всё настойчивее покорял экран, оставшись в истории искусства в качестве «последнего великого фильма немого кинематографа», хотя характеристика Николая Лебедева 1 , разделяемая многими киноведами, всё-таки несправедлива по отношению к достижениям других отечественных мастеров (от Александра Медведкина до дебютанта Михаила Ромма). Завершая славную «Украинскую трилогию», Александр Довженко, вновь, как и в проникнутой болью и яростью повести о восстании рабочих завода «Арсенал», взявший на себя роль политического бойца, решился создать, по его собственным словам, первую картину о коллективизации, выступив маленьким предвозвестником этого исторического процесса. За основу взята простенькая фабула, которая сгодилась бы и для очередной агитационной короткометражки, призванной убедить в неоспоримых преимуществах коллективной жизни, ратующей за установление новых порядков в деревне, где по-прежнему неколебимы многовековые патриархальные устои. Сухой пересказ сюжета, хуже того, неизбежно вызовет в памяти выпад Михаила Шолохова, вложившего в романе «Поднятая целина» (первая часть, между прочим, писалась примерно тогда же, хотя и была опубликована позже, в 1932-м году) язвительную реплику в уста раскулачиваемого Нагульновым Титка: «Имущество забираете, да еще отрез последний? Кулак должен быть с отрезом, так про него в газетах пишут. Беспременно чтобы с отрезом. Я, может, им хлеб насущный добывать буду, а?» И сегодня способна, право, изрядно удивить острая полемика (её обстоятельно и всесторонне воссоздал, в частности, Александр Марьямов 2 ), развернувшаяся на допремьерных показах и вскоре – переместившаяся на страницы прессы, апогеем которой стал печально известный фельетон Демьяна Бедного «Философы», опубликованный в «Известиях» 4-го апреля 1930-го. Но я бы поостерёгся верить безапелляционным утверждениям западных – и прозападных – пропагандистов в том духе, что работа Александра Довженко подверглась надругательству со стороны цензуры: верх в дискуссии остался за сторонниками режиссёра, причём из числа не только коллег-кинематографистов, литераторов, журналистов, но и представителей крестьянских, рабочих, красноармейских, наконец, партийных организаций. Картина вышла в широкий прокат с несущественными купюрами – с изъятием «раблезианской» сцены, когда активисты остроумно выходят из курьёзного положения (с нетерпением ожидаемый односельчанами трактор заглох на полпути, поскольку в радиаторе не осталось воды), вспомнив, что накануне пили пиво, и с сокращением душераздирающих кадров, когда обнажённая Наталья в исступлении носится по хате, стеная об убитом женихе. Более того, без признания на Родине этого бесспорного достижения украинского и всего советского киноискусства, с гордостью демонстрировавшегося гостям, был бы невозможен успех за границей, тем более поразительный в свете угасания интереса к «великому немому». Было бы невозможно признание огромного значения произведения и его влияния, в частности, на итальянских неореалистов, от лица которых выступили Карло Лидзани и Массимо Мида (статья «Чему учит Довженко» опубликована в журнале «Иностранная литература», № 9 за 1957-й). Был бы невозможен триумф на Всемирной выставке в Брюсселе в 1958-м. А одним из многочисленных свидетельств того, что о «Земле» не забывают и поныне, служит эпизод в «Манхэттене» /1979/ Вуди Аллена, где его Айзек, нью-йоркский интеллектуал, выходит с сеанса именно этого шедевра.

Даже по формальным признакам ответ на вопрос о том, кем являлся Довженко (большевистским художником, далёким или близким попутчиком или же, напротив, хорошо замаскировавшимся классовым врагом), кажется очевидным. О какой недостаточной проработке социального конфликта, чуть ли не о политической безграмотности режиссёра-сценариста могла идти речь?! Сложно вообразить произведение более страстное, убеждающее в верности и – в хорошем смысле – неизбежности победы на селе «генеральной линии», если воспользоваться первым названием близкой по тематике постановки Сергея Эйзенштейна и Григория Александрова «Старое и новое» /1929/ 3 . В экономической и хозяйственной целесообразности объединения в колхозы и вместе с тем – в моральной правоте поборников обобществления крестьянских хозяйств, выступающих не просто орудием неумолимого, как бы ему ни сопротивлялись «кулаки да дурни», прогресса, но и выразителями чаяний народных масс, пусть и относящихся к новшествам с опаской и недоверием. Василь, подло застреленный, безвременно покинувший близких людей, остаётся (подобно персонажам того же Семёна Свашенко в «Звенигоре» /1928/ и «Арсенале» /1929/) навеки в сердцах сородичей живым олицетворением бескорыстного борца за высокую идею, мученика за правду и справедливость – и буквально на глазах мертвеет Хома, которому, готовому со стыда зарыться с головой в землю, и публичное признание в совершённом преступлении не поможет заслужить прощение. Батюшка из местного прихода, уязвлённый до глубины души «неслыханным» поступком Опанаса (устроить похороны сына по-новому, без попов и дьяков), насылающий проклятия на головы богохульников, бессилен против могучей коллективной воли, не склоняющейся перед смертью – взывающей к неиссякаемой, непрекращающейся, вечной жизни. В финале автор озвучивает, хочется сказать, ещё более смелую (ведь так называемая сплошная коллективизация началась, как считается, не раньше ноября 1929-го, то есть уже после окончания съёмок) надежду, обещая устами выступающего на траурном митинге оратора, что «полетит слава про нашего Василя по всему миру… как вон тот наш большевистский аэроплан!».

Впрочем, было бы опрометчиво заявлять, будто содержание фильма исчерпывается его социальной проблематикой. Даже такая историческая веха, как коллективизация представлена проявлением нового – частью нескончаемого и безостановочного процесса вечного самообновления природы, заснятой оператором Даниилом (Данилой) Демуцким с невыразимой нежностью. И хотя необязательно соглашаться с высказанным Марко Царинником (в исследовании «Мифопоэтическое видение Александра Довженко») предположением, что режиссёра интересовала не политика, а философия – вопросы бытия вообще, сложно не заметить, как конкретные события, включая небольшие бытовые зарисовки, печальные и радостные, получают расширительное звучание. Своим масштабом экранные перипетии вызывают в памяти отголоски древних мифов (в частности, поучительные сказания об Икаре или Прометее), а марксистко-ленинский подход на удивление органично и… красиво сочетается с «биологическим», «пантеистическим» началом. Чего только стоит многозначное название!

Земля – это почва, придающая силы родная почва, без которой нет жизни ничему. Её обработка на тракторе и косьба, сбор зерна и выпечка хлеба исполнены загадочности и торжественности, представая священным обрядом (нет ли здесь прямого влияния на пролог «Листопада» /1968/ Отара Иоселиани?), особого рода таинством, недоступным человеку извне. Эту землю с раскинувшимися на ней яблонями, с подсолнухами (кадры ещё не раз возникнут на экране и стараниями менее одарённых последователей, к сожалению, превратятся в клише) нельзя не любить, не стремиться улучшать, преображать ежечасно, ежеминутно.

Но земля также суть само естество, одновременно дарующее человеку жизнь и служащее его последним пристанищем, как это ёмко и глубоко символично выражено в незабываемых вступительных кадрах, когда тихонькая смерть деда Семёна, покидающего бренный мир в безмятежности, отведав напоследок любимых яблок, сменяется рождением ребёнка. Домом земля станет и убитому Василю, ибо, по мысли авторов, человек не получает шанса на загробную жизнь (в соответствии с христианскими канонами), но, изначально являясь частицей земли, после кончины как бы растворяется не только среди живых, оставаясь в людской памяти, но и в природе.

Кроме того, земля – обитель всего человечества, пристанище живых существ. Прибежище, которое связывает людей незримыми нитями, объединяет в дружную и многочисленную коммуну-семью, а не противопоставляет друг другу обособленных индивидов, как постулировал идеолог «гражданского общества» Томас Гоббс. Идея колхоза и помимо социальной, экономической, политической составляющих служила благому делу сплочения человека, позволяя влить новое вино в старые мехи – обратиться к глубинным идеалам общинного уклада, пытающегося найти способы сохранения самости в бурном XX веке.

Наконец, Земля и даже её крупица, небольшое украинское село, – часть Вселенной. Жаль, что мастеру не удалось впоследствии, спустя четверть века (примерно тогда же, когда был опубликован литературный сценарий его, бесспорно, лучшего детища), осуществить интереснейший замысел фильма о полёте человека второй половины столетия в космос. Движение сюжета задумывавшейся фантастической эпопеи о выходе людей за пределы собственной колыбели режиссёр описывал так: «Земля – Марс – возможно, ещё одна планета – Земля». Охотно верю тому, что будто бы сам Юрий Гагарин назвал «первым космонавтом» именно Александра Довженко, а не, допустим, авторов научно-популярного «Космического рейса» /1935/. Впрочем, в какой-то мере идеи выдающегося творца сумел реализовать в «Солярисе» /1972/ Андрей Тарковский, на которого образность (достаточно вспомнить лошадей в поле, наливные яблоки, орошаемые дождём поля и пастбища и, конечно, завораживающий, непривычно долгий план похорон Василя, перемежающийся тревожными кадрами) предшественника и учителя оказала плодотворное воздействие. И подобно тому, как Земля находится в беспрерывном вращении, в безостановочном движении и развитии, фильм кажется непостижимым до конца, раскрываясь новыми смыслами тем охотнее, чем настойчивее и уважительнее оказывается сам зритель.

__________
1 – Лебедев Н.А. Очерки истории кино СССР. Немое кино: 1918 – 1934. Глава 6. Закат немого кино (1930-1935). – М.: Искусство, 1965.
2 – Марьямов А. Жизнь замечательных людей. Довженко. – М.: изд-во ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1968. – С. 200-205.
3 – К слову, высоко оценённой Александром Петровичем, невзирая на разительно иной подход к той же теме и вполне справедливые критические замечания.

Прим.: рецензия публикуется впервые

Материалы о фильме (только тексты)

Источник